Газета «Наше Дело»
Газета «Наше Дело»
г. Одесса, ул. Б. Арнаутская, 72/74, каб. 1201.
Телефон: (048) 777–09–56

Дела грустные

Дешевая объективность Савика Шустера

Честно говоря, пока ходил слух, что Савик Шустер ушел из «Свободы слова», и собирается заниматься внеполитическими проектами наподобие «3-го тайма» или «Великих украинцев», очень хотелось, чтобы так это и было. Но нет, выплыл в практически такой же по структуре и направленности политической программе. И ведет ее так же омерзительно, как и «Свободу слова».

И не писал бы эту статью, если бы не последний выпуск этой новой «Свободы» с господином Шустером. Но вот посмотрел, освежил все в памяти и не выдержал. Слишком уж яркие негативные эмоции вызывает у меня итальянский гражданин, умудряющийся вести едва ли не главную (по его же мнению) политическую передачу страны, при этом откровенно признаваясь в своем абсолютном безразличии к Украине. Сам же «политический спорткомментатор», видимо, считает такое безразличие чуть ли не высшим проявлением журналистского профессионализма.

Я, слава небу, не профессиональный журналист. И даже публицистикой занимаюсь в режиме отдыха от основной работы. Наверное, поэтому подобная позиция вызывает у меня отвращение. На чрезмерный пафос любителей рассказывать о высокой гражданской миссии журналиста-гражданина, журналиста-патриота я, впрочем, реагирую приблизительно так же. Но ведь быть небезразличным вовсе не означает демонстрировать скаутскую активность и гипертрофированную заботу о родине.

И при этом своем демонстративном безразличии господин Шустер отнюдь не беспристрастен. Мало того, что он узурпирует право на неравномерное ограничение высказываний — это вроде бы логично, хоть и неприятно. Однако Савик Шустер регулярно позволяет себе односторонние ангажированные комментарии, которых ведущий ток-шоу в принципе не должен делать. Если бы он при этом открыто признавал свою ангажированность, все было бы более или менее нормально. Но куда там! Сама объективность с острой бородкой почтила своим присутствием украинские телеэкраны.

Любимое подтверждение собственной беспристрастности и объективности у господина Шустера — это его «репрезентативная» аудитория в студии. О ее социологической обоснованности Шустер рассказывал в каждой «Свободе слова» на ICTV и продолжает рассказывать уже в «Свободе» на Интере. В последней своей передаче он умудрился поведать о ее репрезентативности совсем уж оригинальным способом. Сообщив, что несколько передач подряд замеры избирательных намерений студийной аудитории «Свободы» показывали те же результаты, что продемонстрировали экзит-поллы, Савик Шустер заявил: «Это прекрасное подтверждение тому, что Киевский международный институт социологии действительно подбирает нам репрезентативную аудиторию, которая пропорционально представляет все население Украины».

Не буду ничего писать о КМИСе: хорошего нечего написать, а плохое составит отдельную статью. Дело в том, что аудитория Шустера в «Свободе слова» составляла 100 человек. В новой «Свободе» она если и больше, то не намного. Население Украины должно быть представлено с учетом как минимум нескольких квот — пол, возраст, профессия, регион проживания и (ввиду специфики программы) политические предпочтения. Так вот, даже без учета квот репрезентативная выборка по Украине — это 1200 человек. Вот при таком количестве может (именно «может», потому что «будет» — это уже зависит от профессионализма социологов) соблюдаться количественная пропорция, то есть собственно репрезентативность. Это значит, что при правильном подборе в таком количестве человек будут пропорционально проявляться все основные свойства, качества, склонности, мнения всего украинского населения. А 100, 200 или 300 человек — это выборка тренировочная, для студенческого пилотажа.

Вы думаете, Савик Шустер этого не знает? Знает, прекрасно знает. Более того: в свое время бывший глава Социологической ассоциации Украины Николай Шульга рассказал все это бывшему сотруднику «Радио Свобода» прямо в его программе. Что не помешало Шустеру и тогда заявить: клевета, мол, на его журналистскую честь, — и впоследствии в каждом эфире навязчиво врать о «репрезентативности» его аудитории.

Очень уж важно господину Шустеру продемонстрировать «независимый и объективный взгляд со стороны». При этом в свое время — еще на ICTV — ничто не мешало ему затыкать рты всем присутствующим, лишь бы дать возможность высказаться Инне Богословской, спонсируемой тогда хозяином канала господином Пинчуком. В ее отношении Савик оказывался действительно «наблюдателем», тогда как остальных обрывал на полуслове. Я писал об этом в материале о Богословской на СКУНС-ИНФО, но это было очень давно.

В отсутствие же Богословской Шустер становился «незаметно оранжевым» — то есть правдами и неправдами обеспечивал представителям отечественной «демократии» более выгодный фон, нежели их оппонентам. А вот коммунистам и наиболее красноречивым «регионалам» (Болдыреву, например) Шустер прямо-таки приказывал молчать. Мотивируя эти приказы то близостью рекламной паузы, то отсутствием времени, то их же мнимой несдержанностью или невежливостью.

Эту же тактику он сохранил и по сей день. Когда в последней передаче у микрофона стоял Юрий Луценко — эталон сдержанности и интеллигентности, не так ли? — а из зала ему вторил еще один образчик лексической умеренности Ксения Ляпина, Савик Шустер почему-то не находил нужным как-то ограничивать их словоизвержение. А вот луценковскому давнему оппоненту Михаилу Добкину Шустер незатейливо несколько раз «подпортил фон». Вначале выставив Добкина человеком, не умеющим себя вести в прямом эфире (перебивает, мол, и говорит без микрофона), затем напомнив всем о ролике, гуляющем по Интернету. Мол, чего еще ждать от мэра, который матом в камеру разговаривает.

Я уже упоминал в одной из статей, что этот ролик, скорее, можно рекламой считать. Потому что, в отличие от того же Луценко, Добкин использует эту лексику, что называется, по делу и не прилюдно (он же не просил обнародовать рабочие записи). А лексика Юрия Витальевича в принципе не сдерживается никакими рамками — вспомните федерастов. Но пес с ним, с Луценко (хотя когда этот очкастенький сынок винницкого партсекретаря рассказывал, как он с 28 лет работал главным конструктором какого-то завода, очень хотелось лишить его способности произносить еще пяток букв). Вопрос в том, за каким таким дьяволом объективный и беспристрастный Шустер лезет со своими комментариями к одним участникам программы и не трогает других?

Вопрос, конечно, риторический. Кого сказано ограничивать, того и ограничивает. Нет проблем, работа есть работа, даже если она такая. Но даже эту работу можно делать, как, например, Доренко в свое время: честно признаваясь, что долбаешь тех, на кого тебе хозяин указывает. А можно изображать из себя правдоруба итальянского разлива, который объективен, потому что ему все равно.

Напоследок вот что скажу. Любителям задавать вопросы «а на себя-то смотрел?», сразу скажу: смотрел. И Шустера не люблю от всей души, а отнюдь не по заказу. И если претендую в каких-то материалах на объективность, то соответствую этим претензиям. А в этой статье никакой объективности не придерживаюсь — просто выражаю отношение, не пытаясь при этом наврать. Положение позволяет писать то, что я хочу, поскольку, в отличие от пана Шустера, финансовыми узами я ни с кем не связан. И, как Сергей Михалков у Филатова, могу воткнуть фитиль, кому хочу. Но, в отличие от него, не молчу. И вам советую.

Автор: Артем Литовченко, СКУНС-ИНФО