Газета «Наше Дело»
Газета «Наше Дело»
г. Одесса, ул. Б. Арнаутская, 72/74, каб. 1201.
Телефон: (048) 777–09–56

Дела заграничные

Холокост как удачный гешефт. Часть III

Холокост как удачный гешефт. Часть II

На борту «Патрии» было без малого 2 тысячи беженцев, в основном евреев из Чехословакии и Германии, она стояла в Хайфском порту в ноябре 1940 года перед отправкой на остров Маврикий. Англия, суверен Палестины, не могла впустить такое количество нелегальных иммигрантов вопреки воле народа Палестины, но не хотела и погибели евреев — поэтому она решила депортировать беженцев на остров в Индийском океане до конца войны. Но командование «Хаганы», нелегальной еврейской организации боевиков, впоследствии израильской армии, решило сорвать высылку, а для этого произвести взрыв мины на борту «Патрии». Решение было одобрено «министром иностранных дел» еврейской общины Палестины Чертоком-Шаретом, отвечал за исполнение Шаул Авигур, впоследствии один из руководителей израильской разведки. Меир Мардор подложил мину в днище корабля, и она взорвалась около 9 часов утра. Судно утонуло в течение 10—15 минут и с ним — 250 беженцев.

Если бы не ряд случайных факторов, жертв было бы еще больше: «Хагана» хотела взорвать куда большую мину, но порт охранялся, и большую мину не смогли доставить к борту «Патрии». Не удалось им подорвать мину и глубокой ночью — иначе, наверно, и уцелевших не было бы. Бейт Цви пишет: «Из соображений национальной солидарности противники этой акции молчали», даже когда сионисты пытались свалить вину на... англичан, самоотверженно спасавших пассажиров «Патрии».

Точная судьба «Струмы» неизвестна, потому что уцелел только один человек, но Бейт Цви считает, что и тут диверсия весьма вероятна (в наши дни обычно говорят, что ее по ошибке торпедировала советская подлодка). Сионистское руководство спокойно отнеслось к гибели беженцев «Патрии». «Их жертва не напрасна», — сказал Элиягу Голомб. «День (депортации беженцев с) «Атлантика» был для меня чернее дня (гибели беженцев) «Патрии», — добавил он, четко выразив кредо сионизма: пусть лучше евреи погибнут, если уж нельзя их привезти в Израиль.

Бейт Цви рассказывает о попытке религиозного ортодоксального еврейства Америки в октябре 1943 года повлиять на президента Рузвельта и Вашингтон, чтобы добиться помощи и спасения гибнущих евреев Европы. Эта попытка была сорвана сионистами, добившимися того, что Рузвельт не принял делегацию.

Бейт Цви взялся за свою книгу в 1975 году под влиянием более злободневных событий. В то время Израиль и сионистский истеблишмент требовали закрыть ворота Америки перед эмигрировавшими советскими евреями, чего они добились только в октябре 1989 года. Как и в дни войны, они обязаны жить в Израиле. И для этого они не останавливаются ни перед чем — ни перед разжиганием антисемитизма в странах с еврейским населением, ни перед давлением на государства, желающие принять мигрирующих евреев.

Сионизм и в особенности его правое крыло, ныне правящее в Израиле, всегда легко находил общий язык с фашизмом. В последние десятилетия это выражалось в военной и технической помощи военно-фашистским режимам в Латинской Америке — от Пиночета в Чили и до головорезов Сальвадора, несколько ранее — союзом с Жаком Сустелем и ОАС, который привел к историческому расхождению сионистов с Францией де Голля. Но и до Второй мировой войны члены правых сионистских организаций были очарованы Муссолини и предлагали ему помощь в борьбе с Англией.

Дружили сионисты и с гитлеровскими нацистами. Ведущий сионист-социалист Хаим Арлозоров подписал соглашение о «трансфере капитала и технологий», которое создало условия наибольшего благоприятствования между сионистами Палестины и Третьим рейхом. Сионистское движение легально действовало в Третьем рейхе, и даже была отчеканена медаль, несущая шестиконечную звезду Давида с одной стороны и свастику — с другой. Подробно о связях нацистов и сионистов можно прочесть в книге американского еврея-троцкиста Ленни Бреннера «Сионизм в век диктаторов» или в короткой, насыщенной фактами статье Марка Вебера «Сионизм и Третий рейх».

В послевоенные годы сионисты не останавливались ни перед чем для достижения своей цели и не щадили «свой народ». Это проявилось в организации массовой волны эмиграции из Ирака, подробно описанной известным израильским журналистом Томом Сегевом в книге «1949», а до этого — ближневосточным корреспондентом английской газеты «Гардиан» Дэвидом Херстом в книге «Ружье и оливковая ветвь» (Фабер и Фабер, 1977).

Массовая иммиграция евреев из Ирака была спровоцирована тремя взрывами в синагогах Багдада. Со временем выяснилось, что взрывы были произведены агентами израильской разведки. Другим мощным фактором были беспрерывные сообщения в американской просионистской прессе о «близящихся погромах» в Ираке (как это напоминает разговоры о неминуемых погромах в России в 1990 году!). Сассон Кадури, главный раввин Ирака, писал в своих мемуарах: «К середине 1949 года пропагандистская война в Америке началась не на шутку. Американские доллары должны были спасти иракских евреев — вне зависимости от того, нуждались ли они в спасении. Каждый день были погромы — на страницах «Нью-Йорк тайме», в корреспонденциях из Тель-Авива. Почему никто не спрашивал нас?.. В Ираке стали появляться сионистские агенты, пользовавшиеся общим напряжением в стране и сулившие золотые горы евреям. Начались требования разрешить массовую эмиграцию, стали обвинять иракское правительство в том, что оно преследует евреев».

Наконец, под давлением демонстраций и торгового бойкота иракское правительство капитулировало и издало указ о массовой эмиграции евреев — практически об изгнании. Нечего говорить, что в Израиле иракские евреи нашли не золотые горы, но положение на дне общества. Так сионизм еще раз показал свое жестокое лицо, завершает Дэвид Херст свой рассказ.

Подобным образом была организована и массовая эмиграция из Советского Союза в 1990—1993 годах. Распускались провокационные слухи о близящихся погромах, они бесконечно умножались, пропущенные через призму западных агентств новостей, сочетаясь с рассказами о прекрасной жизни в Израиле. Годы спустя я встретил в Иерусалиме Аллу Гербер, московскую еврейскую писательницу, активную участницу «дела Осташвили».

— Вы, израильтяне, должны воздвигнуть мне памятник, — сказала она. — Это я прислала вам миллион русских евреев.

Выяснилось, что Алла Гербер (вместе с Щекочихиным и Черниченко) пустила в эфир дезу о близящихся погромах с якобы установленной датой — 5 мая. Созданная этими слухами волна панического бегства способствовала дестабилизации Советского Союза и ускорила его гибель. Конечно, слова Аллы Гербер не имели бы никакого эффекта, если бы они не были многократно усилены всей пропагандистской машиной сионистского пиара. Не она, так кто-нибудь другой прошептал бы нужные слова, повторенные послушным аппаратом, и неискушенные «советские граждане еврейского происхождения» потянулись бы вереницей подметать улицы Тель-Авива, стрелять по палестинским детям, умирать и ложиться в неосвященную землю за забором еврейского кладбища на далекой земле.

Фактор X

Выступление на всемирной конференции «Диалог цивилизаций и глобализация» в Киеве.

Умань — очаровательный городок с роскошным парком, мировым шедевром в жанре ландшафтных садов, с приветливой молодежью, тенистыми каштанами. Я посетил там чтимую гробницу рабби Нахмана из Брацлава, еврейского святого-цадика. Рабби Нахман жил во времена Наполеона, то есть был современником создателей уманского парка «Софиевка» графа Потоцкого и его жены, красавицы-гречанки Софии. Его почитали мои деды, жившие неподалеку, в городе Станиславе, и по сей день его чтят многие евреи во всем мире. Р. Нахман мечтал о единении с душой Христа; во время краткого паломничества на Святую землю он постиг смысл слов Иисуса: «Я пришел не нарушить, но исполнить Закон». Он искал вдохновения у простого народа Украины. Его жизнь и мистический опыт — лучшее доказательство влияния православия, влияния украинского народа на мятежную еврейскую душу. Ведь старый засохший дуб еврейского духа вновь зацвел именно на украинской земле.

Чтимая гробница р. Нахмана на Пушкинской улице в Умани — подтверждение тому, что евреи могут жить среди других народов, хранить свою самобытность, влиять и подвергаться влияниям. В Палестине, откуда я приехал к вам, верующие евреи, католики, православные, мусульмане также прекрасно уживались друг с другом, жили в тех же селах, молились у тех же святынь. Ведь Палестина — это модель мира, а наш прекрасный многоцветный мир — как роскошная мозаика или персидский ковер.

Но сейчас торжествует другой вариант глобализации, который опускает ковер в растворитель и получает один цвет — цвет денег. Для тех, кто сопротивляется такой глобализации, предназначена теория вечного Конфликта Цивилизаций. Однако у цивилизаций нет причин для конфликта. У каждой есть своя ниша, своя территория, и ссориться им не из-за чего. Между ними происходят стычки на периферии, на околице (а Украина — одна из таких мировых околиц), но схватки запорожских казаков, турецких янычар и польских гусар — это скорее доказательство энергии, жизненной силы цивилизации, нежели ее агрессивности.

Воевать нам нечего, и до недавнего времени идеологи предпочитали объяснять конфликты в идеологических терминах. Например, либерализм против тоталитаризма, или, как сказал современник, глядя на Сталинградскую битву, «тут сражаются левые и правые гегельянцы». Американские политологи воскресили идею конфликта цивилизаций для того, чтобы объяснить свою войну с миром Ислама. Более того, американский президент обещал нам вечную войну, которая не окончится в дни нашего поколения, а судьба Ирака с его сожженными и разграбленными музеями и оккупационными властями учит нас принимать его угрозы всерьез.

Кто же эти американские силы, вовлекшие нас в новую мировую войну? Какую цивилизацию они представляют в схеме цивилизаций? Исламская и православная отпадают сразу, но трудно отнести их и к западноевропейской цивилизации, поскольку западные европейцы взирают на Америку с ужасом и страхом. Для того чтобы понять и объяснить происходящее, введем в нашу схему цивилизаций дополнительный фактор — фактор X. Рассмотрим его качества.

Украинцам это описание должно было что-то напомнить. Да, это во много раз увеличенный гротескный образ вашего стародавнего соседа, а иногда и врага — еврейского шинкаря и ростовщика. Фактор Х гонит героин вместо горилки, дает взаймы миллиарды, а не гроши, и отнимает стратегическое оружие — не топор, но принцип действия тот же самый. Фактор Х — это особая, крайне опасная и агрессивная мутация еврейского духа, прижившаяся на англосаксонской основе. Хантингтон частично прав, Конфликт Цивилизаций неизбежен — но это не конфликт между православием, исламом и Западом, но между ними всеми и Фактором X.

Какая странная и чудовищная мысль, скажете вы. Но нет, эта мысль приходит в голову многим евреям. Например, один из самых влиятельных идеологов иудаизма рабби Шмуэли Ботеях пишет в своей программной статье в «Джерусалем пост»: «Антиамериканизм — это антисемитизм», «Америка — это евреи сегодня» (помните, был такой лозунг: «Сталин — это Ленин сегодня»?). Он продолжает: «Раньше евреев винили в том, что они стремятся к мировому господству, а теперь в этом винят Америку!».

Рабби Ботеях признает это обвинение. Он пишет: «Америка и евреи скооперировались, чтобы овладеть миром. Но это владычество идеи, не армий, и оно улучшит мир».

Это идеи — но они подкреплены крылатыми ракетами «Томагавк». Они улучшат мир: как писали на афишах еврейского театра, «Гамлет, пьеса Шекспира — переведена и улучшена Рабиновичем». Это не учение рабби Нахмана, но идеи его современника, арендатора, шинкаря, сдиравшего семь шкур с крестьян; идеи, модернизированные и озвученные политологом Лео Страусом.

Уильям Пфафф перечисляет американских политиков, стоящих у руля Соединенных Штатов: Пол Вулфовиц, Абрам Шульски, Ричард Перл, Эллиот Абраме, Роберт Каган и Уильям Кристол. К этим еврейским именам можно прибавить еще десяток-другой в СМИ, в ЦРУ, в госдепартаменте, в университетах — а за ними, пишет Пфафф, стоит одна тень — их учителя, немецкого еврейского политолога Лео Страуса.

Страус проповедовал антидемократическое тоталитарное видение мира, которым правит элита, предпочтительно — еврейская элита с некоторым количеством духовно близких гоев. Страус призывал лгать народам, поскольку он глубоко презирал простой народ. Эта еврейская идея победила в Америке, и сейчас ее навязывают миру. Украинцам эта идея знакома не понаслышке, ваши прадеды с ней боролись под бунчуком Богдана Хмельницкого.

К слову, здесь я должен сказать, что на протяжении сотен лет на украинцев возводили поклеп, что они уничтожали евреев во время войны Хмельницкого. Сейчас этот поклеп снят — вышла в Оксфорде книга, которая доказала, что евреи пострадали во время этой страшной гражданской войны не больше и не меньше, чем украинцы и поляки. Я это упомянул, потому что украинцы смогли справиться с агрессивной «второй еврейской идеей», и через полтораста лет после этого в Умани расцвел талант рабби Нахмана. Иными словами, и евреям поражение этой идеи было на пользу.

Мир станет лучше, когда им овладеют еврейские идеи, пишет рабби Ботеях. Но полный расцвет «еврейской идеи» наступил в наши дни в еврейском государстве. Мы видим, каково людям там, где эта идея побеждает. В Палестине не евреи гибнут сотнями. Некоторые из них подрываются вместе со своими врагами, они хотят дорого отдать свою жизнь, другие погибают от пуль еврейских снайперов в собственных домах.

Тут уже невозможно свалить вину на русских, американцев, украинцев. Евреи сами создали чудовищный режим, превратили половину населения в беженцев и заперли их в концлагерях, довели счастливых палестинцев до массовых самоубийств. Теперь эта идея распространяется по свету.

И тут я вижу особую роль Украины. Ваши предки смогли свергнуть еврейское иго в ходе интифады 1648 года, а потом сумели ассимилировать многих евреев, превратить их в полезных граждан. Из Украины к нам в Палестину едут большим потоком украинские граждане. Многие из них считали себя евреями, но приехали, осмотрелись и поняли, что они ошибались, что их настоящая родина — Украина. Я думаю, что это хорошо, чтобы те, кто хочет, вернулись на Украину и донесли бы до украинцев всю горькую правду о Еврейском государстве.

С другой стороны, выходцы из Украины создали в Израиле Славянский союз и Христианско-демократический союз. Они борются за равенство и демократию — не только для евреев, но и для палестинцев, и для эмигрантов. Они ведут борьбу с «еврейской идеей» в логове врага, стремятся к тому счастливому дню, когда во всей Палестине — от моря до Иордана — вместо расистского Еврейского государства будет одно демократическое государство для всех его жителей. И эти силы Украина должна поддержать. Если евреи могут повлиять на украинцев на Украине, несомненно, украинцы имеют право влиять на евреев в Еврейском государстве.

Ведь Украина — это живое подтверждение того, что Конфликт Цивилизаций неизбежно завершится поражением стратегического мегашинкаря из Нью-Йорка.

Автор: Исраэль Шамир