Газета «Наше Дело»
Газета «Наше Дело»
г. Одесса, ул. Б. Арнаутская, 72/74, каб. 1201.
Телефон: (048) 777–09–56

Дела позорные

Тайна капитана Шухевича

В центре общественной дискуссии по поводу славного прошлого командира УПА Романа Шухевича остаются события конца июня 1941 года. Вступление батальонов «Нахтигаль» и «Роланд» в еще не остывший от присутствия советских войск Львов, по версии критиков Шухевича, сопровождалось погромами местных евреев и поляков. Поскольку сегодня «еврейский вопрос» совершенно незаслуженно стал критерием демократичности страны, командир УПА периодически попадает под огонь критики. Получается, если убивал евреев во Львове — плохо, а если убивал поляков в 1942 году на Волыни — то это уже не так страшно.

Кульбиты государственной политики по отношению к еврейскому меньшинству — отдельная тема. Но разобраться с тем, что делал «Нахтигаль» во Львове в июне 1941 года, надо.

В силу геополитических причин правые радикалы из ОУН рассчитывали на поддержку Германии. Гитлер поляков вообще не считал людьми, и это устраивало ОУН, не забывшую 1918 год и подавление поляками ЗУНР.

При вступлении немецких войск во Львов одной из задач ОУН была нейтрализация польской элиты. Евреи просто попали под горячую руку как удобная в этой ситуации жертва. Часть ОУНовцев видела в них носителей коммунизма, что было не совсем так. Еврейская буржуазия, к примеру, никак не могла симпатизировать большевикам.

Батальоны «Нахтигаль» и «Роланд» должны были помочь правительству Стецька взять под контроль город. Это им удалось. «Нахтигаль» захватил пустующую радиостанцию, благодаря которой весь мир узнал о событиях 30 июня 1941 года.

И все-таки как возник этот батальон? Зачем и для чего он был создан?

Как пишет историк Сергей Вейгман, благодаря договоренности Организации украинских националистов с командованием вермахта последнее обязалось предоставить базы для подготовки и обучения личного состава корпуса украинских националистов, составной частью которого был и украинский батальон «Нахтигаль». В начале 1941 года местные организации ОУН провели специальную мобилизацию, затем будущих солдат направляли в Краков, где они проходили спецпроверку комиссии ОУН, врачебный осмотр, а также нечто вроде «курса молодого бойца».

После этой процедуры они направлялись на главную учебную базу батальона в Нойгаммер (чисто славянское название. — авт.). Командиром части был назначен сотник (капитан) Роман Шухевич, при котором постоянно находились представители немецкого командования — Альбрехт Герцнер и офицер связи, старший лейтенант Теодор Оберлендер.

Численный состав «Нахтигаля» был сравнительно небольшим (по разным источникам, от 330 до 400 человек), а потому не мог в полной мере претендовать на роль абсолютно самостоятельного подразделения. С началом боевых действий «Нахтигаль» был придан первому батальону полка «Бранденбург 800», подчинявшемуся немецкой военной разведке — Абверу.

18 июня личный состав «Нахтигаля» был переброшен в приграничный Ряшев, а в ночь с 22 на 23 июня без боя перешел советскую границу по реке Сян, после чего маршем отправился на Львов, куда и вошел ранним утром 30 июня.

7 июля батальон был переброшен в оставленный Красной Армией Тернополь, после чего в составе передовых немецких частей продолжил наступление на Восток. С боями «нахтигалевцы» заняли Браилов и Винницу, после чего для отдыха были передислоцированы в небольшой подольский городок Юзвин. Потом «нахтигалевцев» расформировали, поскольку Гитлер уже не нуждался в «украинской армии».

Сторонники «героизации» Шухевича настаивают на том, что нет доказательств его участия в убийстве польских профессоров и поощрении к еврейским погромам. Спору нет, убийство поляков никто не записывал на кинопленку. Но и Бабий Яр не фиксировался на видео и не фигурировал на Нюрнбергском процессе как отдельный эпизод. Тем не менее в реальности этих событий никто не сомневается.

Хотелось бы получить у защитников Шухевича ответ на ряд вопросов. Для каких целей гитлеровская военная разведка несколько лет обучала членов ОУН? Почему «Нахтигаль» вошел во Львов раньше основных частей немецких войск? Почему впоследствии «нахтигалевцы» двигались, опять же опережая части вермахта?

Если верить тому, что «Нахтигаль» во Львове только охранял дороги и больше ни во что не вмешивался, то непонятно, для чего его столько лет создавали. С задачей контроля над перекрестками справились бы и немецкие пехотинцы.

Как мы уже говорили, «Нахтигаль» был небольшим подразделением. Прорвать советский фронт он не мог. Но! Это формирование подчинялось военной разведке, соответственно, имело свои задачи особого значения.

По сути, количество бойцов в этом батальоне вполне подходило для выполнения карательных, но никак не военных функций. Понятно, что гитлеровцам было сложно сразу сориентироваться в особенностях местной ситуации. Но технология блицкрига требовала быстрого подавления возможного сопротивления, уничтожения элиты противника.

Польские профессора были не просто учеными, они были национальными, общественными фигурами. Избавиться от них хотели как ОУНовцы, так и Абвер. И быстро справиться с задачей подавления могли как раз местные силы, а не пришельцы из Германии.

И еще одна «непонятка». На уровне государства и общества признано, что до 1939 года ОУН делала ставку на террор, в том числе и против «умеренных» украинцев (дело Бабия). Признано, что в 1942 году на Волыни была украинско-польская резня с участием УПА и Армии Крайовой, жертвами которой были мирные жители с обеих сторон. Так почему тогда становится исключением июнь 1941 года, когда, по мнению Института национальной памяти, Шухевич и его окружение заболели пацифизмом и резко занялись регулировкой уличного движения? Риторический вопрос для ученых, потерявших память.

Автор: Федор Михайловский