Газета «Наше Дело»
Газета «Наше Дело»
г. Одесса, ул. Б. Арнаутская, 72/74, каб. 1201.
Телефон: (048) 777–09–56

Колонка редактора

Фронт ПОЛИСАРИО, эсквайр Ворохаев и большой бинокль для Моше Даяна

Казалось бы, лето только началось... А жара кругом невообразимая! Помнится, прежде такое пекло воцарялось в городе уж никак не раньше июля. Нынче же — на тебе! Аккурат с мая месяца город все накаляется и накаляется. Пыхтит, чадит... Едва ли не дымится. Точь-в-точь сковородка, которую нерадивая хозяйка впопыхах забыла снять с огня! И это — хваленая Южная Пальмира? Жемчужина у моря, или как ее там, бишь, еще?! Не узнаю. Ей-богу, не узнаю. Вроде, и пыльно у нас всегда было, и, положа руку на сердце, грязно, и ощутимой прохладой в так называемый курортный сезон мы явно не могли похвастаться. Но чтобы так... Чтоб до такой, как говорится, степени...

По натуре я скептик. И во всякие там порчи, сглазы, знаете ли, не верю. Но сейчас даже мне кажется, что над Одессой висит какое-то страшное проклятие.

Злой рок! Обратили внимание? Все, что здесь ни делается, в конечном счете, вылазит нам боком. Все, что ни начинается, в финале оборачивается таким катаклизмом, что даже жить, прости, Господи, не хочется.

Тьфу ты!.. Подошел сейчас к градуснику: 35 в тени! Ну, не еп..., пэ-рэ, сэ-тэ?! А ведь вечер на дворе. Заметьте: вечер! Солнце уже заходит. Интересно, днем-то как было? Могу себе только представить... Нет, это не Пальмира. И не Жемчужина. Это — Западная Сахара, где один песок и нет ни одного деревца. Зато есть запомнившийся благодаря старой доброй газете «Правда» фронт ПОЛИСАРИО, чьи бойцы, скрываясь за барханами, уж лет сорок к ряду ведут неутомимую борьбу за свободу и независимость. Да, да... Пустыня, зной, духота... Ни кустика тебе, ни пальмы, ни...

Стоп! А где же деревья?! Нет, не те, которые отсутствуют в Сахаре. Ну их... Я о тех, которые буквально вчера были здесь, на Мясоедовской. Где они, блин?! Вот черт! Одни пни. Та же картина — на Коллонтаевской. Та же — у входа в Лермонтовский. И на Фонтане. На улице Ильфа и Петрова во дворе 49, если я не ошибаюсь, дома тоже все спилили и уничтожили детскую площадку. И так везде, куда ни посмотри. Что же это за смерч пронесся по городу? Кто объявил тотальную войну нашим акациям, тополям и платанам? Ах, да... Ну, конечно... Гурвиц!

Он, видите ли, опять делает дороги. И поэтому, надо понимать, крушит все подряд. Вы только взгляните на его художества! Там — рощу вырубил, здесь — скверик, тут — еще что-то. Эдуард Иосифович, должно быть, мнит себя, как минимум, генералом Шамановым, проводящим масштабную антитеррористическую операцию на Кавказе. Он знает: чем меньше «зеленки», тем лучше. И успешно избавляется от нее. Об одном забыл Гурвиц: на генерала он как-то не тянет. Да и мы с вами не чеченские сепаратисты. Но что возьмешь с одержимого? У него идея-фикс. Прощайтесь с деревьями, граждане. Скоро эти гады с Думской будут беспрепятственно наблюдать за нами, глядя в бинокль. А я-то, дурак, еще думаю, из-за чего это у нас так невыносимо стало? Ни продохнуть!

Хотя, простите, какой там Кавказ? Какой Шаманов? С незапамятных времен Эдуард Иосифович чеченским боевикам друг и брат. К ныне покойному Зелимхану Яндарбиеву в прошлое свое мэрство в гости летал, полевого командира и, по совместительству, «вице-президента Ичкерии» Ваху Арсанова в Одессе принимал на высшем, что называется, уровне. Даже обыскать этого бандита в аэропорту не позволил: некто «вице-мэр Стеблина» собачьими тропами увел вооруженного до зубов негодяя прямо из-под носа незадачливых правоохранителей. Договор «о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи» с мятежной Чечней подписал. Тот самый, которого и по сей день с огнем не сыщешь. А не мешало бы. Иди его знай, какие, к примеру, обязательства Гурвиц при этом принимал от имени города, что обещал и что просил взамен? Однако, похоже, кроме нас эта тема никого по-настоящему не волнует. Ни СБУ, ни прокуратуру. Жаль. Многое могло бы проясниться. Злые языки, например, утверждают, что загадочное исчезновение в 1998¬м году бывшего начальника юридического управления горисполкома Варламова связано не в последнюю очередь именно с фактом наличия у него то ли копии, то ли оригинала этого договора. Кто знает?

Но не будем отвлекаться. Вернемся к прежней теме. Итак, я согласен. Осуществляя повсеместную вырубку деревьев, Гурвиц вряд ли подражает генералу Шаманову, выжигавшему напалмом «зеленку» в Чечне. Эдуард Иосифович наверняка стремится к чему-то другому. Может, здешний климат ему изначально не подходит? Может, он хочет, чтобы здесь было так, как в Телль-Авиве? На Земле Обетованной, где «лучший мэр» долгие годы скрывался от возможных уголовных преследований? А там жарко. Там, говорят, и в марте плюс сорок. Что ж, эта версия мне больше по душе. Стало быть, мы для него — не чеченские, а арабские террористы, которые чисто теоретически могут прятаться за деревьями. От кого? Да от доблестных «сынов израилевых», конечно! От самого Гурвица, от Ворохаева, от Питермана с Цукерманом... Мало ли? Пока есть «зеленка» — существует опасность того, что эти «моше даяны» не увидят кого-то из нас в бинокль. А также — того, что здесь не будет, как в Телль-Авиве. То есть, знойно, душно, потно, липко и т. д. Двоякая такая цель у Гурвица получается. И климат «улучшить», взяв за образец Землю Обетованную, и сделать так, чтобы все предполагаемые «палестинцы» были как на ладони у этих «аидиш-генералов». А то, что пни кругом торчат — не беда. На худой конец, можно и город переименовать. Не все ж улицами баловаться. Была Одесса, а станет какой-нибудь Пнем Пень. Или Пень Пнем. Какая разница!

Ладно, понимаю. Но вопросы, если честно, все равно остались. И не столько у меня, сколько у наших читателей. Вот, к примеру, на днях в редакцию звонил Александр Григорьевич Игнатов, проживающий на Французском бульваре. Рассказывал, что три дня подряд в их доме не было воды. Когда запасы подходили к концу, группа жильцов отправилась в ДЭЗ, дабы узнать, что, собственно говоря, случилось? Если авария, то когда починят трубы? Если диверсия, то чья и можно ли рассчитывать на скорую ликвидацию ее последствий? Знаете, что им ответили? Вы не поверите! «Гурвиц делает дороги».

Универсальная формула! Индульгенция! С ее помощью можно оправдать что угодно! На сегодняшний день каждый из нас, несомненно, успел преизрядно отмучиться в ежедневных, многочасовых, бесконечных и трижды проклятых «пробках». Налицо очевидный прогресс: три года назад, сиречь до бесцеремонного водворения Гурвица в мэрии, тяжко было перемещаться по городу утром в часы пик и в пятницу, в конце рабочего дня. Теперь проехать невозможно нигде и никогда. Понедельник, вторник, среда, четверг, пятница, суббота... Сплошной затор! Почему? «Гурвиц делает дороги»!

Многим нравится. «Эдик — молодец!» Перекрыта улица Лопатто, перекрыт проезд от Черноморской дороги до 7-й Фонтана, а также — от проспекта Деревянко до 13-й Фонтана... Говорят, с первого сентября, намертво и, разумеется, надолго станет Молдаванка. Ничего! Перетерпим как-нибудь.

Воду отключают на Черемушках, Таирова, в Центре и Приморском районе? Ерунда! Научимся песком натираться. Бедуины уж сколько веков так «моются» — и до сих пор не вымерли. Тем более, море рядом. Летом выкупаться можно.

Впрочем, о море и пляжах нам, похоже, скоро придется забыть. Равно как и о прибрежной территории. Под «трассой здоровья» некие «добрые люди» собираются строить подземный тоннель с шестирядным (!) движением. Пока вопрос окончательно не решен. Он находится в стадии согласования с городскими службами. На спуске Азарова скоро появится многоэтажный паркинг. Сейчас там уже проводятся геолого-изыскательные работы. На месте футбольного поля в Отраде силами ФК «Черноморец» возводится отель. Там же неподалеку от пляжа вырос забор, ограждающий минимум 15 соток земли. Идет строительство непонятно чего. Все давным-давно продано и даже перепродано. Какое уж тут море? Какие пляжи? Окститесь! «Гурвиц делает дороги!»

Дом Орлова на Отрадной угол Ясной снесли. Не посмотрели, что памятник архитектуры. Наплевали, что под охраной государства находится. Зачем? Видать, будут очередную «элитную» многоэтажку лепить. Все ж согласовано?

«Давайте и мы между собой тоже все согласуем, и дадим Гурвицу в дыню!» — пишет нам в своем письме Александр Алексеевич Николаев. Что ж, принципиально я — «за». Он у нас — побережье. Мы ему — в дыню. Немного неравноценный обмен, но в целом конструктивно. Шутка! «Барбамбьера киргуду!»

А если серьезно... Вот оно, проклятие нашего города. Чудо-Юдо, Рыба Кит. То, что само плещется в море, но больше никого туда и близко не подпускает. Заодно — выползает по ночам на берег и сносит своим липким хвостом наши дома и деревья. Эх, взять бы гарпун, да побольше... Вроде того, что стоял на входе в Морской музей. Ох, простите. Теперь это все останется только в нашей памяти. Этого музея Одесса тоже успела навсегда лишиться. А здание отдали под «английский клуб». Что? Англичан, спрашиваете, где возьмем? О... В ком, в ком, а в них недостатка не будет. Вот, например, Питерман с Ворохаевым. Типичные «сэры». Можно сказать, эсквайры. Тем более, что на бесптичье, как говорится, и ж... соловей!

Автор: Сергей Раздольнов