Газета «Наше Дело»
Газета «Наше Дело»
г. Одесса, ул. Б. Арнаутская, 72/74, каб. 1201.
Телефон: (048) 777–09–56

Оранжевые клоуны

Дармоеды? Идиоты?! Мессии!!!

Политика заменила украинцам горилку и сало

То, что человек — существо политическое, придумали еще древние греки. Однако даже они не знали, что для кого-то политика может не только оказаться на первом месте, но и затмить все иные интересы в жизни.

Именно такая ситуация сложилась сегодня в нашей стране, где «чувство политического» утрировано сверх меры, а сами граждане уже давно относятся к политике с настоящим фанатизмом. Кстати, именно поэтому в мае текущего года исследователи Института социологии НАН Украины признали украинцев одной из самых политизированных наций Европы.

Таков главный итог исследовательского проекта «Украина — Европа», который был реализован в рамках общеевропейского мониторингового проекта «Европейское социальное исследование» (ESS). В исследовании приняли участие 24 государства ЕС и Украина: в нашей стране, в частности, опрос в рамках исследования проводился в марте-апреле 2007 года при участии 2000 респондентов.

Как заявил заместитель директора Института, известный социолог Евгений Головаха, сегодня на Украине «очень интересуются» политикой почти 20% населения, в то время как в соседней Польше, для сравнения, их лишь 6%. «Ближе всего к украинцам — граждане Германии, Дании и Ирландии — 16%. В наименьшей мере интересует политика чехов, португальцев и испанцев», — отметил социолог.

В преддверии грядущих досрочных выборов эта тема кажется как нельзя более актуальной, ведь именно от политической активности населения зависит такой основополагающий момент выборов, как явка (а в этом году, согласно изменениям, внесенным в предвыборной законодательство, процент явки может стать решающей цифрой для всего исхода выборов). Тем не менее, как показывает практика, не всегда высокая политизированность может вылиться в высокую явку избирателей. Более того, бывает и наоборот: чем больше политизированность, тем меньше явка. И, пожалуй, для Украины это особенно актуально: в нашей стране политизация нации давно переросла в настоящую патологию.

Политические метафоры

Как утверждают респонденты опросов, проводимых российским фондом «Общественное мнения», высокий интерес к политике мотивируется просто: «Мы хотим быть в курсе происходящего в стране и мире, чтобы знать, что ожидать от жизни», — об этом заявили более 20% опрошенных россиян. Кроме того, каждый десятый респондент из России подчеркивает, что жизнь так или иначе зависит от политики, которая определяет «наш завтрашний день», именно поэтому «интересоваться политикой необходимо», потому что «без политической жизни ты слепец».

Высокий интерес к политике появился на Украине относительно недавно: еще в 2004 году на политику обращали внимание только 11% граждан, а до этого явный «всплеск» политического внимания фиксировался в 90-х годах, когда в стране объективно менялись условия жизни. Второй раз они коренным образом изменились уже в момент очень неоднозначных президентских выборов 2004 года: граждане просто автоматически переключились на политику, потому что им нужно было знать, что будет дальше — и со страной, и с ними самими. С тех пор политический интерес не прекращается — напротив, даже усугубляется: политика стала восприниматься болезненно, а сам интерес к ней трансформировался в настоящую зависимость, когда нужда в политических новостях едва ли не в каждой семье превратилась в острую необходимость.

Политика на Украине постепенно подменяет собой другие реалии жизни. Она становится едва ли не единственным развлечением, потому что «больше нечем интересоваться»; или оказывается настоящим горем, если случается какой-нибудь политический кризис — все потому, что граждане как бы «вживаются» в образы своих политических кумиров и начинают мыслить их категориями. В итоге все обычные человеческие чувства — любовь, ненависть, зависть, ревность, обиду — украинцы испытывают уже даже не к ближайшему окружению, а прежде всего к политикам.

Чего стоит хотя бы подобострастное целование рук политических кумиров, вывешивание обожаемых лиц на рабочие столы компьютеров и мобильных и вообще отношение к тем или иным лидерам как к мессиям. Именно на Украине зафиксировано едва ли не беспрецедентное появление первого политического Фан-клуба — клуба поклонников Юлии Тимошенко, члены которого мало участвуют в политике, но регулярно собираются для того, чтобы высказать любовь своему идолу. Или же другой пример — когда на митинге в Донецке фото Виктора Януковича было приклеено поверх православной иконы — как лик человека, в которого митингующие безоговорочно верят.

При этом сегодня все больше украинцев в частных беседах признаются, что президент у них вызывает настоящую неприязнь, а иногда даже ненависть, которая адресована скорее не самой личности, а является простым «переносом» проблем: когда в жизни все плохо, работы нет и нет денег, автоматически рождается злость и стремление возложить на кого-то вину за все эти несчастья. А тут на экране в который раз появляется глава государства, который, привычным жестом обнажая манжеты, вновь туманно рассказывает о политическом кризисе и о том, что он «президент, который должен быть последовательным». Естественно, тут же осуществляется перенос проблем — кто инициировал перемены, тот и виноват в том, что все так плохо. А тот, кто больше говорит о помощи и благополучии, напротив воспринимается как мессия и «сказочный помощник», на которого возлагаются все надежды.

Такое отношение — и в плане безоговорочной ненависти, и в плане настоящей любви приводит к переформатированию понимания самого понятия «политический процесс». Если раньше под этим термином понималось элементарное выдвижение кандидатов от имени народа, которые будут решать те или иные проблемы, то сейчас оно утрировалось и превратилось в восприятие этих же кандидатов, как Богом данных и единственно верных в данной ситуации. И это при том, что в целом украинцы мало доверяют самим институтам власти: по десятибалльной шкале доверия граждане выставили Верховной Раде только 4,8, политикам — 3,7, политическим партиям — 3,6 балла. Более того, сегодня мало кто задумывается и о партийных идеологиях — людям важны не политические объединения, а конкретные личности, которые играли основную роль и во время выборов в марте 2006 года. Именно этим, к примеру, можно объяснить тот факт, что сегодня часть симпатиков Партии регионов вдруг заявила о том, что им теперь нравятся коммунисты: тут скорее важна не идеология, а конкретные обещания представителей партии, которые в какой-то момент показались наиболее последовательными. Принцип, в целом, вполне верный, однако в итоге выбор сводится не к обдуманному принятию решения, а делается как бы «назло» — то есть мимо «выборного корыта» внезапно для себя вдруг «пролетают» все те партии, лидеры которых когда-то имели неосторожность обидеть или обмануть своих избирателей. Понятное дело, что с крупными партиями подобного не случится, а вот для сил «помельче» такая неприятность грозит. К примеру, на прошлых выборах с ней столкнулись такие партии, как СДПУ(о), Народная партия Литвина и Блок Наталии Витренко. И все дело было именно в лидерах и их личных ошибках...

В целом такое фанатичное отношение к политическим персоналиям постепенно приводит к полной подмене повседневных реалий реалиями политическими: насущные проблемы бедности, плохой работы, отсутствия нормальных условий жизни уходят на второй план — внимание становится прикованным исключительно к тому, во что была одета Юлия Тимошенко, что сказал Янукович и что имел в виду президент.

Кстати, как отмечает Евгений Головаха, украинцы во всей Европе являются «одними из первых среди тех, кто считает политику настолько сложной, чтобы совсем не понимать, что же в ней происходит на самом деле». То есть, по сути, разговоры о политике сводятся исключительно к обсуждению исключительно поверхностных явлений.

Дармоеды, идиоты или мессии?

Поверхностность постепенно приводит к тому, что украинские граждане не вникают в то, что политики говорят на самом деле, а слушают только общие фразы и уже потом самостоятельно додумывают выводы к ним. К примеру, сегодня киевляне боятся ездить в метро, потому что министр транспорта Николай Рудьковский объявил о терактах на железной дороге. Аналогично донетчане никогда не поверят тем, кто пытается уличить Партию регионов в обмане относительно истинного экономического положения в стране. То есть изначально политические симпатии строятся именно на любви к тому или иному политику, на том, насколько он лично им симпатичен. А здесь уже во внимание принимаются даже внешние данные — как хорошо человек выглядит, насколько хорошо одет, как умеет говорить... И на первом месте у украинцев всегда любовь, а ненависть к оппонентам или представителям другого лагеря возникает уже как следствие.

Кстати, в соседней России дело обстоит иначе: согласно опросам фонда «Общественное мнение», около 10% респондентов отзываются о политиках разного уровня негативно: по их словам, политики население уже просто раздражают, саму политику они считают «грязным делом», а ее участников называют «дармоедами» и «идиотами».

Как бы там ни было, любовь и ненависть — это две стороны одной и той же медали — болезненного, фанатичного интереса к политике. По словам экспертов российского фонда «Либеральная миссия», такой подход определяет дальнейшие стремления самих же граждан: человек забывает обо всем кроме политики, слепо принимает любое действие или слово своих кумиров на веру и перестает даже думать о том, что вообще-то от политиков нужно требовать выполнения обещаний. То есть пресловутый общественный контроль, о котором сегодня так много говорят, на самом деле попросту не срабатывает — людям некогда контролировать.

В итоге пока благополучная Европа, которая политикой интересуется не так рьяно, действительно задумывается о благосостоянии своих граждан, Украина отвлекается на проблемы, которые ей кажутся крупными и важными, а на самом деле просто подменяет ими проблемы насущные. Кстати, именно этим обусловлен и тот факт, что сегодня украинцы мало доверяют людям, чья работа прямо связана с решением тех или иных повседневных проблем — судьям, правоохранителям, милиции... По словам Евгения Головахи, правовой системе в большинстве стран ЕС доверяют значительно больше, чем на Украине, где оценки доверия к судебной системе равняются 3,7, к милиции — 3,3 балла. На Украине же внимания таким органам власти уже не хватает — все «замкнуто» на политику.

Еще один аспект, который обусловил такое положение вещей, — чисто психологический: за политикой следить очень интересно, это своего рода кино, которое постоянно показывают по телевидению. Пока политики дерутся, ссорятся, выступают с бесконечными заявлениями и выглядят смешно на постоянно созываемых круглых столах и совещаниях, жить интереснее, ведь проблемы так или иначе забываются.

Секреты явки

Однако, как показывает практика, интересная жизнь — это одно, а вот процент избирательной явки — совсем другое. То есть следить за политическими новостями и постепенно учиться предсказывать ситуацию лучше любого политолога граждане еще могут, а вот бегать на избирательные участки, как на работу, — это уже тяжело. Страна еще смогла пережить выборы-2004 и бесконечные «хождения по мукам» на трех выборных турах. Сложнее «пошли» выборы-2006 — с их огромными очередями и проблемами со списками избирателей. А вот на выборах­2007 может быть совсем худо: люди могут на них не придти уже хотя бы потому, что устали выбирать.

Риск низкой явки фиксируют, кстати, и социологические исследования: по данным опроса, проведенного компанией Research & Branding Group, в досрочных парламентских выборах намерены принять участие пока только 55% граждан. Понятное дело, что этот порог можно считать достаточным для того, чтобы выборы были признаны состоявшимися, однако сам факт того, что за новый парламент проголосует только половина страны, уже может свидетельствовать о недемократичности, которой так боятся новоявленные «демократические силы Украины». Опрос проводился в период с 4 по 14 мая 2007 года в 24-х областях Украины и АР Крым среди 2123 человек. Погрешность выборки не превышает 2,2%.

Согласно данным этого исследования, на желание граждан идти на выборы свое влияние оказал опять-таки личностный фактор: большинство опрошенных (73%) считают, что наиболее заинтересованной стороной в проведении досрочных парламентских выборов является Юлия Тимошенко и БЮТ, и просто не хотят потакать капризам не симпатичного им человека. При этом только 10% респондентов заявили, что в выборах заинтересована и Партия регионов. Кстати, примерно равное количество украинцев (по 30%) выступали за то, чтобы выборы были либо 24 июня — в соответствии со вторым указом президента, либо в конце ноября — начале декабря текущего года. То есть очевидно, что люди выбирали удобные для себя даты, и то, что политики так долго не могли договориться относительно дня выборов, тоже сыграло свою роковую роль: сегодня многие граждане не верят, что 30 сентября — окончательное число, и не хотят, чтобы их личные планы зависели от удобства или неудобства лидеров разных сил.

Впрочем, самый большой гвоздь в крышку гроба досрочных выборов забивает совсем другой факт: более половины респондентов (53%) заявили о том, что они в целом не поддерживают идею проведения досрочных выборов и не считают их проведение нужным. Число же сторонников необходимости проведения досрочных выборов колеблется в районе 36%.

Более того, еще 53% респондентов считают, что проведение досрочных парламентских выборов ничего не изменит в лучшую сторону, а еще 48% даже думают, что оно может только обострить общественно-политическое противостояние и усилить раскол страны, не разрешит политический кризис и не приведет к «очищению» власти.

Как бы там ни было, большинство политиков и политологов сегодня все еще уверены, что явка будет достаточно для того, чтобы выбор был сделан и в нем никто не мог усомниться. К примеру, как заявил в интервью известный политолог, пока что нет повода сомневаться в том, что активность на выборах будет достаточно высокой. Однако уже сегодня можно констатировать: она будет явно меньше, чем на предыдущих выборах, и в итоге это может очень плохо сказаться на результате голосования. В конце концов, низкий процент явки может привести к очередному конфликту, когда часть страны не захочет признавать выборы состоявшимися.

Выход из этого положения может быть только один: нужно стабилизировать ситуацию еще до выборов, чтобы в стране хотя бы ненадолго воцарилось спокойствие. Не видимость спокойствия — а именно спокойствие и хотя бы подобие стабильности. Только тогда можно будет действительно заинтересовать граждан в политике, которую они наконец перестанут воспринимать как нелепую и бесплодную разновидность шоу-бизнеса. В конце концов, высокая политизированность населения еще никогда не была свидетельством того, что в стране все благополучно.

В Европе считается, что если граждане не знают, как зовут их министров, значит, в стране все хорошо, потому что все обещания уже выполнены и никому не нужно организовывать политических Фан-клубов только для того, чтобы заставить кого-то не просто говорить, но и действовать.

Автор: Анна Хрипункова