Газета «Наше Дело»
Газета «Наше Дело»
г. Одесса, ул. Б. Арнаутская, 72/74, каб. 1201.
Телефон: (048) 777–09–56

Оранжевые клоуны

Сергей Головатый: президент использует Конституцию в качестве туалетной бумаги

То, что президент не подписывает законов, — это произвол. Так одним словом это называется в политологии, юриспруденции, конституционном праве... У нас Украина — страна с непредсказуемым будущим, мы не знаем, кто что в очередной раз вытворит, кому какая дурь придет в голову»

Первое, что можно узнать о Сергее Головатом из Интернета — то, что он профессионал в юриспруденции и является членом Европейской комиссии «За демократию через право», так называемой «Венецианской комиссии». Второе — что его кандидатура подана от Украины на должность судьи Европейского суда по правам человека. На днях Сергей Головатый был избран членом еще одной авторитетной международной организации, занимающейся конституционным правом.

Политик говорит, что над Украиной сегодня смеются во всем мире, считают, что мы — папуасы, а не европейцы. «То, что происходит сегодня у нас в политике — это все по законам джунглей, на уровне первобытно-общинного строя. Это в Африке можно встретить, но не в Европе», — сказал он в своем интервью.

— Сергей Петрович, поздравляю Вас с избранием в Международную ассоциацию конституционного права. Какое для Вас лично имеет значение это членство?

— Международная ассоциация конституционного права — мировая организация, предметом деятельности которой является изучение, распространение и обмен информации и мыслями относительно конституционного права. А конституционное право — это, собственно, фундаментальная область права, поскольку она исследует все, что связано с функционированием государства, формой управления, функциями и законами, на которых строится государство. Поэтому для меня приобретение членства в МАКП является и престижным, и интересным и тем, чем я занимаюсь все свое свободное время от политики.

— Вот давайте к ней и перейдем... Как юрист и как политик, разложите еще раз «по полочкам» все спорные моменты юридические моменты проведения досрочных выборов в Украине.

— А тут нет спорных моментов. Если смотреть исключительно с юридической точки зрения, или с точки зрения верховенства права, то для досрочных парламентских выборов у нас нет ни конституционной базы, ни юридической. Правовых оснований нет!

— И, тем не менее, к ним готовятся...

— К ним готовятся, потому что три должностных лица на Украине подписали какое-то заявление. Для меня это ничто! Для меня эти заявления — их личные политические дела. Но как гражданин я хотел бы, чтобы все события, весомые для государственной жизни и для функционирования институтов власти, базировались исключительно на Конституции. А этого пока нет.

— Вы считаете, выборы будут или нет?

— Я не могу считать! Потому, что если бы мы жили по Конституции, то выборов бы не было. Но поскольку мы живем вне границ Конституции, с ней никто не считается, то тут что-то гадать...Вы понимаете, прогнозированная ситуация тогда, когда ты знаешь, по каким правилам происходит игра. А в этой ситуации мы их не знаем, она происходит вне правил. Я вам приведу одну цитату, она принадлежит Томасу Гоббсу, одному из великих мыслителей середины ХVI столетия. Он писал так: «Искусство создания и сохранения государств основано на определенных правилах, как в арифметике и геометрии, а не только на практике (как игра в теннис). Людям, которые имеют свободное время, до сих пор не хватало ни любознательности, ни методов, чтобы эти правила для себя открыть». Это было в ХVI столетии, но тем людям, о которых он пишет, — а это руководство государства — не хватает времени, не хватает заинтересованности, не хватает понимания необходимости познать эти правила и законы, существующие как в математике, так и в других науках. И в создании государства, и в функционировании государства и в конституционном праве существуют свои правила и законы, и их необходимо придерживаться. Поэтому гадать «будет — не будет», когда главные руководящие лица страны не руководствуются правом, я не могу... Я не Глоба!

— Какие правила, конкретно, они нарушили?

— Президент нарушил правила, которые касаются досрочного прекращения полномочий Верховной Рады. У него не было и нет на сегодня для этого оснований. Но те, кто подписал заявления «трех», ничего не нарушили, потому, что это было их личной точкой зрения. А вот почему это личное мнение должно являться юридическим основанием для властных действий, я понять не могу! Основанием для властных действий должно быть исключительно конституционное правило. На сегодняшний день такого правила нет. В последнем указе говорится о том, что должны быть созданы условия для введения в действие статьи 82. Но она не введена... Нет условий, поскольку процесс выхода из фракции еще юридически не фиксирует сложение полномочий. Выход из фракции — это одно, а прекращение депутатских полномочий — другое. Выход депутата из фракции — внутрифракционное событие, за ним идет следующий элемент этой цепочки — решение партийного съезда.

Но партия — это общественная организация, и ее решение не может быть обязательным для органа власти. Причем какого органа? Представительского — он представляет весь народ. Поэтому одна партия не может решением своего политбюро перечеркнуть волю народа, который легитимизировал этот орган на выборах. Значит, для того, чтобы было юридическое оформление, нужен какой-то другой, обязательно юридический механизм. А это Центральная избирательная комиссия — специализированный орган, расставляющий все точки над «і» — над приобретением и прекращением статуса депутата. Вот поэтому логическим звеном должно быть решение ЦИК о том, что такие-то депутаты — уже не депутаты.

— То есть было принято политическое решение, и теперь надо придать юридическое оформление?

— Конечно. Если перевести на общедоступный язык для простого человека, то это так: вот физическое бытие... биологическое существование. Когда человек приходит в свет, он родился, но он еще не гражданин, я не говорю — правоспособный, дееспособный, а в принципе — не гражданин, потому, что у него нет документа, что он родился. На этого ребенка еще не распространяется право. Чтобы на него распространялось право, он должен получить свидетельство о рождении в органе юстиции. Только с этого момента человек юридически оформлен, как гражданин. Или — человек умер. Вы похороните его на кладбище?

— Без свидетельства о смерти — нет...

— Никогда! Вам не разрешат выкопать яму... То есть даже на это должен быть документ. Так и депутат. Как он становится депутатом и приобретает свои полномочия? Сначала — кандидатский список, съезды его утверждают. Потом ЦИК утверждает список, и он публикуется в официальной печати, чтобы люди имели возможность ознакомиться с этим списком. То есть его официализирует ЦИК, а не съезды партий. И только тот список, который утвердила ЦИК, а не партия, идет на выборы.

После того, как люди проголосовали, ЦИК своим решением регистрирует кандидатов, как народных депутатов. Но и после этого они еще не имеют депутатских полномочий. Они должны прийти в ВР и принять присягу народного депутата. То есть депутат уже озвучен, оформлен ЦИК, но он еще не имеет полномочий, то есть ничего еще не может делать... Таким образом на каждом этапе этой длинной цепочки есть свое юридическое звено. И если такая длинная цепочка на пути к обретению гражданином полномочий народного депутата, то как же может быть дан обратный ход, когда кто-то где-то в казино, ресторане или на лужайке под шашлыки собрался и проголосовал. Никто в принципе не знает, кто там был и что делал — и уже все, и нет представительского органа? Это же сплошной абсурд.

— А как должно быть?

— Обязательно должна быть обратная цепочка. А для этого нужно решение ЦИК, о том, что гражданин такой-то сложил с себя депутатские полномочия и не является народным депутатом. Тогда у нас существует защитный механизм. Для того, чтобы не было деструкции, злоупотребления правами, потому что это право, а не обязанность — быть депутатом. И те, кто сейчас якобы вышел из фракции, как раз и злоупотребили этим правом — использовали его в деструктивных целях. Они пошли против логики: мы выйдем из фракции, чтобы не было парламента. Но это глупо. Если вам не нравится парламент или вы пересмотрели вообще свое жизненное кредо и решили не заниматься политикой, то для этого у вас есть первый пункт статьи 81 — вы складываете с себя депутатские полномочия. Всего-навсего! Пишите заявления — не морочьте людям головы.

— Подождите, но ведь «нашеукраинцы» и «бютовцы» так и сделали...

— Нет, они писали заявления о выходе из фракции! Но если у вас проблемы с фракцией — выходите... Причем тут выход всей фракции из фракции? Выход фракции из фракции — это за пределами здравого смысла, естественного разума. Это в принципе нельзя анализировать! При том, что защитный механизм существует, он прописан в Конституции. Это мудрый документ. Защитный документ состоит в том, что если кто-то выбыл, то следующий в списке из той же фракции пишет заявление в ЦИК, и его должны зарегистрировать. Не может такого быть, чтобы страну колотило каждый год-два после выборов. ЦИК у нас ключевое звено в юридическом оформлении факта прекращения депутатских полномочий гражданина А и приобретении депутатских полномочий гражданина Б, который должна его заменить.

— Если бы эта норма работала...

— В отношении Конституции нельзя говорить «если бы она работала»! Она должна работать, и никто не должен ей мешать работать, она для того и создана, чтобы быть действующим документом, а не извините, туалетной бумагой. На сегодня ее превратили в туалетную бумагу, президент превратил Конституцию в туалетную бумагу. Это самый ужасный период в развитии украинской государственности. Потому что идет блокировка деятельности государственных институтов, которые прописаны в Конституции, наделены ею полномочиями. И Конституционного суда, и Верховной Рады, и прокуратуры, и ЦИК и судов общей юрисдикции. И все это идет от президента Виктора Ющенко и от его администрации. Если мы достигли этого уровня, когда Конституция — это туалетная бумага, и Президент использует ее по назначению туалетной бумаги, то тогда очень трудно, в принципе, что-то анализировать, прогнозировать, все тогда непредсказуемо.

— И все-таки, если эти выборы состоятся, что будет со страной?

— На этот вопрос сам же Ющенко и ответил. Пожалуйста — читайте, цитируйте его. Он сказал, что ситуация не изменится. И тогда зачем весь сыр-бор, спрашивается? Зачем столько шума, грязи, столько ударов в спину институтам власти? Зачем хаос, это все, если ситуация не изменится... «У нас политическая картина не изменится в стране», — говорит он. Нормальный человек? Если ничего не изменится, то что же ты делаешь, что творишь?

— Чем же он руководствуется, по-Вашему?

— Это личное! Я знаю, но не хочу говорить. Я не хочу давать характеристик этому человеку в прессе. Я понимаю, почему.... Поэтому и занимаю такую позицию: его действия неприемлемы для главного мужа государства. Нельзя этого делать, ему запрещено так поступать, но он это делает. Наверное, он немного перепутал личное и государственное.

— По поводу результатов этих выборов. Говорят, может быть множество судебных исков, которыми можно признать их недействительными.

— О, это вообще — если захотеть, то можно просто забросать... Изначально нет юридической основы для этих выборов, поэтому можно элементарно их завалить и результаты разнести в пух и прах. Потому что если столько дырок, противоречий и несовершенства в законодательстве и если выборы проводятся на основе договоренностей «трех», на личном мнении, а не на конституционной основе, то их похоронить элементарно. Любому, кто окажется не согласным с их результатами. Страна в кутерьме, и это так и будет катиться и катиться... Это даже не то что тысяча соблазнов это сделать — это тысяча возможностей, если захотеть.

— Виктор Балога заявил, что президент Ющенко не подпишет ни одного закона, приятого ВР после 2 июня. В чем тогда смысл работы ВР пятого созыва в нынешнем составе?

— Дело не в смысле... А в словах Балоги. Кто он такой, чтобы определять? Он канцелярист и не больше. Его дело — скрепки, конверты, ручки, ксероксы, метлы, ведра и туалетная бумага в администрации президента. И регулярность почты — корреспонденции туда и обратно. Чтобы президент регулярно отвечал на письма, которые туда приходят. Все. Это должность Балоги. Поэтому, как пишет Евровидение, «no comments» с моей стороны.

А Верховная Рада, как легитимно образованный орган на прошлых выборах, работает. То, что президент не подписывает законов, — это произвол. Так одним словом это называется в политологии, юриспруденции, конституционном праве ... У нас Украина — страна с непредсказуемым будущим, мы не знаем, кто что в очередной раз вытворит, кому какая дурь придет в голову. Даже если бы мы жили в период Кучмы, с которым я тоже очень сильно воевал, то в соотношении с ющенковским это было девять к одному стабильности и прогнозированности Кучмы и один сейчас у Ющенко.

— Сергей Петрович, Вы говорили, что в Ваш адрес поступали угрозы со стороны окружения президента? Было ли какое-то продолжение этим событиям?

— Нет, ничего больше не было. Я считаю так: если угрозы поступали, то нужно это обнародовать, для того, чтобы профилактировать эту ситуацию. Чтобы знали, что об этом знаю не только я, а и мое окружение. И если что-то бы произошло, то знали бы, кого искать. Угрозы были в тот момент, когда меня исключили из фракции «Наша Украина». С тех пор я внефракционный народный депутат.

— Прокомментируйте, пожалуйста, ситуацию с разговорами о том, что за должность судьи в Европейском суде Вы пошли против руководства БЮТ, в котором тогда состояли, проголосовав за кандидатуру Еханурова на пост премьер-министра, за что и были исключены из этой фракции...

— Те, кто говорит о том, что мне пообещали эту должность, — люди нечистоплотные и безграмотные. Они пытаются действовать по своей логике. Дело в том, что должности в Европейском суде не распределяются на Украине. Это сложная процедура отбора, конкурса, голосования, собеседования, которая включает в себя два этапа: национальную процедуру конкурса, которую я прошел, причем не с первого тура. То есть если бы кто-то мне что-то обещал, то я бы, наверное, прошел уже в первом туре и не имел бы рискованных позиций. А теперь, после национального тура, начитается европейская процедура. Она состоит в том, что нужно пройти собеседование в подкомитете по судьям Европейского суда юридического комитета, потом это решение должно быть одобрено в юридическом комитете, потом оно выносится на заседание в бюро Ассамблеи и после этого оно выносится на саму Ассамблею, где тайным голосованием осуществляется назначение.

И я могу привести последний пример, когда было заседание подкомитета по судьям в Париже дней 10 назад, то подкомитет отправил обратно весь список кандидатов Кипра, потому что из трех кандидатов два выглядели явно слабее одного. И подкомитет принял решение, что это несправедливо. Решил, что, очевидно, национальные власти подыгрывает одному из кандидатов и создают ему искусственные преференции, так как он член Верховного суда на Кипре. Поэтому вернули всех. Так что это не так просто... Поэтому люди, которые говорят о обо мне — и в БЮТ, и в «Нашей Украине» — просто малосведущие в этих процессах.

Автор: Евгений Собянин