Газета «Наше Дело»
Газета «Наше Дело»
г. Одесса, ул. Б. Арнаутская, 72/74, каб. 1201.
Телефон: (048) 777–09–56

Дела разные

Вернуться в сознание

«Для того, чтобы продать что-нибудь ненужное, сначала нужно купить что-нибудь ненужное»

Из м/ф «Каникулы в Простоквашино»

У Украины, как известно, всегда на одну беду больше, чем в России. Потому что эта «лишняя» беда — сама Россия. Угроза поглощения Россией — это главная угроза Украины. Борьба с российской угрозой и есть наша национальная идея. Идея независимости от России — это наше все.

Государство — есть, а страны — нет

За это боролись деды, прадеды, запорожцы, петлюровцы, сечевые стрельцы, бандеровцы, поэт Стус и инженер Кучма, ведущий экономист Ющенко и перспективный адвокат Медведчук.

Короче, все боролись. А кто не боролся — тот «пятая колонна» и сторонник того самого поглощения.

Такова идеология современной Украины. На смену марксистско-ленинскому объяснению реальности пришла идеология «борьбы за независимость».

Но в такой идеологии есть одна серьезная проблема — то, что она является по своей сути «антиидеологией», то есть строится не на тезисе, а на антитезисе.

Беда такой идеологии в том, что она не может быть направлена в будущее. Максимум, что может сделать такая идеология, — описать прошлое и объяснить настоящее.

Господство такой идеологии привело к тому, что Украина не самоопределена. Не самоопределена и так называемая украинская элита.

Чего можно хотеть от граждан Украины, если их элита вместо постановки общегосударственных задач предлагает нам либо «не предать Майдан», либо «улучшить жизнь уже сегодня», либо «бороться за справедливость»?

Какое это имеет отношение к Украине? Что мешает совершать все эти действия в составе других стран? Эдуард Лимонов и его российские национал-большевики тоже «борются за справедливость», а Ангела Меркель не хуже Януковича «улучшает жизнь уже сегодня».

Диагноз: из-за отсутствия целей и задач, из-за неумения их формулировать Украина находится в перманентном кризисе.

Кризис можно описать следующей формулой: ГОСУДАРСТВО — ЕСТЬ, а СТРАНЫ — НЕТ

С хозяйственными, правоохранительными, репрессивными и прочими организационными составляющими в государстве Украина все нормально. Они есть и работают. А вот Страны — нету. Граждане Украины стали гражданами Украины потому, что «так склалося історично».

Граждане живут на Украине потому, что им некуда деваться. И если кто-то вдруг откроет границу для граждан Украины — здесь на следующий же день не будет большей части населения.

Останутся лишь те, кто за годы независимости успел стать т.н. элитой, и пенсионеры, которые просто никому не нужны.

Кстати, и введению института двойного гражданства украинские власти всегда противились из этих же соображений. Пойди власть на этот шаг — и завтра же большинство граждан Украины станет еще и гражданами России, Польши, Израиля, Румынии, Венгрии, Беларуси.

А т. н. элита примет подданство стран Шенгенской зоны и США. Никто не верит в эту Страну. И перспектив у этой Страны нет — не зря их никто не может описать. Поэтому вместо математической формулы получаются языческое заклинание вроде «не зрадь Майдан».

Никто попросту не знает, зачем существует Украина.

Три понимания реальности

На Украине есть несколько сформировавшихся общностей граждан. В этом мы убедились после очередных выборов. Но это не просто «географические и культурные противоречия», как это называет официальная пропаганда.

Это разные понимания себя, понимания Страны, понимания своего будущего. И что самое главное — разные понимания возможного будущего этой Страны.

У нынешней Украины нет целей как у Страны. И будущего у Страны тоже нет. Поэтому никто не связывает свое будущее с будущим Страны. В языке простых граждан это обычно выражается в том, что «нет уверенности в завтрашнем дне». Феномен «заробітчанства» берет свое начало тоже здесь.

Граждане в своем самоопределении не могут отталкиваться от будущего Страны.

Граждане вынуждены отталкиваться от того, что имеется в наличии, — то есть от прошлого и настоящего.

Исходя из этого, на Украине есть три основных типа самоопределения граждан и понимания реальности. И, соответственно, три общности.

Общность первая: Патриоты

Всю жизнь украинский народ боролся с врагами, которые окружали его со всех сторон, — поляками, литовцами, татарами, турками, румынами, венграми. Но самым страшным врагом была Российская империя.

Один раз в начале XX века украинский народ добился государственности для Украины в ходе разрушения Австро-Венгерской и Российской империй. Но потом Украина попала под новый гнет — советский. И последние 70 лет Украина пребывала в составе самой страшной ипостаси Российской империи — СССР.

Поэтому против СССР украинцы боролись наиболее отчаянно.

Но в 1991 году украинцы победили. Украина обрела долгожданную, выстраданную столетиями Независимость.

Но на этом борьба не закончилась. Украина находится под постоянной угрозой потери государственности и нового порабощения Россией. Особенно после прихода к власти «реваншиста» Владимира Путина.

Поэтому борьба продолжается. Нужно быть бдительными и бороться с пятой колонной, агентами Кремля, коммунистами, проводить дерусификацию, украинизацию, освобождать оккупированное информационное пространство, и т.д., и т.п.

Примечание: Это понимание истории и реальности в облегченном, нерадикальном виде и было положено в основу официальной идеологии, потому что позволяло власти быть легитимной хотя бы для части украинского общества.

Общность вторая: Потерявшие Родину

Жила­была страна СССР. Хорошая была страна. И была в этой хорошей стране самая лучшая республика — УССР. И жили в этой республике, кроме украинцев, и русские, и евреи, и куча других народов.

Но в то время национальность не имела особого значения.

Граждане этой страны были, может быть, и не особо богаты, но и точно не бедные. В целом все жили счастливо: ездили летом на море, радовались новому ГДРовскому пальто, искренне переживали за Анжелу Дэвис и Бабрака Кармаля, слали посылки вьетнамским партизанам. На выходные ездили к родителям в село.

Были, конечно, всякие отдельные неприятности — вроде комсомольских карьеристов, великорусских шовинистов, издевающихся над «салом» и «варэныками», пьяных жэковских сантехников, очередей за сгущенкой, зеленым горошком и финскими сапогами.

Но в целом — жили счастливо. И по справедливости. Гордились тем, что мать городов русских — это Киев, и тем, что «Червону руту» поют даже в космосе.

Но Страну предала верхушка во главе с Горбачевым, и в 1991 году Страны не стало. Все вокруг оказалось несоветским и чужим. Словосочетание «Независимость Украины» стало синонимом безвременья, безнадежности и разрухи. К власти пришли бывшие комсомольцы, воры и антисоветчики.

Реальность отвратительна. Коммунисты — политические импотенты, депутаты — воры, олигархи — грабители.

Ужасно и то, что и в братской России, в столице СССР Москве — то же самое. Только русские коммунисты большие слабаки, депутаты Госдумы воруют миллионами, а российские олигархи грабят целые отрасли экономики.

Общность третья: Циники

Наше прошлое ничем не отличается от настоящего. И поэтому не имеет особого значения. В нашем государстве (как бы оно не называлось) всегда все было плохо. Народ был бедным, менты — наглыми, а чиновники — взяточниками.

Если честно, то в 1991 году мы променяли шило на мыло. Раньше не хватало товаров, теперь стало не хватать денег. Молодежь еще как-то здесь выживет. Старикам, у которых нет успешных детей, конечно, придется умереть раньше положенного. Но ничего — каждый как-то устроился. А те, кто не устроился, — слабаки. Они сами в этом виноваты.

Здесь, наверное, еще можно заработать денег. Но, заработав, их надо вывозить за границу. И тратить их нужно там же.

Так было и будет всегда. Народ был и останется бедным, менты — наглыми, а чиновники — взяточниками.

Начало конца

Итак, эти три основных общности, проживающих на данной территории, в данное время и есть Украина. Эти общности не только различны между собой и во многом противоречат друг другу. Они даже не коммуницируют между собой.

Им незачем говорить о прошлом и настоящем. А о будущем говорить не получается из-за отсутствия такового. Нравится это кому-то или нет — но это Украина.

И если Украина хочет состояться, а украинская элита перестать быть «так называемой», то Украина должна стать Страной. Нужно разобраться в том, кто такие граждане Украины, разобраться в их самоопределении, в истории. И только тогда можно двигаться к постановке целей и задач, к пониманию будущего.

Очевидно, что наибольшая помеха на пути к самосознанию Страны — господствующая идеология «борьбы за независимость». То понимание реальности, которое предлагает эта идеология, ущербно.

Будучи антиидеологией по своей сути, она не только не позволяет обсуждать будущее, но и приводит к изоляции общностей граждан Украины. Кроме того, эта идеология уже с трудом описывает реальность.

Так, например, она не может объяснить, почему украинским министрам ездить за инструкциями в Москву — это плохо, а в Брюссель — хорошо.

Очевидно и следующее: если Украина не сможет стать Страной, рано или поздно встанет вопрос о целесообразности Государства. И дай Бог, чтобы процесс демонтажа Государства пошел по чехословацкому, а не по югославскому сценарию.

Автор: Семен Уралов