Газета «Наше Дело»
Газета «Наше Дело»
г. Одесса, ул. Б. Арнаутская, 72/74, каб. 1201.
Телефон: (048) 777–09–56

Дела Одесские

Сволочи?

Одной из самых заметных кинопремьер 2006 года стал фильм «Сволочи». Для тех, кто не сподобился увидеть, — краткое пояснение: это история о мальчишках-беспризорниках, прошедших специальную подготовку в засекреченном военном лагере и отправленных в качестве диверсантов на первое и последнее в своей жизни задание. Если отойти от красивых метафор — попросту малолетние смертники... Фильм свою задачу выполнил с лихвой: выжал из благодарных зрителей искреннюю слезу и неплохие кассовые сборы.

Ну, а жестокость советской власти, столь легко распорядившейся жизнями бездомных детей, еще долго была темой для жаркого обсуждения за чашкой кофе в уютных кафе. Но от всех ускользнул один очень важный момент: а как же те, кто не стал героем посмертно? Ведь большинство беспризорников как жили на обочине жизни, так и прозябают там до сих пор. Ну и что? В семье не без урода, в стране — не без бомжа, в этом нет ничего удивительного. Наше государство заботится (и постоянно напоминает об этом избирателям) о сиротах. У нас нет тотальной нищеты, как в странах Третьего мира, куда так любят ездить знаменитости и щеголять перед всем миром своей благотворительностью. С наркоманией в нашей стране активно борются всевозможные организации и фонды. А самые незащищенные слои населения Украины — это пенсионеры, которым вечно не хватает средств на коммунальные платежи (еще бы — самые активные «избиратели»!).

А теперь взглянем в лицо реалиям: самые бесправные у нас в стране — бездомные дети. Те самые, которые «...просто контингент из беспризорников...». О них не говорят, их стараются не замечать, сам факт их существования вызывает у нашего сердобольного общества лишь брезгливость и раздражение. Беспризорников можно сравнить с бездомными кошками и собаками: проблемы у них те же, да и отношение к ним «благополучных социальных единиц» схожее. «Бедняжки... Пойдем отсюда поскорее, а то еще подхватим заразу какую-нибудь!» Знакомо? Да, эти дети — вне социума. Но это не значит, что их нет. Беспризорники в большинстве своем — беглецы. Кто-то из них в свое время убежал от домашнего насилия, кто-то — от родителей-алкоголиков, кто-то — от невыносимого контроля со стороны родных, кто-то — от полного безразличия окружающих... Вариантов бесконечное множество, но в их основе все те же истории. Истории о детях и подростках, для которых прежняя жизнь стала невыносима и которые сбежали от нее куда глаза глядят, не задумываясь о том, что их ждет впереди. Другим же просто некуда было идти: родители умерли, дом продали неизвестно кому за бутылку, а если своего жилья не было — выгнали на улицу без долгих разговоров. Добрая половина одесских малолетних бродяжек — родом из Приднестровья. Почему они бегут именно сюда? Ответ до ужаса банален: «здесь клей дешевле». Да и теплее — все-таки курортный город, а для тех, кто живет на улице, мягкость климата — жизненно важный показатель. Остальные — из более холодных — и голодных — областей Украины, хотя и местных хватает. Живут «дети улиц» в подвалах, заброшенных домах, на стройках. Канализация тоже пользуется спросом. Конечно, жители города не в большом восторге от такого соседства. Поэтому бездомных часто бьют и гоняют. Некоторых даже намеренно замуровывают в люках и подвалах заживо. Чтоб не портили городской пейзаж. И такие случаи, увы, не редкость. Живут беспризорники, обычно, группами — от двоих-троих и до нескольких десятков человек. По принципу волчьей стаи. И по ее первобытным законам. Основной доход бездомных — попрошайничество, воровство и проституция. Ну и рытье в мусорных баках — а как без этого? Благо, город у нас большой, летом туристов много, есть у кого выпросить (или стащить втихаря) денег. Собранная за день сумма (порой весьма приличная даже по меркам работающих людей) идет в «общак». А уже из него деньги выделяются — на наркотики, еду и изредка на что-то еще. Причем именно в такой последовательности. В этом есть своя пугающая логика: после «дозы» голод и прочие потребности организма отходят на второй план. Самые ходовые средства ухода от реальности среди бродяжек — клей, растворы, «ширка», прочая бытовая химия и лекарства из ближайшей аптеки. Дешево, доступно и эффективно. Слишком эффективно: смертность среди бездомных детей очень высока: через пару лет из группы в 20 человек в живых остаются только 1¬2. Да и то если повезет. Хотя какое уж тут везение... Здоровье беспризорников (как физическое, так и моральное) тоже оставляет желать лучшего. И полный набор кожно-венерических болезней — вовсе не самое страшное. Куда хуже наркотики, которые быстро и безвозвратно калечат не только молодой организм, но и разум детей. В чем это выражается? В том, что беспризорникам безразлична собственная судьба. Ни внешний облик, ни здоровье их уже не волнуют. Даже завтрашний день для них — далекое будущее, до которого еще надо дожить, да и не очень-то хочется.

Вы скажете, что так жить невозможно. Ошибаетесь: к сожалению, в данном случае «невозможное» возможно. Но самое страшное — не кошмарное настоящее, в котором живут эти дети, а будущее, которого у них нет. Ведь какие у них «варианты» в жизни? Без жилья, без семьи, без денег, зачастую даже без документов и украинского гражданства... Либо медленное и мучительное умирание на улице, либо уголовщина. И даже не столько потому, что беспризорники не испытывают желания учиться и работать (а чаще всего так оно и бывает), а оттого, что наше гуманное демократическое государство не дает им такого шанса. На бездомных детях заранее ставят крест, и они это чувствуют. Потому и плывут по течению, раз никому до них дела нет.

Конечно, государство пытается что-то сделать. Но, как правило, это выражается только в пафосных речах (произносимых регулярно в рамках предвыборной кампании) и указах, которые все равно никто не собирается выполнять. Простые обыватели тоже по мере сил проявляют участие. Например, вызывая милицию, которая по-старинке (то есть дубинкой-«демократизатором») «вправляет» бездомным детям мозги, забирает их в отделение, а потом отпускает — в изоляторах и тюрьмах и так ртов хватает. Поэтому читать мораль бродяжкам бесполезно: они не верят ни чужим, ни таким же, как они, ни самим себе. Забота со стороны добрых людей (если таковые находятся) только развращает, приучая к жизни на подачки, за которые ни один беспризорник не скажет «спасибо». Звериная жизнь уже наложила на них свой неизгладимый отпечаток: в любом благодетеле они видят лишь деньги, которые из него можно вытянуть.

«Они не боятся ни Бога, ни черта...» Но все-таки это дети. «Цветы жизни». Которые без суда и следствия записали в сорняки и теперь безжалостно выкорчевывают. К которым, невзирая на все предостережения, общество поворачивается спиной. Хотя они не меньше других нуждаются в любви и заботе. Пожалуй, даже больше — ведь они в своей жизни вытерпели такое, что многим взрослым и не снилось. Что еще можно добавить? Разве что пожелать нашему обществу и властям перестать морщить нос и задуматься наконец-то о проблемах бездомных детей, право которых на нормальную человеческую жизнь они обязаны обеспечивать. Ведь только от нас зависит, кто из этих детей вырастет — «будущее нации» или законченные «сволочи».

Автор: Карина Котик