Газета «Наше Дело»
Газета «Наше Дело»
г. Одесса, ул. Б. Арнаутская, 72/74, каб. 1201.
Телефон: (048) 777–09–56

Дела позорные

Еврочленство, НАТО и Украина: мифы и реальность

Попытки некоторых политических сил Украины привязать свою страну к НАТО наблюдаются с момента провозглашения независимости. Особенно активизировалась эта деятельность в период безвластия, с того самого момента, как «оранжевые» были у государственного руля. Вступление страны в НАТО стало выдаваться как панацея от всех украинских бед, в том числе и экономических.

Эта нехитрая идея всячески подогревается с Запада, выдавая ее реализацию как главное условие принятия Украины в Евросоюз. Тот факт, что дверь ЕС уже давно захлопнулась для новых членов, нисколько не смущает сторонников вступления в НАТО. Они утверждают, что для начала надо войти в Североатлантический блок, а потом Европе и деваться, дескать, некуда будет.

Однако события весны и лета 2006 года в Крыму и всей юго-восточной Украине показали, насколько ненавистен блок НАТО простым людям. Крымчане фактически организовали преследование американских солдат, которые высадились с военным грузом в Феодосии для проведения учений «Си-Бриз». Блокирование натовских вояк населением Крыма и жителями других районов Украины, приехавшими для поддержки на полуостров, переросли в народные волнения, вынудившие американцев покинуть Крым. Это была истинно народная победа.

Но политические силы, видящие будущее Украины в НАТО, никогда не смирятся с этим поражением. Слишком высоки ставки в этой политической игре.

Украинские «оранжевые» власти взяли стратегический курс на скорейшее вступление в НАТО. В Киеве рассчитывают на принятие принципиального решения на саммите «НАТО-Украина» в 2008 году о приглашении в альянс. После полутора-двух лет переходного периода полноправное членство может быть обретено республикой на рубеже 2010 года.

Возникает ряд вопросов: почему такая спешка со вступлением в альянс, кто за этим стоит и какие реальные политические и экономические последствия ждут Украину в случае вхождения в НАТО.

Сжатые сроки интеграции в североатлантический блок во многом обусловлены стремлением В. Ющенко и его сторонников избежать широкомасштабных дискуссий в обществе, грозящих перерасти в противостояние между двумя культурно-цивилизационными пластами в Украине — историческим славяно-русским и относительно новым западно-украинским мирами.

Понимают это и в Соединенных Штатах, для которых отрыв Украины от России является главной стратегической задачей на постсоветском пространстве. Как утверждает патриарх американской консервативной мысли З. Бжезинский, «именно без Украины Россия никогда не сможет вновь стать империей». Таким образом, настойчивое подталкивание Киева в объятья Запада — не что иное, как ключевой элемент общей схемы Вашингтона по сдерживанию России и ее окружению «санитарными кордонами», чтобы предотвратить возникновение достойного конкурента на мировой арене. Вполне понятно, что при такой озабоченности «российским фактором» американским политикам нет дела до исторического будущего Украины. Интересы населения этой страны не входят в геостратегические расчеты США.

Помимо американцев с интеграцией Украины в Североатлантический альянс весьма серьезные надежды связывает ближайший союзник Вашингтона в ЦВЕ — Польша. Варшава стремится стать главным лоббистом принятия Украины в НАТО. Здесь наблюдается многоплановость целей. Поляки рассчитывают укрепить свою значимость в регионе ЦВЕ и тем самым окончательно утвердиться в роли лидера «малых стран» ЕС, балансирующих влияние великих держав в Евросоюзе (прежде всего Франции). Не меньшее значение для поляков имеют и исторические аспекты. Приобщение Украины к западной цивилизации открывает для Польши возможность постепенного втягивания республики в орбиту своего влияния, вплоть до попыток восстановления Речи Посполитой в границах XVII века. При всей кажущейся эфемерности подобного умозаключения такие амбиции Польши могут приобрести реальные очертания, если принимать во внимание неадекватность притязаний ее политической элиты на свое место в современной Европе.

Важно помнить, что отрыв Киева — символа преемства от Константинополя и Москвы, а также окатоличивание восточных славян были вековыми устремлениями Ватикана и Запада. Еще Папа Урбан VIII взывал к галичанам в начале XVII века вскоре после Унии (1596): «О мои Русины! Через вас-то надеюсь я достичь Востока...» Став водоразделом между православно-малороссийским и польско-католическим культурно цивилизационным типом, униатство всегда было направлено на Восток, стремясь втянуть в свою орбиту православную Малороссию, к чему постоянно подстрекала претендующая на нее Польша.

Греко-католическая церковь родила в Галиции политическое «украинство» в ярко выраженной форме «москофобии».

Именно поляки — родоначальники концепций, что русские и малороссы — это не единый разветвившийся народ, а две народности. Затем польские теоретики превратили их уже в два славянских народа. Согласно галицийской идеологии, русские — это вообще не славяне, а помесь угро-финнов с татарами. Эта варварская нация, мол, украла Киевскую историю, которая относится лишь к малороссам, которые и есть единственные наследники святого Владимира, что фактически и провозгласил Папа Иоанн Павел II во время своего визита в Украину. Сегодня униатство объявляет себя единственной воинствующей «крестоносной» церковью «украинского возрождения» с целью сокрушить православие и прорусское мировоззрение украинцев.

Отречение от общерусской и общеправославной судьбы позволяет «оранжевым» вместе с униатами обосновать историческую логику не просто отдельного от России, но и ориентированного стратегически и духовно на Запад развития Украины. Господство галицийских идей на мировоззренческом и информационном поле Украины уже привело к переписыванию истории республики под углом зрения ее многовековой борьбы с имперской угнетательницей Россией.

Вместе с тем, несмотря на усилия униатов и поддерживающих их нынешних светских властей в Киеве, пока еще не сформировалась единая политическая, а тем более гражданская украинская нация. По определению известного американского историка С. Хантингтона, республика остается «цивилизационно расколотой» или, по крайней мере, «цивилизационно надтреснутой». Именно такие государства, как правило, сталкиваются с проблемами единства страны. Учитывая это обстоятельство, «оранжевые» в Украине любым способом пытаются избежать всенародного референдума по вопросу о членстве страны в НАТО. В Киеве прекрасно понимают, что вопрос будет стоять не о гарантиях военной безопасности, а об историческом будущем Украины.

В ходе недавних выборов в Верховную Раду Украины американцы и их западные партнеры значительно продвинулись в решении важнейшей проблемы — выхолащивании пророссийского движения Юго-Востока. Это и не удивительно. Среди наиболее заметных «советников» Партии регионов оказались сотрудники Национально-демократического института М. Олбрайт, а также экспертная команда М. Манафорта.

В результате «миноритарные компоненты» Юго-Востока не вошли в парламент самостоятельными партиями. Однако такие усилия лишь загоняют хроническую болезнь Украины — сохраняющееся межрегиональное противостояние — вглубь. Подготовка к вступлению республики в НАТО способна обострить ситуацию. Официальный Киев все активнее проводит курс на жесткую украинизацию юго-восточных регионов. Фактический запрет на использование русского языка в судопроизводстве, его вытеснение из кинопроката и электронных СМИ, выдавливание из сферы высшего образования и, наконец, оскорбительный во всех отношениях перевод русских фамилий на украинский язык для избирательных списков все больше и больше отчуждают русское население от украинского государства.

В результате всех этих мер русскоязычные граждане укрепляются в мысли об их национальном унижении. Можно сделать вывод, что по мере продвижения в НАТО на Украине будут нарастать внутренние противоречия.

Русскоязычное население Юго-Востока будет стремиться к суверенизации, чтобы не остаться гражданами «второго сорта». Для этого имеются все условия:

  1. Юго-Восток с его доминирующей и самовоспроизводящейся русской культурой воспринимает себя как отдельную от других регионов Украины общность.
  2. Язык общения Юго-Востока — русский. И он является наиболее очевидным и наиболее распространенным выражением особой идентичности Юго-Востока.
  3. Население этих регионов вплоть до отделения УССР от Советского Союза рассматривало себя как часть «большой России» (СССР), в которой они являлись представителями большинства. После 1991 года их статус изменился: они неожиданно для самих себя оказались «меньшинством».
  4. Юго-восточные регионы являются экономически более развитыми в сравнении с остальной Украиной.
  5. И, что самое главное, они являются экономически автономными регионами. Регионами-донорами. Основу их промышленности составляют отрасли с высоким экспортным потенциалом. Их предприятия в большей степени являются частью глобальной экономики, чем экономики украинской. Необходимость кооперации их высокотехнологических предприятий (например, ВПК) ориентирует Юго-Восток не на остальную Украину, а на Россию, где находятся основной рынок сбыта и недостающие технологические звенья. Кроме того, основная ресурсная база (главным образом, энергоносители) этих регионов также находится не на Украине, а в России.

Кто же они, главные «евроинтеграторы», и что ждет Украину после вступления в НАТО? Основным идеологом присоединения республики к альянсу считается нынешний министр обороны А. Гриценко. Он позиционирует себя в качестве человека, «которого все знают в НАТО». В таком утверждении есть значительная доля правды. Гриценко наладил нужные «контакты» еще в бытность своей учебы в Институте иностранных языков министерства обороны США (1993 г.) и на оперативно-стратегическом факультете Университета ВВС США (1994 г.).

Его восхождение на Олимп украинских властных структур началось в аналитическом штабе команды Ющенко. Будучи президентом Украинского центра экономических и политических исследований им. А. Разумкова, Гриценко по итогам экзит-полла заявил, что Ющенко победил во втором туре с перевесом в 11 процентов. Эта цифра никогда потом не была подтверждена, но позволила майдановцам выдвинуть лозунг о попытке похитить у них победу. Дальнейшее развитие событий всем известно.

Как утверждает украинский министр обороны, членство в НАТО не даст государству оказаться в ситуации, когда оно будет вынуждено поддерживать обороноспособность за свой счет. В рамках реформы вооруженных сил планируется сократить армию почти вдвое. Это значит, что предстоит массовое увольнение командного состава «старой школы» с заменой их выпускниками американских и западноевропейских военных училищ. Даже такая масштабная «чистка» не способна решить острейшую социальную проблему — обеспечить действующих военнослужащих жильем. В прошлом году они получили всего четыре квартиры в Киеве.

На этом фоне, по оценкам западных политологов, Гриценко является далеко не бедным человеком. Хотя он и выступает сторонником создания законных и совершенно прозрачных схем реализации избыточного имущества украинских вооруженных сил (о чем он неоднократно заявлял на различных форумах), на деле все несколько иначе.

Как известно, в таких сделках принимают участие только представители соответствующих ведомств. Однако к переговорам активно подключился известный бизнесмен, владелец «Криворожстали» индиец Лакшми. Его реальная стоимость в настоящее время составляет не более 100 млн. долл. Индиец проявил готовность заплатить гораздо больше (речь идет о миллионах долларов). Возникает естественный вопрос: зачем переплачивать? Вполне можно допустить, что разница в конечном итоге через небезызвестные схемы «откатов» попадет в карманы украинским чиновникам за различного рода преференции деятельности Лакшми в республике. Напрашивается вывод: либо министр обороны Украины не владеет ситуацией в своем ведомстве (что маловероятно), либо он «в доле».

Членство Украины в НАТО предполагает перевод оборонно-промышленного комплекса республики на стандарты альянса. По мнению Гриценко, это должно существенно расширить возможности и рынки сбыта украинской военной техники и вооружений. Вместе с тем любой, даже далекий от армии здравомыслящий человек вправе задаться вопросом: неужели европейцы допустят нового конкурента на один из наиболее высокоприбыльных рынков, где и без того накал борьбы беспрецедентно высок? Для Украины путь в НАТО один: через утилизацию (т.е. добровольное уничтожение) своего военного потенциала, как это сейчас происходит с ПВО сухопутных сил.

Еще одной мифологемой, настойчиво внедряемой в общественное сознание украинского населения, является то, что НАТО — структура хотя и имеющая военно-политический характер, но сейчас занимающаяся не вопросами оборонительно-наступательных стратегий, а проблемами совместного противодействия тем вызовам и угрозам, которые актуальны в мире: нелегальная миграция, наркоторговля, международный терроризм и др. При этом украинские «евроинтеграторы» скромно умалчивают о роли и участии альянса в большинстве современных региональных войн и конфликтов.

Есть еще один момент, объясняющий поспешность действий украинского руководства по интеграции с НАТО, — это стремление США к доминированию в Черноморском регионе. Явно с подачи своих американских партнеров Киев намеренно провоцирует противостояние татар и русскоязычного населения на полуострове. Расчет здесь довольно прост. При перерастании конфликта в открытое противоборство Украина, уже будучи членом НАТО, требует введения в Крым миротворческого контингента и одновременно устранения главного фактора поддержки русскоязычных — базы флота РФ в Севастополе. Мало у кого возникнут сомнения, что США не поддержат «законную» просьбу нового члена альянса, который «подвергся опасности со стороны авторитарной Москвы».

Министр обороны Гриценко обещает, что в случае вступления Украины в НАТО на территории республики не будет ядерного оружия. Между тем известно, что представители неядерных государств привлекаются к ядерному планированию НАТО, принимают участие в утверждении схем размещения и модернизации ядерных арсеналов, разрабатывают системы командования, контроля и коммуникаций. Между США и Бельгией, Германией, Грецией, Турцией, Италией, Нидерландами подписаны соглашения, разрешающие авиации этих стран в военное время доставлять американские ядерные бомбы к целям. Украине как члену альянса ничто не мешает участвовать в этой договорной системе, особенно если такой шаг «предложит» сделать Вашингтон.

Вполне вероятно, что в качестве «компенсации» за поддержку ускоренного вступления Украины в НАТО США будут добиваться возможности размещения своих баз в республике, особенно в районе Черного моря.

Довольно наглядными в этом плане являются договоренности американцев с Румынией. Как выяснилось в ходе парламентских слушаний, США вправе напасть с румынской территории на любую страну без согласования с Бухарестом. Кроме того, румынская сторона не будет знать, какое вооружение и какое количество военнослужащих Пентагон размещает на своих базах. Предполагается и полная бесконтрольность американской боевой техники: самолетов, судов и сухопутных боевых машин. Военные США получат освобождение от ответственности за любые серьезные преступления, совершенные на румынской территории. Украинской «оранжевой власти» есть над чем задуматься. Фактически это оккупация части территории страны под видом «союзнических отношений».

По мнению президента Украины Ющенко, вступление в НАТО будет содействовать членству республики в ЕС. Вместе с тем опыт Турции показывает, что на это могут потребоваться десятилетия. США имеют ограниченные возможности лоббирования в этом вопросе, Польша уже не раз позиционировала себя в качестве «возмутителя спокойствия» в ЕС. Значит, Киеву вряд ли стоит надеяться на реальную помощь этих стран. Все будет зависеть от выполнения Украиной конкретных критериев, в том числе в экономической сфере. А здесь все не так «безоблачно». Членство Украины в НАТО приведет к формированию полноценных охраняемых границ между Россией и УР. Украинцы окажутся отсеченными от российского рынка труда, прекратится поток денежных средств, зарабатываемых в РФ временными рабочими из республики. Это усилит социальную напряженность в Украине. Кроме того, по оценкам экспертов, после вступления Украины в НАТО Россия окончательно перейдет к поставкам энергоносителей в республику по мировым ценам. Произойдет свертывание отношений свободной торговли с РФ. Вследствие этого существенно ухудшится платежный баланс Украины.

Справка «НД»

Что собой представляет платежный баланс страны? В самом простом определении платежный баланс — это соотношение денежных платежей, поступающих в страну из-за границы, и всех ее платежей за границу в течение определенного периода времени. Другими словами, уже в нынешнем году Украина будет жить не по средствам.

12 апреля с.г. министр экономики Украины уже заявил, что в нынешнем году его ведомство прогнозирует отрицательное сальдо платежного баланса «на уровне 500 млн. долл.». Подобное будет зафиксировано в республике впервые с 1998 г. Можно себе представить, где окажется кривая приведенного выше графика, когда дефицит платежного баланса превысит 10 млрд. долл., что, по оценкам экспертов, вполне реально. Как следствие, произойдет не менее чем двукратная девальвация гривни, резкий всплеск инфляции и повышение стоимости жизни в республике как минимум в полтора раза. Ожидаемое снижение ВВП составит около 15 процентов. На грани исчезновения окажется наукоемкая промышленность, причем сектора как связанные непосредственно с обороной, так и производством товаров двойного назначения. Это означает потерю нескольких сотен тысяч рабочих мест. Переход на мировые цены на энергоносители (в противном случае украинские потребители будут признаны самим же Евросоюзом находящимися в особо привилегированном положении) вызовет резкое снижение рентабельности и конкурентоспособности украинских металлургических, химических, машиностроительных и продовольственных товаров. Большинство предприятий химико-металлургического, агропромышленного и машиностроительного комплексов станут банкротами. Работы лишится более миллиона человек, многие регионы Украины окажутся в глубокой депрессии. Нельзя не признать, что после вступления в ЕС ряд восточноевропейских стран полностью утратили национальный контроль над собственной экономикой. Банковский сектор и крупные промышленные предприятия фактически были проданы иностранным собственникам.

Наиболее прогнозируемый сценарий «евроатлантической интеграции» Украины может выглядеть следующим образом: НАТО получит от Украины все то, что любая страна добровольно отдает при вступлении в альянс, — военные секреты, возможность оказывать влияние на структуру и численность армии, на внутреннюю политику в целом, транзиты, военные базы, полигоны и т.д. (то есть речь идет о частичном ограничении суверенитета), но при этом ничего или почти ничего не получит взамен. Значительная часть украинской элиты, видимо, на полном серьезе считает, что Украина может стать частью «Золотого миллиарда». Не ясно, откуда такая уверенность. Впрочем, многие из них уже давно «интегрировались» в НАТО в том смысле, что будущее их детей и капиталов связано именно со странами-членами альянса, и Гриценко в этом не исключение, а скорее, правило.

Автор: Сергей Николаев