Газета «Наше Дело»
Газета «Наше Дело»
г. Одесса, ул. Б. Арнаутская, 72/74, каб. 1201.
Телефон: (048) 777–09–56

Оранжевые клоуны

«Эскадроны смерти» экс-министра Луценко

Недавняя утечка в прессу информации о том, что МВД создавало виртуального мобильного оператора, — цветочки по сравнению с истинным положением дел, открывшимся ревизорам.

Украина на пороге новой сенсации, появление которой целиком зависит от «цифроедов» из КРУ. Как сообщают источники в Минфине, стандартная проверка Контрольно-ревизионным управлением наследия Юрия Луценко в МВД против ожидания с самого начала дает столь ошеломительные результаты, что по обе стороны Печерских холмов (на Банковой и на Грушевского) до сих пор сидят с открытыми ртами и не верят в произошедшее.

О том, почему в МВД появились ревизоры КРУ, нам доподлинно неведомо. По одной из версий, решение «пошерстить» архивы своего врага принял Виктор Янукович и «свистнул» Николаю Азарову. По другой, это была плановая проверка ведомства, совпавшая со сменой власти в министерстве. По третьей, проверку вызвал новый главбух министерства Сергей Копытов. Этот товарищ в нарукавниках был назначен заместителем главы МВД и одновременно главой Департамента финансовых ресурсов и бухгалтерского учета министерства. Выходец из казначейства, Копытов не мог не знать, какие цифры утвержденной штатной численности существуют в МВД, сколько средств расписано на них бюджетами двух минувших лет и каков должен быть дебет-кредит.

До этого финансовые документы подписывала Лидия Поречкина, которая была дружна не столько с Юрием Виталиевичем Луценко, сколько лично с Виктором Андреевичем Ющенко. Причем дружба между ними существует уже второе десятилетие. Таким образом, Президент должен был иметь доподлинную и детальную информацию о происходящем в МВД и о действиях Луценко. Соответственно, должен был опасаться отставки своего протеже, дабы не вскрылись некоторые интересные факты. Очевидно, именно по этой причине, позволив «отставить» других министров-нашеукраинцев, Президент встал за Юрия Витальевича горой, благодаря чему тот еще протянул немного в правительстве Януковича.

Что же обнаружил мсье Копытов? Да очень простую вещь: министерство наполовину состояло из не совсем легальных и зачастую вооруженных формирований. Центральный аппарат МВД по бюджетной росписи 2005-2006 годов должен был составлять около 1800 человек. В действительности численность министерства с учетом ВНЕШТАТНЫХ сотрудников превысила 3000 лиц. По предварительным подсчетам КРУ, перерасход средств за эти два года — 70 млн. грн. Именно такую сумму составили затраты на содержание и техническое обеспечение сотрудников, числящихся вне штата.

Причем, как сообщили наши источники в Минфине, ревизоры повытаскивали информацию, которая встревожила даже безучастных ко всему, кроме бухгалтерии, бюрократов: за штатом числились целые подразделения спецназначения с названиями, в которых через слова «скользят» то управление оперативных разработок, то некий центр техсредств (ежу понятно, что речь идет о прослушке), и каких-то секретных мероприятий, и какой-то разведки. Одним словом — вовсе не ансамбли песен и плясок имени Тины Кароль.

Как вообще принято жить государственному органу на бюджетном финансировании? Очень просто и прозрачно. Утверждается бюджет, в него закладывается смета деятельности этого органа, в смету — все расходы. Каждый день бухгалтер госоргана отправляет платежку в казначейство, затребывая у государства деньги на нужды, предусмотренные сметой. Это и зарплата сотрудникам, и бензин начальственных машин, и карандаши, и компьютеры, и содержание оружия (если ведомство — военно-правоохранительное). Таким образом, государство может отслеживать каждый шаг конкретного министерства-ведомства и его руководителя. Причем попросить деньги на, скажем, предусмотренные сметой карандаши, а потратить их на новые обои — нельзя. В противном случае это будет называться нецелевым использованием средств, и, как говорят работники КРУ, является самой желанной добычей любого ревизора. Другими словами, при таком раскладе уголовное дело гарантировано. Яркий пример — новогодний «шабаш» в «Нефтегазе» с супер­дорогими елочками и снегурочками, за что Алексей Ивченко теперь отдувается в Генпрокуратуре по полной.

Так вот, с Юрием Луценко — совсем другой коленкор. Он не просил у Минфина деньги на «внештатные» расходы. И государство не имело понятия, что за специальные и секретные управления созданы ПРИ министерстве. Сейчас Копытов с ревизорами разбираются, откуда у этих внештатников машины, спецсредства, оружие и обмундирование, на каких базах они прячутся, где берут бензин, кто ими командует и т.д.

По некоторым данным, Луценко так увлекся, что вывел за штат «Сокол» и «Беркут», о чем они, возможно, даже не подозревают. Таким образом, спецподразделения финансово и в остальном зависели не от бюджета и родины, а лично от министра и его ближайшего окружения в лице исчезнувшего неведомо куда Александра Новикова.

По предварительным данным, деньги на содержание внештатных сотрудников собирались из трех источников. Первый — это так называемые благотворительные взносы. Их количество не подсчитано, но, по слухам, за два года «навзносили» около 15 млн. грн. О том, как собирались взносы, у автора есть свое частное видение, почерпнутое из кинематографа. В одной старой итальянской комедии карабинеры гнались за мафиози, и он на ходу разбрасывал деньги, чтобы преследователи, наклоняясь, сбивались с темпа и отстали. В конце концов, насколько память не изменяет, они таки отстали. Думаю, в нашей ситуации, нечто подобное как раз имело место.

Второй источник финансирования внештатного войска — проверяют «перекрестным» способом в регионах. Забыл сказать: КРУ работает не только в центральном офисе МВД на улице Богомольца, проверяется центральный аппарат, областные и районные «управы», ГАИ, ГСО, предприятия (всякого рода хозрасчетные структуры, созданные при министерстве). Так вот, не исключено, что на финансирование внештатников незаконно направлялись деньги, которые должны были идти на места. Или наоборот, забирались средства, скажем, вырученные за услуги охраны, из регионов. Пока утверждать не смогут даже сами проверяющие.

Третий источник — самый загадочный: это прибыль от деятельности неприбыльных (формально) милицейских фирм. По некоторым данным, которыми располагает автор, в Генеральной прокуратуре начато расследование уголовного дела по фирмам «Рикас» и «Ресурсы». Обе оказывали услуги по оформлению документов на машины, паспорта и т.д. Источник в прокуратуре подтвердил, что причиной возбуждения уголовного дела стал тот факт, что на эти фирмы «перекидывались» деньги за услуги, которые на самом деле оказывали не эти коммерческие структуры, а работники ГАИ. На что тратились деньги, ныне пытаются установить. Трудность заключается в том, что предприятия были ликвидированы в декабре, а документы по их деятельности сожжены.

В этом же русле лежит и обнародованная недавно прессой сенсация о создании «виртуального мобильного оператора МВД». Напомню ее суть по материалам информагенств: «Подразделения и сотрудники органов внутренних дел, которые пользуются услугами мобильной связи разных операторов, должны были до 12 октября перейти на обслуживание в ООО «Украинские новейшие телекоммуникации». Об этом говорится в распоряжении бывшего заместителя министра внутренних дел Александра Новикова «О сокращении затрат на мобильную связь», изданном им в начале сентября.

По странному стечению обстоятельств, компания «Украинские новейшие телекоммуникации», названная в распоряжении «единственным на Украине официальным провайдером оператора мобильной связи «УМС», упоминалась, в частности, в открытом письме директора Института информационного общества Олега Шевчука.

Как сообщалось в письме, «Национальная комиссия регулирования связи вне конкурса выдала дефицитные радиочастоты в диапазоне 5,76¬5,82 ГГц. До сегодняшнего дня МВД Украины обслуживалось в качестве корпоративного абонента как в «УМС», так и в «Киевстаре». Однако далеко не все сотрудники министерства, особенно рядовые милиционеры, имели телефоны, подключенные к этим корпорациям. Многие пользуются личными телефонами. Причем, как утверждают злые языки, платят за них не всегда сами. У милицейских начальников, начиная от среднего звена, часто — по два мобильных телефона; один корпоративный, другой — «личный». Тарифные планы, по которым обслуживаются работники МВД — стандартные для операторов, из числа корпоративных.

Общее число мобильных абонентов в органах внутренних дел является информацией для служебного пользования. Однако сегодня нет милиционера, у которого не было бы мобильного телефона. А у многих их по два. То есть можно предположить, что, поскольку в МВД работают около 400 тыс. человек, то абонентов мобильной связи в органах до 800 тыс.

Новым порядком предоставления услуг мобильной связи рекомендовано подключение к «Украинским новейшим телекоммуникациям» родственников и членов семей сотрудников органов внутренних дел, которые, соответственно, смогут разговаривать между собой по корпоративным тарифам. Для этого ответственный за связь в том или ином подразделении МВД должен направить в «УНТ» ходатайство со списком таких лиц и их паспортными данными.

Естественно, «Украинские новейшие телекоммуникации» заработают на этом проекте не только за счет комиссионных, полученных от «УМС» за подключение столь значительной по объемам корпорации. Являясь оптовым поставщиком услуг, компания платит в Пенсионный фонд не 7,5% от объема услуг, как конечные пользователи мобильной связи, а 5%. То есть на ее счетах будет оседать 2,5% от сумм, перечисленных МВД за мобильную связь...».

Обратим внимание на последние слова заметки: 2,5% от сумм, перечисленных МВД за мобильную связь, должны были оседать на счетах виртуального оператора, а фактически посредника. Т.е. была использована схема «прокладки» между МВД и бизнесом. Такая схема использовалась неоднократно, во многих финансовых операциях. Ее изюминка в том, что на «прокладку» садят «верных людей», которые перечисляли часть прибыли в некие спецфонды, из которых финансировались внештатные «эскадроны Луценко». По данным наших источников в Минфине, ревизоры в частных беседах высказывают мнение, что среди учредителей «виртуального сотовика» — родственники Юрия Витальевича с выходом на Ривне.

К слову, аналогичная картина по сотрудничающей с МВД «Охранно-страховой компании». Там работает не то родственница, не то близкая подруга супруги Луценко, есть фотографии, на которых обе женщины запечатлены вместе в неофициальной обстановке. Предположительно силами «Охранно-страховой компании» за границу были выведены несколько десятков миллионов гривень, в том числе — и от деятельности «прокладок».

Близкий друг семьи бывшего министра был назначен руководителем еще одного интересного объекта, известного в народе как «дача Билоконя». А в помощниках у дачного начальника трудился его зять. Речь идет о трехэтажном особняке, расположенном в районе площади Щевченко, на территории госпиталя УВД Киевской области. Там находится конюшня, ресторан, бассейн-джакузи и нечто вроде зимнего сада. Здания юридически не существует. На него нет ни землеотвода, ни всякого рода разрешений. Соответственно, дворец и его многочисленная челядь не могут содержаться за счет бюджета. Билоконь жил на нем с, как говорят знающие люди, молодой любовницей, а добропорядочный Луценко использовал для семейного отдыха. Иначе зачем бы ему было назначать директором несуществующего объекта своего человека? Кстати, там же некоторое время проживал и таинственно убитый Роман Ерохин — собственно, именно на выходе с территории госпиталя его и расстреляли.

Как подытожить сказанное выше? С юридической точки зрения, придраться к бывшему министру, как это ни парадоксально звучит, сложно. Существует статья за нецелевое использование бюджетных средств, но за содержание огромного числа правоохранителей вне штата наказать нельзя, ибо государственные деньги на них не тратились. Правда, можно повернуть дело так, что Луценко создавал незаконные вооруженные формирования, но тогда пострадают сотрудники министерства, которые (не по своей воле) оказались «внештатниками». Поэтому прокуроры сегодня крепко задумались над этой задачкой.

С другой стороны, есть вопрос моральных претензий. Я, как и многие мои соотечественники, искреннее верил в Луценко. В его чистые руки и светлые помыслы. Мы прощали ему «комиссарщину» и безудержный самопиар, надеясь, что бандиты наконец-то будут сидеть в тюрьмах. И если окажется, что Луценко, как и его многочисленные предшественники, тупо тырил деньги и занимался прослушкой (оперативными так сказать разработками) отдельных врагов президента под заказ, то это грозит стать большим разочарованием нежели, разочарование в Майдане. Увы...

Автор: Олег Косак