Газета «Наше Дело»
Газета «Наше Дело»
г. Одесса, ул. Б. Арнаутская, 72/74, каб. 1201.
Телефон: (048) 777–09–56

Оранжевые клоуны

Учите албанский! Б... буду!

После того, как Путин дал установку на перевооружение российской армии, то, что уже сделано, вызывает невольное уважение. Тут вам и продвинутые системы С-400, и умные ракеты, и новые самолеты и корабли. В этом месяце ВМФ РФ получил 40 миллиардов рублей на строительство новой базы в Новороссийске.

Заботы Украины о своей армии ограничиваются парой строчек в предвыборных программах и исполнением (при молчаливом согласии всех партий) мероприятий по приобщению к НАТО — по велению президента и при чутком руководстве министра обороны. В итоге Украина вполне может сравняться по мощи с грозной Албанией, что совершенно неожиданно выплывает буквально из нескольких строк целевого плана на текущий год.

Какой должна быть украинская армия, в общих чертах известно даже дошкольникам: профессиональной, боеспособной, оснащенной по последнему слову техники, солдаты и офицеры должны получать много денег и навсегда забыть о подметании плаца ломом. Но как это воплотить в жизнь один к одному и притом быстро, не говорит никто. Все политические силы могут много рассказывать о реформах в коммунальной сфере, например, и даже кое-что соображать в устройстве системы отведения сточных вод. Но претворением в жизнь военных лозунгов никто себя особо не утруждает.

Вот БЮТ, к примеру, вообще об армии в своих «прорывах» не сказал ни слова. Программные намерения Партии регионов полностью уложились в описанный выше стандарт мечтаний. «Наша Украина» пообещала до 2010 года «покончить» с очередью военных на жилье. Учитывая лаконичность обещания, можно предположить почти все что угодно. Или призвать на помощь статистику, которая указывает, что очередь рассосется сама собой: скажем, в Сухопутных войсках к 2011 году должно остаться 60 тысяч военнослужащих против 88 тысяч в 2006 году.

Коммунисты уверены, что призвание Вооруженных Сил — защита интересов трудящихся (то есть безработные, пенсионеры и дети могут быть сразу отданы на растерзание иностранной военщине), и поэтому обещают решить проблемы с жильем для наших защитников за счет конфискованных у паразитов дач и вилл. Социалисты подходят к вопросу реформирования армии комплексными фразами и используют в своей программе обороты вроде «патриотическое воспитание граждан; производство и усовершенствование вооружений, в количественном и качественном отношении необходимых для поддержания боеготовности войск, для отпора любой агрессии против Украины».

Большинство из представленных политических сил формально против вступления в НАТО. Но как этому препятствовать, помимо проведения пикетов и производства агрессивных заявлений, опять никто не знает. Поэтому с армией работают те, кто знает, чего хочет. В июне президентом Ющенко был подписан целевой план Украина — НАТО на 2007 год, и исполнением его (в числе прочих) занимается главный специалист по миролюбивым альянсам Анатолий Гриценко. План этот, как и предыдущие, довольно подробно описывает, что должно быть сделано по вопросам сотрудничества с НАТО, борьбы с терроризмом, а также, конечно, оснащения и подготовки армии.

Конечно, никто не собирается огульно хаять мероприятия, которые должны проводиться в ходе выполнения положений программы. Тем более что, как мы убедились, иных предложений нет. Обеспечение войск способами связи стандарта НАТО или, предположим, пошив полевой униформы, которая не «садится» после стирки на два размера, — это очень хорошо и правильно. И вообще, стремление к НАТО в плане приобретения лучшего полезнее, чем вступление в него. Другой вопрос, как это делается и что получится в итоге.

Например, Минобороны предписано проводить консультации с военными и экономическими структурами НАТО и его членами по вопросам использования «офсетной» практики при закупке Украиной вооружения и военной техники. Какого вида этой практики — не расшифровывается, но можно предположить, что речь идет о «прямых офсетах», которые предполагают участие оборонной промышленности импортера в производстве самой импортируемой продукции (субподряды, реальные и финансовые инвестиции в рамках выполнения заказа). В послевоенные годы Япония использовала такой способ при закупках американского оружия, чтобы добиться технологического прорыва. Но Япония была в других условиях, нежели Украина, которой от советских времен досталась сбалансированная система вооружений и военно-промышленный комплекс, позволившие ей входить в десятку крупнейших экспортеров оружия.

В течение последних десяти лет вооружение это устарело, а ВПК держится на плаву за счет иностранных заказов. Причем и этот источник поступления денег, очевидно, будет утерян. По крайней мере, Китай — один из основных покупателей украинских разработок — склонен к прекращению сотрудничества. Не в последнюю очередь от нашей военной продукции отказываются потому, что украинские производители практически не занимаются ее технической поддержкой, хотя именно это приносит экспортерам больший доход, нежели сама продажа. Россияне твердо решили сделать себя самодостаточными и потому изготовлением двигателей, ракет и пр. элементов мы уже заниматься не будем. Государство у ВПК не заказывает почти ничего, а если и заказывает, то работать на сложной технике некому. Солдата, облагодетельствованного «оранжевым» правительством сокращением службы до года, подпускать к дорогой технике опасно и бессмысленно, тем более что и уровень образованности призывников резко упал. А грамотные офицеры и прапорщики по разным причинам армию покидают. По непроверенным данным, украинская армия в этом году получила в рамках перевооружения всего 18 танков Т-64Б. При этом на консервации стоят еще громилы Т-10, они же ИС-8 (10), созданные после Второй мировой войны. В 60-е годы предполагалось, что именно эти танки, модифицированные и отлично вооруженные, должны были нанести поражение натовским частям в случае начала войны с Западом. Но это было в 60-е годы. Станции РЛС в Мукачево и Севастополе, от которых отказывается Россия, мы использовать самостоятельно не сможем и вообще много чего не сможем. Даже поддерживать инфраструктуру Севастополя не сможем после того, как Черноморский флот РФ минимизирует свое присутствие там. Эти и многие другие факты вызывают сомнение, что в нашей армии вообще может случиться серьезное перевооружение и переоснащение старых корпусов современной прогрессивной электроникой, и что в этих делах примет участие отечественный ВПК.

Продолжая разговор о системе «офсета», следует понимать, что переоснащение предприятий, занимающихся выпуском продукции военного назначения, для овладения новыми технологиями на пользу себе требует оборотных средств. Таковых в ВПК, работающих по системе «долги по зарплате — заказ — выплата долгов», нет. Минобороны тоже вряд ли их изыщет. А натовские производители вряд ли заинтересованы в потерях прибыли ради блага каких-то непонятных украинцев. Опыт стран Центральной и Восточной Европы это только подтверждает. Короче, все «натовские стандарты» мы будем покупать. А поскольку денег у нас мало, то хватит их только на одну составляющую реформированных Вооруженных Сил Украины, по плану состоящих из трех частей, — для Сил быстрого реагирования. Получается экономно, интересно, полезно.

А кому полезно, как-то исподволь вытекает из еще одного пункта целевого плана. Им предписывается «осуществить подготовку личного состава Вооруженных Сил Украины на курсах интенсивного изучения иностранных языков (английский, французский, немецкий, арабский, турецкий) при высших военных учебных заведениях ВСУ, а также на языковых и профессиональных курсах в высших учебных заведениях Канады и США».

Вполне можно спеть старую песню на новый лад: «Откуда у парня арабская грусть?». Да оттуда, что быстро реагировать наши натовски-стандартизированные силы будут на нарушения демократии в странах типа Афганистана и Ирака. А поскольку мы стремимся к профессиональной армии, то защищать чужую демократию украинские солдаты будут за деньги. В обмен на иллюзию участия своей страны в системе коллективной безопасности, куда нас еще долго не возьмут по причине несоответствия стандартам НАТО судебной, налоговой и прочих систем. Силы внутренней обороны будут и дальше пользоваться всяким старьем, а третьей составляющей, подразделениям обеспечения, оружие выдавать не надо. Опять же, ВПК вымрет сам и получится еще экономнее. А всем, кто не в армии надо, будет начинать учить албанский: думать по-украински как-то не получается.

Автор: Дмитрий Заборин