Газета «Наше Дело»
Газета «Наше Дело»
г. Одесса, ул. Б. Арнаутская, 72/74, каб. 1201.
Телефон: (048) 777–09–56

Дела грустные

Совесть эпохи или продажные лохи?

Вы думаете, украинскую политику делает женщина с косой или мужчина с высунутыми на полметра манжетами белой рубашки? Вы всерьез полагаете, что будущее нашей страны находится в руках всех этих потеющих министров и нервически моргающих сыновей великих украинцев? Ошибаетесь.

Знаете, кто определяет, как жить столице, к примеру? Кто определяет, чем и как жить киевлянам, каким воздухом им дышать и по каким паркам гулять? В столице этот вопрос раньше решался пенсионерами. Причем чем старше пенсионер, тем радикальнее он решал судьбу Киева.

Килограмм гречки, 75 гривень «надбавки» к пенсии от действующего мэра, покрашенные за неделю до выборов скамейки возле парадного — именно эти факторы влияют на выбор подавляющего большинства, приходящего к урнам для голосования. В нашей стране самыми обязательными в плане выборов являются те, кому «за 60», причем чем больше «за», тем политически активнее электорат. Их выбор — это наше с вами будущее. Наши парки, скверы и исторический центр города обмениваются на вонючую гречку и копеечные доплаты.

Однако не стоит забывать и о тех, кого еще советские кинорежиссеры, снимавшие пафосные картины о дореволюционных политических движениях, изображали с непокорными вихрами, высокими лбами, порывистыми движениями и устремленными вдаль взглядами. Еще один обязательный штрих — книжка в руке всегда изображалась потолще. Студенческая братия исторически является наиболее политически активной частью общества.

Пенсионеры — это пятая колонна в рядах глупого электората. Они ударят с тыла. А движущей силой политических сил является именно масса студентов. Но если раньше люди, получающие высшее образование, стремились изменить жизнь вокруг себя альтруистически, иногда жертвуя собою даже, то сейчас молодежь поступает проще — она себя продает. Продает свои голоса, продает свое тело для стояния на площадях и возле государственных учреждений.

Отечественному студенчеству отечественным же политикумом был любезно указан путь к неиссякаемому источнику пополнения личного бюджета.

Впервые ваш покорный слуга увидел эту кухню изнутри весной 2006 года. Я тогда «помогал» местному депутату Кривоносу остаться депутатом. Кривонос был в команде Омельченко, и мы «обрабатывали» жителей Чоколовки на предмет того, что лучше депутата для района никогда не было и не будет, и мэра Киеву лучше, чем Омельченко, тоже не найти. Хотя в душе болели за «дядю Леню» (тогда он еще не был «Леней-Космосом»). В общем, мы продавались.

Платили нам по 100 гривень на лицо в день. Работать приходилось в тесной спайке с ребятами из штаба «Нашей Украины». Идеи партии президента в массы двигали мальчишки. Реально, дети — школьники и студенты первого курса КПИ. Именно эта зондеркоманда разрисовывала по ночам подъезды домов словами из трех букв. Не подумайте дурного — они писали черной краской «БЮТ», дабы вызвать отвращение у жителей парадных к лидеру трехбуквенной партии.

Хотя, пардон, по слухам это делали активисты «Нашей Украины». А то вот напишу сейчас то, что видел своими глазами, а ко мне с иском за клевету кто-то из «кристально честных» прихромает. Те же лица писали и про «УСЕ БУДЕТ ДОНБАСС» на заборах. Опять-таки по слухам. Днем агитировали, газетки раздавали. И получали они, по слухам, около 600 долларов за месяц непосильного своего труда. Главарем у ребятишек был пухлый парень лет восемнадцати (вчера видел его на Севастопольской площади в палатке, рекламирующей Луценко). Он и зарабатывал побольше. Именно ему звонили из штаба и просили «подтянуть команду». Толстый парень был звеньевым.

Кривонос остался в кресле, Омельченко из кресла вылетел, Черновецкий в кресло плюхнулся. Но ничего не изменилось. Прошло два года, а расценки, невзирая на инфляцию, практически те же. И звеньевые на местах, и команды их, студентами укомплектованные, всегда на проводе.

Штабной работник нанимает звеньевого, тот — студентов. С каждого «бойца» звеньевому «капает» от 10 гривень в день. Сами «бойцы» получают около 100 гривень в день или (в зависимости от партии-работодателя) 10—15 гривень в час. Есть массовки — митинги, акции протеста и т.д. Такое стояние и вялое выкрикивание заученных лозунгов стоит от 10 гривень за час. День в палатке оплачивается из расчета от 120 гривень (БЮТ) до 200 гривень на лицо (ПР). По слухам, конечно же...

По слухам, в прошлые выборы столичного мэра студентам НАУ предлагалось вступить в партию «Европейская столица». По слухам, огромное количество студентов сдало ксерокопии паспортов и идентификационных кодов и получило за это по 50 гривень на нос. По слухам, один из координаторов «проекта» (некто Бальвас) деньги хотел зажилить, но ему пригрозили набить лицо, и он с опозданием, но рассчитался.

Там же, в НАУ, по слухам, шиковал некто Остап, помощник депутата от блока Черновецкого. А может, был этот молодой человек с лицом комбайнера-тугодума помощником помощника помощника депутата — никто не знал. Но шиковал парень красиво. Он поставил в комнаты знакомым девицам в студенческом общежитии по японскому телевизору, делал дорогие подарки (серьги с бриллиантами, к примеру) многочисленным дамам сердца (или — «перца»?) и вообще всем видом своим (туфельки лакированные черные под штанишки шелковые белые) подчеркивал (пытался подчеркнуть), что парень он очень стильный, зажиточный и денег у него куры не клюют.

По слухам, имел этот политический агитатор полусреднего веса в месяц до 3000 долларов дохода, и притащил он в палатки да на митинги народу студенческого множество. По масштабам того, сколько этот Остап у хозяев своих воровал, можно понять, сколько хозяева на «покупку» живой силы выделяли денег. Это было 2 года назад.

Наши дни. Преддверие выборов мэра. Всем желающим предлагается поправить материальное положение, продав свои голоса. Это относительно новая фишка. Вероятно, кандидатам в градоначальники не дают покоя лавры Литвина, который, по слухам, конечно, прошел в Раду исключительно благодаря огромной сумме денег, потраченной на подкуп избирателей. Вот моя родственница продала голос за 50 гривень. Ее застращали, что «проверят», за кого она проголосовала. Пенсионерка поверила. Проголосовала за Литвина. Деньги, правда, дали. Все по-честному...

Но голоса нынче стали стоить дороже. Студентам предлагается голосовать за:

Действующий мэр делает все-таки упор на свою любимую прослойку электората — пенсионеров. Остальные переняли передовой опыт «честнейшего политика» Литвина.

По суммам есть вариации: кто-то предлагает за Пилипишина 300, кто-то за Омельченко — 350. Но, скорее всего, в этих случаях имеет место быть недобросовестная реклама. То есть, скорее всего, заплатят все-таки указанные мною выше суммы. Или не заплатят. Ведь дело-то будет уже сделано.

Предлагают произвести обмен голоса на хрустящие купюры специальные люди (все те же звеньевые). Звеньевые составляют списки студентов, согласившихся на эту аферу. Схема такова: заходишь в кабинку для голосования, отмечаешь нужного кандидата, фотографируешь бюллетень перед тем, как опустить его в урну, выходишь. После предоставления фотофакта звеньевому (или человеку, что нанял звеньевого) получаешь деньги. За каждый список (из 50 человек) звеньевой получает по 50 долларов. Как видите, все просто.

В КНЭУ (нархоз) все как с ума посходили. «Организаторы» бегают со списками, студенты переходят из одного списка в другой, мотивируя это тем, что «там больше платят». КНЭУ — не последний университет, не правда ли? И машины под вузом хорошие стоят, и по взяткам он даже опережает НАУ. К чему я веду: если даже здесь продажа голосов так актуальна, то что уж говорить о всяких «Украинах», «Академиях бизнеса», «Академиях управления» и тому подобных «Кроках»? Для студентов, обучающихся в этих вчерашних ПТУ, выборы мэра вообще — событие, равное по значимости первому сексу!

Проблема не в тех, кто продает свой голос. Проблема в тех уродах, что голос этот покупают. Большинство студентов в нашей стране после окончания своих якобы высших учебных учреждений не умеют писать. Экономисты ничего не смыслят в экономике, банкиры не знают, что такое ипотека (после пяти лет обучения! Реальный случай!), юристы работают впоследствии грузчиками на оптовых рынках.

Государство не предоставляет бесплатного обучения уже давным-давно (плюньте в лицо идиотам и лжецам, рассказывающим о том, что бесплатное обучение еще есть).

Молодые ребята тратят пять лет жизни неизвестно на что, выходят из стен большинства (не всех) вузов такими же, какими туда и вошли. Кроме всего этого, молодежь учат с молодости: все продается. Все. Даже вы сами.

«Вы — шлюхи», — вот что говорят студентам те, кто предлагает им продать голоса на выборах. «Вы — куски мяса», — вот что написано на лицах дающих деньги за стояние в «массовках». Проблема не в том, что студентам предлагают деньги, проблема в том, что за эти деньги студентами продается. Они продают свою совесть и при этом привыкают к тому, что в этой стране такое нормально. Они впитывают, что продаться — нормально. Какими сволочами нужно быть, чтобы делать такое с людьми, которые будут «строить будущее Украины»? Какое будущее смогут построить люди, привыкшие продаваться с юности?

Мне могут возразить — мол, все продаются. Мол, и на работу ходить — значит продаваться. А вот и нет. Французы ходят на работу, и англичане ходят. Но предложите-ка англичанину продать голос на выборах. Услышите в ответ кое-что нелицеприятное...

Чем дальше — тем хуже. Людей, которых политики (те, кто с экранов потом вещают о совести, те, кто потом о детях со слезами на глазах говорят, те, кто потом руки честные показывают и перед храмом молятся) заставляют становиться шлюхами, все больше. У нас ведь что ни год, то выборы. А то и пара выборов в год случается. Потому малограмотные выпускники вузов, что получат через несколько лет свои липовые дипломы, которыми смогут подтереть некую часть тела, без денег сидеть не будут. На пиво и на девочек им всегда хватит. И новые поколения, выращенные на ниве лжи, лицемерия и подлости, будут вершить дальнейшую судьбу этой части суши, отбирающей последнее человеческое у тех, кого считали раньше умом, совестью и честью эпохи...

Автор: Анатолий Шарий