Газета «Наше Дело»
Газета «Наше Дело»
г. Одесса, ул. Б. Арнаутская, 72/74, каб. 1201.
Телефон: (048) 777–09–56

Дела Одесские

Старая песня о главном

Одесситы давно спорят, читают ли депутаты проекты собственных решений или голосуют так, не глядя. Убедиться в скрупулезности и придирчивости слуг народа можно было на предыдущей сессии, когда в проекте «Программы развития образования города на 2006—2010 гг.» удалось обнаружить один искусно замаскированный пункт. Согласно таковому минимум сорок одесских школ подверглись бы ползучей украинизации. Депутаты пожевали, пожевали эту пилюлю, да и выплюнули. Послали, короче говоря, исполкомовских чиновников куда подальше.

Но Гурвиц не был бы Гурвицем, если бы не побрезговал аккуратно соскрести слизкий плевок с пола, упаковать его в новенькую и, на первый взгляд, привлекательную обертку, чтобы всеми правдами и неправдами пропихнуть упомянутый проект на следующей сессии.

И вот она начала свою работу. Повестка дня внешне подозрений не вызывала. Правда, в довольно укомплектованном (61 наименование) предпоследнем блоке вопросов «О создании, ликвидации, изменении наименования, утверждения уставов коммунальных предприятий, учреждений, их деятельности» было обнаружено без малого 40 пунктов с ключевым словом «школа».

Здравомыслящих депутатов, конечно же, стало лихорадить в догадках: а что же это вы нам подсовываете? Уж не снова ли украинизацию? Начальник управления образования Наталья Савельева, как всегда, была невозмутима: «Что вы, что вы, как можно!» Дескать, в уставы перечисленных учебных заведений нужно просто внести кой-какие поправочки. Всего и делов-то. Ну, к примеру, названия школ поменять. По сути дела, пустяки, чистая формальность. Но депутаты не унимались: «Что за уставы такие? А ну, покажите! И почему нам не предоставили ознакомиться с ними заранее? Вот почитаем, а потом как-нибудь проголосуем».

Чиновники стали упираться. Мол, откладывать до следующей сессии этот вопрос нельзя. Никоим образом! Вопрос же важный. Можно сказать, даже очень. Если, видите ли, прямо сейчас все не бросить и не поменять название той или иной СШ, дети… не смогут получить аттестаты об образовании. Будут скандалы! И ничего, что до конца учебного года пока далеко, как до Марса. Документы в министерство образования гурвицоиды должны были подать чуть ли не вчера. А посему вы, дорогие избранники, не говорите нам глупости, а голосуйте! Для пущей убедительности исполкомовцы сослались на случайно затесавшуюся в списке гимназию №7, которая одна из первых в городе перешла на украинский язык обучения, так что второй раз переводить ее на «державну мову», вроде, и нужды нет. И остальные школы, следовательно, тоже. В общем, чудеса эквилибристики!

Увы! Депутаты, словно сговорившись, упрямо требовали устав. Чего это, мол, господа гурвицоиды, вы здесь так перед нами извиваетесь? Дайте ознакомиться с бумагой хотя бы мельком, во время перерыва. И додавили. Требование было удовлетворено. А затем…

Комиссия по науке и образованию, возглавляемая Лидией Голубенко, вопреки ожиданиям, довольно въедливо изучила объемный проект нового школьного устава. И, конечно же, обнаружила подвох касательно языка обучения. Вопрос, понятно, тут же сняли с голосования. Но шуму-то было! «Эдуард Иосифович, позвольте, а не хотите ли вы нам объяснить, как так получилось?»

Гурвиц скромно потупил глазки: «Это очень непйиятный эпизод, но зйого умысла не было! Честное слово! Я ничего не знаю! Мне сказали, что это касается только изменения названия! Я найду виновного, и он обязательно будет наказан!»

Муссировать эту тему дальше депутаты не стали. Выбросили проект в мусорник — и все тут. Время уже было позднее, не все вопросы удалось рассмотреть.

Вот такая история. Интересно, последняя ли это попытка украинизировать одесские школы? Думаю, нет. Мусорная корзина — известно, емкость неглубокая. При должном опыте отыскать в ней «нужную» вещь труда не составит.

Автор: Алина Леманн