Газета «Наше Дело»
Газета «Наше Дело»
г. Одесса, ул. Б. Арнаутская, 72/74, каб. 1201.
Телефон: (048) 777–09–56

Дела позорные

Украина: стратегия самоуничтожения

Шашель безыдейных конфликтов

Казалось бы, отсутствие идеологии у ведущих украинских партий и декларативная идеология партий меньшего калибра создают уникальное поле для нахождения компромиссов между политическими силами.

Казалось бы, сравнимый имущественный ценз (за исключением Ахметова) ключевых депутатов трех крупнейших фракций позволяет обозначить общие проблемы и найти общие пути их решения. Тем не менее ни подписанный политический Универсал, ни потенциальный бизнесовый в стране не работают. Слово «конфликтность» стало определяющим при характеристике не только отношений между политическими силами и ветвями власти. Зачастую противостояние раздирает и сами партии.

С недоумением население наблюдает за борьбой, которая идет между президентом и премьером в межклеточном конституционном пространстве.

Около 70 глав администраций различного уровня на сегодняшний день имеют официально выраженное недоверие территориальных советов.

В не меньшей степени обострено и межличностное противостояние. Каждое новое назначение, даже умного и сильного человека, в противоборствующих лагерях Ющенко и Януковича ничуть не увеличивает кадровый потенциал власти в целом, не создает критическую массу здорового государственного менеджмента, скорее наоборот — работает на самоуничтожение.

При назначении на различные посты наравне с интеллектуальными требованиями учитывается и такой критерий, как способность «обнулить» оппонента: Яценюк против Азарова, Гайдук против Януковича, Зинченко против «любих друзів», Грищенко и Орел против Тарасюка, Толубко и Стеценко против Гриценко. Все в разной степени, но неглупые люди призваны умножать друг друга на ноль, концентрируясь на противодействии. А умножать на результат не пробовали? Боремся за что? Социально и государственно значимый ответ на этот вопрос сформулирован далеко не всеми из вышеперечисленного ряда. Но это не снижает накала страстей: «Да ты козел! Я — козел? Ты — козел. Я — козел? Нет, ты даже на козла не похож. Я не похож?!»… А все потому, что лидеры команд не сформулировали иных задач, нежели сохранение и приумножение территории их личной власти.

Тотальное недоверие между основными политическими игроками, ситуативные политические союзы с неизменным предательством в счастливом конце сказки о единстве, закулисные переговоры всех со всеми и театральное противостояние политиков на дискуссионных телевизионных площадках обрекают общество на перманентное созерцание бесполезной возни в верхах.

Шашель безыдейных конфликтов подтачивает не только основы государства — он тихонько грызет сами партии и органы власти.

Но если о примерах последнего мы поговорим чуть ниже, то несколько слов о внутреннем напряжении в отдельных партиях молвим сейчас.

Возьмем легендарно-монолитные «Регионы». Во-первых, водораздел между безыдейно богатой и идейной, но бедной частями партии становится все заметнее. Во-вторых, насупленные «региональные» элиты тех областей, что не менее Донецкой активно поддержали Януковича, смирились со своим непопаданием в центральную власть и после полуторагодичного застоя решили развернуться в пределах малых родин. Ага, щас! Порты, заводы, земли — все самое вкусное, до чего, казалось, рукой подать, призвано попасть в более надежные руки. В-третьих, Партия регионов в силу объективных и субъективных обстоятельств неизбежно попадет в зону электоральных бурь. Приседая перед Кремлем, лидеры партии даже не позаботились о том, чтобы объяснить населению, из-за кого в стране растут цены на газ и тарифы. В результате половина украинцев в своих материальных проблемах уже сейчас винит действующее правительство. И, наконец, в-четвертых, Ринат Ахметов и Виктор Янукович на нынешнем этапе расходятся в стратегическом вопросе — в какой форме в будущем «Регионы» должны будут удержать власть. Ахметов, выдавший определенные обязательства Виктору Ющенко, недоволен тем, что в теплую ванную президента Янукович своими заявлениями систематически подливает кипяток.

Но не это главное. Источники в ПР ведают о том, что Янукович крепко держится за мысль стать хозяином страны, получив путем конституционных преобразований полномочия Леонида Кучмы. Ахметов же, в свою очередь, с одной стороны, не верит в то, что Янукович гарантированно сможет стать президентом. А с другой — абсолютно в этом не заинтересован. Ибо одно дело — иметь премьера, зависящего от партии и парламентского большинства, и совсем другое — быть бизнесменом, зависящим от президента Януковича с царскими полномочиями.

Одним словом, у Партии регионов много «разноскоростных» проблем, пока не вышедших на публичный уровень, но от этого не менее опасных для самой организации. Кто этим может воспользоваться? Ответ: на данном этапе — никто. Ни «Наша Украина», представляющая собой либо невнятное движение неприсоединения, либо корм для БЮТа и «Регионов». Ни президент, сконцентрировавшийся на обороне и не сформулировавший цели наступления. Ни БЮТ, паразитирующий на исчерпывающемся креативном и нервном ресурсе Тимошенко.

Однако, возможно, оппоненты «Регионов» не ставят перед собой цели ослабить соперника? Благородно. Тогда возникает вопрос о нахождении точек соприкосновения, совместного решения задач, связанных с защитой национальных интересов и интересов граждан, первейший из которых — зарыть ров между электоральными группами. От какой из политических сил исходила инициатива, способная обозначить качественное решение этой проблемы? От правительства? От оппозиции? Или мы должны считать такими азбучные и засаленные тезисы Универсала?

Существующий на сегодняшний день уровень конфликтности между премьером и президентом, между премьером и Верховной Радой (ведь многие значимые решения без голосов БЮТа и «Нашей Украины» Янукович в парламенте просто не провел бы. А если «Наша Украина» окончательно выпадет из коалиционного процесса, то левые себя в танцах покажут — будь здоров!); потенциальное развитие конфликтов между президентом и «Нашей Украиной», президентом и Юлией Тимошенко, правительством и той частью Украины, где на местных выборах победили БЮТ и «НУ»; губернаторами и политически враждебными к ним Радами, властью и обществом в целом — не позволяет надеяться на эффективную работу политикума, системное развитие страны.

Неадекватность

А теперь давайте зададимся вопросом: из-за чего происходят конфликты, имеющие место в политических силах и между ними, какова их общественно значимая цель и почва? Очевидно, что одной из целей является борьба за административный ресурс, количество которого прямо пропорционально откушенному ресурсу бизнесовому. Чем больше полномочий, желательно бесконтрольных, тем богаче и чиновничья, и партийная касса. Вторая цель — унизить соперника в глазах электората. Тоже цель понятная и вечная как мир. А дальше? Где идеи, оправдывающие ожесточенное противостояние?

Где свежие мысли? Где системное видение? Где общественно значимые целеполагания и ориентиры? Какая из политических сил удосужилась сформулировать внятную и понятную программу, которую можно было бы ассоциировать с прорывом? Какая из политических сил заставила думать, что она не бедна идеями, не бедна менеджерами, не бедна сознательными и ответственными лидерами? Любая пресс-конференция премьера и президента по приезде в регион начинается и заканчивается вопросами контрассигнации, неподписанных указов, отставками министров и т.д. Почему страна вместе с политикумом должна жить этим вошканьем, вместо того чтобы обсуждать принципиальные и важные для общества вопросы?

Сами же политические силы порой не просто не в состоянии сформулировать свое отношение к тем или иным событиям — они, в силу примитивности и местечковости своего мышления, даже не задумываются над тем, что то или иное событие требует их реакции. Ввиду отсутствия внятной внутренней и внешней политики Украина превращается в глухую мировую провинцию. И этому, в первую очередь, способствует туннельное зрение лидеров политических сил и их команд. Какая партия, кроме «Нашей Украины», сделала внятное заявление относительно грузино-российских событий? Это нас не касается?

Тут вот Николай Томенко упрекнул власть за то, что она до сих пор не определилась со своей позицией в отношении конфликта. А крупнейшая оппозиционная партия определилась и сделала заявление? БЮТ, правда, спустя два дня после убийства Анны Политковской вывесил на сайте Юлии Тимошенко соответствующее заявление. А где заявления других политических сил? Для «Регионов» Калашникова это не повод? А Александр Мороз уже «не переймається» убийствами журналистов?

Почему Ширак по этому поводу делает заявление, а Виктор Ющенко — нет? Об испытании ядерного оружия Северной Кореей я уже не говорю. Были бы мы Венгрией или Чехией, ладно. Однако Украина — страна, добровольно отказавшаяся от третьего в мире ядерного арсенала. Но разве нас интересует, что происходит в окружающем мире? Мы боремся за отмену депутатских льгот, за отставку губернаторов, мы ищем среди врагов союзников по отмене конституционной реформы. Какая Грузия, какая Политковская, какая Корея?

Политикум вообще охватила эпидемия геростратовщины и безответственности. Одним своим заявлением по НАТО в Брюсселе Виктор Янукович перечеркнул работу нескольких «поколений» президентов, министров иностранных дел и обороны. Допустим, премьер не хочет в НАТО (хотя на самом деле ему абсолютно все равно, но в игрища с электоратом играть надо — планы у него большие). Позиция Януковича и антикризисной коалиции была бы ясна, если было бы заявлено: «Украина самостоятельно обеспечит свою безопасность. Для этого мы резко увеличиваем расходную статью бюджета, предназначенную на развитие Вооруженных сил, ибо опираться в вопросе защиты Родины мы можем только на себя». Что-то я такого не слышал. Оборонный бюджет, наоборот, урезается. Тогда что предлагается взамен разрушениям?

В чем вообще цель? Вот мне хочется понять, какую задачу, понятную для населения, те или иные политики перед собой ставят: «В 2007-м убьем «тень» — увеличим бюджет в два раза!», «Пятилетку за четыре года!», «К 2010 году всех нуждающихся обеспечим социальным жильем!»? В чем состоит социальное предложение, где ответственные, где установленные сроки? «Бандитам — тюрьмы!», а «Тюрьме народов — русский язык!» — лозунги манипулятивные и безответственные, позволяющие лишь паразитировать на инстинктах, но не мобилизующие общество на системные и результативные изменения. Тем не менее эти лозунги продолжают эксплуатироваться, отвлекая на себя внимание общества от реальных проблем в экономике, судебной сфере, внешней политике и внутреннем бизнесе.

Возьмем другой пример политической безответственности — ВТО. И Ющенко, и Тимошенко, и Ехануров, и Янукович заявляли о приоритетности вступления Украины в эту организацию. Причем быстрого вступления, а не, как заявляет Мороз, «синхронизированного с Россией». А почему до сих пор ни правительство, ни президент, ни депутаты не внесли на рассмотрение парламента необходимую двадцатку законов? Вот он, консенсус, рядом! Он возможен. Но почему это никого не интересует? Потому что социалисты и коммунисты против? Этого достаточно, чтобы отказаться от стратегического решения?

Отдельного слова заслуживает оппозиция, вернее, обе оппозиции: «Тимошенко + два Винских» и «Безсмертный + два «пээрписта». Во-первых, их отношения между собой вызывают гомерический смех у тех, у кого еще не вызвали глубокого раздражения. Во-вторых, совершенно очевидна растерянность обоих оппозиционных крыльев. В «НУ» только сейчас приступили к выработке плана действий в оппозиции. Хотя готовиться к подобному исходу нужно было уже полгода назад. От БЮТа же, по сути, за это время проистекло три инициативы. Первая — не реализуемая — отправить правительство Януковича в отставку из-за того, что сессия не успела лишить министров депутатских мандатов. Вторая — чрезвычайно «актуальная» — связана с ограничением депутатских льгот. И третья — на этот раз весьма дельная — призванная высветить манипуляции с необоснованно радикальным повышением цен на отечественный газ.

При этом члены партии шепотом рассказывают о том, кто намеревается приватизировать инфраструктуру одесских портов; кто производит манипуляции с финпланом «Укртелекома»; кто требует отката при возмещении НДС, и т.д., и т.п. Ну, и? Чего же шепотом? Тимошенко может медлить с определением стратегии: досрочные выборы, ситуативный союз с «Регионами» ради отмены реформы, использование социальных настроений и т.д. Это ее право как партийного стратега. Но кто отменял обязанность оппозиции быть ежедневным контролером действий всех ветвей власти?

Что касается власти, то тут налицо кадровое несоответствие тем целям, которые теоретически должны стоять перед страной. Перекосы действующей Конституции — далеко не единственная проблема, превращающая украинскую власть в низкоэффективную систему. Уже сейчас ясно, что надежда на то, что единственным плюсом от прихода «регионалов» к власти станет восстановление ее хребта, не оправдалась. Потому что единственный инструмент, который они прикатили с собой, — это бульдозер, расчищающий кадровые площадки (которые, кстати, без судебного боя сдали десятки заместителей министров, сотни начальников управлений и департаментов помаранчевого набора). И кого высадили из бульдозера?

Совершенно верно: как правило, либо хорошо сохранившихся в нафталине специалистов, либо людей, знающих ровно 400 способов добычи денег при помощи паяльника. Посмотрев на попытки Виктора Ющенко сконцентрировать на Банковой яйцеголовых, Виктор Федорович (осторожно предположу, что с подачи Сергея Левочкина) решил сконцентрировать интеллект своих в институте советников. Но отличие президента от премьера состоит в том, что президент, в силу обрезанных кадровых возможностей, вынужден расставлять по три слона на тумбочку. А что мешает Виктору Федоровичу, отдающему себе отчет в не самом сильном интеллектуальном потенциале своей команды, перегруппировать кадры? При таком отношении к делу любой интеллектуальный концентрат имеет такие же шансы быть адекватно использованным, как и очки в известной басне. Причем многие акционеры Партии регионов это понимают. Но что это меняет?

Непрозрачность

Требовать от политических сил, чтобы они жили кишками наружу, стриптизируясь перед обществом, информируя его обо всех своих внутренних проблемах и межпартийных переговорах, безусловно, глупо. Должна быть в партии какая-то загадка. Равно как и во власти — гостайна. Однако когда речь заходит о принятии государственных и общественно значимых решений, действовать должны механизмы как внутривластного, так и общественного контроля. Новая же власть демонстрирует все большую тенденцию к закрытости. И речь идет не только о том, что практически на каждый Кабмин выносятся документы, неведомо кем подготовленные и ни с кем предварительно не согласованные (например, обращение в Конституционный суд по поводу снятия губернаторов, сомнительные кадровые предложения на материально ответственные должности в сфере недвижимости), либо вообще без Кабмина принимаются кадровые решения, начиная от первой сотни, заканчивая утверждением Андрея Деркача на НАЭК «Энергоатом».

Антикризисная коалиция, и в первую очередь ее флагман — Партия регионов, либо создала, либо заканчивает создание ряда нетрадиционных «Свободных (от контроля) экономических зон». Судите сами: в финансовой сфере Николай Азаров является первым вице-премьером и министром финансов. При этом политическая сила, представленная им, посадила своего человека на КРУ, налоговую, таможню, казначейство и парламентский бюджетный комитет. Счетная палата во главе с непотопляемым Валентином Симоненко выказывает всяческое желание быть полезной новой власти. Татьяна Корнякова — исключительно полезна и готова к действию по команде того же Азарова в Генпрокуратуре.

Отсюда риторический вопрос: кто способен проконтролировать многомиллиардные бюджетные потоки? Никто — ни власть, ни оппозиция, ни общество. Может только один Азаров. Добавим к этому абсолютный волюнтаризм Николая Яновича, вслепую вырезающего из финансового тела любого министерства нужный ему кусок средств. Без объяснений для чего, без обсуждений на Кабмине, без согласования с министрами и вне зависимости от политического цвета главы ведомства.

Правда, в данной сфере существует некий внутренний контроль: Янукович не дал Азарову возможности поставить Ярошенко во главе налоговой, а нейтрального Брезвина обсадил лично преданными Януковичу людьми. Может быть, в связи с этим в украинской финансовой сфере возникло ноу-хау: налоговая готовит документы на возвращение НДС, направляет их в казначейство… и получает отказ. Но рассчитывать обществу на то, что слежка единомышленников друг за другом сделает финансовые действия власти в «свободной зоне» финансовых потоков более прозрачными и эффективными, вряд ли стоит: ворон ворону если глаз и выклюет, то с синичками не поделится.

Другой пример — ТЭК. В исполнительной власти вертикаль замкнута: Клюев, Бойко, Шелудченко. В профильном парламентском комитете, возглавляемом «нашеукраинцем» Николаем Мартыненко, большинство за антикризисной коалицией. Но при этом у меня нет оснований утверждать, что вице-премьер по ТЭКу и глава НАК «Нафтогаз» в курсе всех значимых обстоятельств переговоров, проводимых Юрием Бойко с российским «Газпромом». Более того, доложу вам, вопреки всем нормативным актам, определяющим проведение любых международных переговоров представителями Кабинета министров, в дела Бойко не посвящены ни МИД, обязанный выдавать директивы к каждому раунду переговоров; ни Минюст, призванный отслеживать юридическую грамотность готовящихся к подписанию документов; ни посол Украины в РФ, обязанный либо лично присутствовать на переговорах, либо направлять туда представителей посольства.

Поэтому сегодня никто не знает, чем Украина заплатит за газ по 130 долл. Никто не понимает, почему Украина, как утверждает Бойко, должна доказать свою договороспособность, выдерживая обещание не поднимать в течение пяти лет транзитную ставку. При этом министр даже не заикается о том, что при создании СП «УкрГазЭнерго» компания «РосУкрЭнерго» обязалась поставлять газ нашей стране по 95 долл. в течение тех же пяти лет…Кстати, обратите внимание: почему ни одна политическая сила, условно либо официально оппозиционная, не поднимает этот вопрос? Может, одни собственно Ивченко стесняются, а другие, как и в прошлом году, только на этот раз уже при участии Медведчука, пытаются о чем-то дотереться с Кремлем?

Пока внутри ТЭКовской СЭЗ рассчитывать можно только на внутренний контроль, проистекающий от личного противостояния уполномоченных властью игроков. Клюева нервирует отраслевая кадровая экспансия Бойко, а Шелудченко просто не хочет, чтобы его держали главой НАКа в польском преферансе, отдавая себе отчет в том, что стратегическая цель Юрия Бойко и Игоря Воронина — умерщвление НАКа и передача его функций в, скажем так, более частные и контролируемые структуры. Внутренний кризис назрел и разразился категорическим требованием Владимира Шелудченко к Игорю Воронину писать заявление об отставке как с поста заместителя главы НАК «Нафтогаз», так и с поста председателя правления «УкрГазЭнерго».

Данные действия, по информации «ЗН», согласованы с Виктором Януковичем. Однако не согласованы с Москвой, крайне заинтересованной в сохранении своего человека на этих постах. Чем закончится противостояние персоналий — предсказать сложно. Но еще сложнее сказать, за что борются: за спасение НАКа как инструмента обеспечения национальной энергетической безопасности либо за спасение НАКа как инструмента персонального заработка? Где определяют кадровую политику украинского энергосектора — на Грушевского или на Красной площади? Будут ли НАКом и премьером предприняты дальнейшие логичные шаги — изменение схемы поставки газа на Украину? Последует ли обращение в Антимонопольный комитет в отношении «УкрГазЭнерго», поставляющего на рынок Украины не пять миллиардов кубов газа, как это было при рассмотрении вопроса Костусевым, а десятки миллиардов кубов? Будут ли сняты с ручника следователи Генпрокуратуры, напичканные зафиксированными фактами нарушений в НАК «Нафтогазе» времен Ивченко, или будем для себя схемы беречь? Внятных ответов на эти и многие другие вопросы нет. Равно как и попыток переломить ситуацию в энергетической сфере, сделав ее прозрачной.

Такая же тяга к замкнутому циклу образовалась и в Фонде госимущества. Организации, провалившей приватизацию-2006, нарезали неподъемные для Валентины Семенюк задачи на 2007 год. Но, кроме заводов и пароходов, ряд влиятельных представителей антикризисной коалиции, утирая слюну, настаивают на передаче Фонду реализации всей недвижимости, принадлежащей различным ведомствам. Почему бы нет? На сегодняшний день ФГИ: а) определяет методику оценивания недвижимости и условий ее аренды; б) собственным решением наделяет конкретные частные компании правом эту оценку осуществлять, а теперь еще рассчитывает самостоятельно распоряжаться недвижимостью вместе с землей и ее реализацией. Еще один замкнутый от контроля цикл. Красота.

Список примеров можно продолжить. Но и вышесказанного достаточно для того, чтобы сложилось впечатление: новая власть не имеет ни малейшего намерения делать более прозрачной работу сфер, находящихся в зоне самых высоких коррупционных рисков, а оппозиция, в свою очередь, пока ничем не доказала своей готовности контролировать происходящее в этих сферах, не сформулировав настойчиво, внятно и публично вопросы, на которые представителям власти, при все еще сохраняющейся свободе слова, пришлось бы отвечать.

Что виной и кому делать?

«Каштанка кричала во сне, ей приснился кошмар». Этот перл из школьного сочинения как нельзя лучше характеризует происходящее с украинской политической верхушкой. Две предвыборные кампании и две смены власти за полтора года не дают возможности одним остановиться и играть в длинную, другим почувствовать себя уверенно и делами, а не аутотренингом убеждать себя и общество в том, что новая власть пришла надолго. Отсутствие четких приоритетов (кроме коммерческих и карьерных); принципиальность в форме кубика Рубика; неспособность выписать внятную социально-экономическую и внешнеполитическую программу действий; попытки скоропалительно заменить эти программы компиляциями, неспособными обеспечить интересы общества, зато способными законодательно ослабить позиции оппонентов, — все это не причины затянувшегося пребывания Украины в опасной точке бифуркации. На мой субъективный взгляд, это следствие… ротации политикума.

Кравчук, Кучма, Фокин, Масол, Горбулин и многие другие политики, принадлежащие к их поколению, оставили свой, в разной степени качественный след в построении здания украинского государства. Эти люди были сформированы советской системой, и некоторые из них, получив доступ к распределению потоков и благ, способствовали асоциализации распределительной системы. Но в той, советской, жизни они стали не липовыми кандидатами, докторами наук, Героями соцтруда, директорами, лауреатами государственных премий, а главное — они усвоили, что такое интересы государства, порой задумывались над тем, что такое национальные интересы, и на огрызках времени старались уделять внимание минимальным общественным интересам.

Именно поэтому, когда ларчик с кормом открылся и экономика страны пошла в приватный разнос, большинство представителей старой школы позаботилось о себе, но при этом они периодически вспоминали и о государстве. Упреждая обвинения в том, что автор зовет к кучмизму, замечу: не зову. Просто констатирую смену поколений и, к сожалению, как следствие, смену проблем.

Поколение, которое пришло к власти сейчас, поколение сорока-сорокапятилетних, свои жизненные университеты проходило на рынках «Юность» и «Озерка». Получив без предварительной подготовки доступ к теневой сфере распределения, эти люди (в большинстве своем) сформировались как талантливые бизнесмены, создавшие свой капитал, по сути, обирая страну и общество. Этот класс должен был сформироваться. Таковы законы жанра. Мог ли он сформироваться по-другому — не вопрос сегодняшнего обсуждения. Миллионеры и миллиардеры в стране есть, и теперь уже их класс обеспечивает работой на своих предприятиях и в своих структурах миллионы украинских граждан. И пусть бы себе обеспечивал.

Но эти люди попали во власть: законодательную, исполнительную, президентскую. И когда они туда пришли, вне зависимости от цвета знамени, оказалось, что подавляющее большинство этих людей не в состоянии сформулировать, что такое национальный интерес, что такое государственный интерес, что такое общественный интерес.

Отлично они знают одно: что такое интерес частный. Тогда каким образом они могут защищать не частные интересы? Это не поколение «Х», страдавшее неприкаянностью и зависшее между миром совка и тем миром, что открылся после поднятия железного занавеса. Это поколение, не мучающееся поисками ответа на вопрос «Кто мы?». Это поколение «$». Оно имеет право на жизнь.

Более того, благодаря работе их структур и предприятий мы сидим в кафе и ресторанах, покупаем квартиры и чудесные отечественные продукты питания, мы получаем качественные услуги в химчистках и не ходим все в одинаковых ангорских кофточках. Страна во многом выживает за счет частного бизнеса. Но парадокс состоит в том, что выживание это пока происходит вопреки тому, что владельцы предприятий, чьи товары и услуги мы потребляем, сидят в советах и властях всех уровней, создавая там основной тормоз для развития страны! Эти люди в своем большинстве не пригодны для власти. Но избавиться от них на данном этапе не представляется никакой возможности. Поэтому смена власти не избавит общество от созерцания ее непрозрачности, конфликтности, неадекватности. Потому что людей, кожей чувствующих частный интерес, превеликое множество и в «Регионах», и в «Нашей Украине», и в БЮТе.

Способны ли досрочные выборы изменить эту ситуацию? Способен ли этот политикум изменить правила игры, усовершенствовав Конституцию? Какой она должна быть? Способны ли они найти консенсус в поисках схемы изменения Основного Закона? Что должно произойти для того, чтобы общество ощутило реальную надежду на разумное и прогрессивное руководство страной? Станет ли панацеей поиск новых людей, о необходимости которого давно говорила пресса, а сейчас стали задумываться и партийные боссы? Как их искать?

Поиск ответов на эти вопросы в большей или меньшей степени занимает и политикум, и общество в целом. Пока верных рецептов нет. Мы будем благодарны нашим читателям и авторам, если они предложат свои варианты ответов на эти вопросы. Ибо каждый день приносит новые доказательства несостоятельности и незрелости украинской политической верхушки. Каждый день делает Украину слабее и незащищеннее. Поэтому выход из замкнутого круга, сложившегося в систему самоуничтожения, необходимо искать всем миром. Особенно в той ситуации, когда призванные это делать по должности расписываются в своей несостоятельности.

Автор: Евгений Собянин