Газета «Наше Дело»
Газета «Наше Дело»
г. Одесса, ул. Б. Арнаутская, 72/74, каб. 1201.
Телефон: (048) 777–09–56

Оранжевые клоуны

Кипит их разум возмущенный

Бютовская блокада. Бессмысленная и беспощадная. Круглосуточное дежурство. Вонь носков в сессионном зале и разбросанные пластиковые бутылки. Регулярная проверка постов. Каждые два часа — обход периметра. Двери заблокированы с помощью подручных средств. Наверное, это маразм.

Как рабочая гипотеза, относительно хорошо объясняющая суть происходящего в Раде, она вполне годится. Не прав был Анатолий Гриценко, который сетовал на отсутствие в парламенте «настоящих буйных».

Если сам не сумел дойти до нужной кондиции (хотя дело за малым), то незачем оскорблять своим неверием коллег по коалиции. Это настоящие красавчики, которые окончательно утратили здравый смысл в ходе политических забав. Особое опасение вызывает состояние психического здоровья лидера фракции Ивана Кириленко. Его однофамилец из НСНУ Вячеслав более стойко переносит все тяготы и лишения, связанные с выполнением функций «верной пропрезидентской силы». То ли первичных, то ли вторичных. То ли активных, то ли пассивных. Не будем вдаваться в детали. За счет избыточного веса (скоро уже Вячеслав Кириленко не сумеет вписаться в объектив телекамеры) лидер НСНУ демонстрирует завидную психоустойчивость. Его коалиционному собрату следует перенять опыт коллеги. А то налицо сложное раздвоение личности.

С одной стороны, Кириленко, вроде бы, понимает, что ситуация, по меньшей мере, комична. Лидер второй по численности фракции парламента, олицетворяющей собой власть (если премьер — это не власть, то можете смело плюнуть на хвост Гриценко), вынужден озвучивать несколько отклоняющиеся от здравого смысла тексты. Вот почему мы (бютовцы) блокируем трибуну? Потому что хотим участия всей Верховной Рады в принятии поправок в государственный бюджет. Согласны рассматривать все вопросы. Даже отставку правительства Тимошенко. Но сначала давайте распределим по-честному 30 миллиардов гривень, которые вдруг нарисовались в финансовой системе. А потом займемся политикой.

И сам Кириленко, похоже, понимает, что в его логике есть существенный изъян. Она (логика) несколько необычна. Кстати, очень похожа на ту, которую обычно использует в своих публичных выступлениях наш родной столичный мэр («Вот проект памятника Гонгадзе… Ему, как вы знаете, отрезали голову…. Но это не важно»). Кириленко старается своей эмоциональностью восполнить имеющийся пробел. Получается полная фигня. Хочешь принять поправки в бюджет? Слазь с трибуны и договаривайся со своими верными соратниками по коалиции. Подключай к процессу спикера Арсения, которому поставлена четкая задача: реанимировать коалиционный труп в любом виде. Стать пылким некрофилом не на словах, а на деле. Представители оппозиции даже выразили тактичное желание удалиться из сессионного зала, пока члены «мощной, единой, абсолютно демократической команды» станут заниматься подобным экзотическим делом. Знаете, какая-то логика в их намерении есть. Ведь Юлия Владимировна со своим другом Васюныком чему учат на пару? Во-первых, думать по-украински. Во-вторых, воспринимать существование коалиции как непреложную истину наличного парламентского бытия, которая не может быть оспорена уже в силу самой своей неоспоримости. Но вернемся к трупу. То есть к коалиции.

Тимошенко считает ее живой и абсолютно дееспособной. Лидер бютовской фракции Кириленко для доказательства живучести коалиции заблокировал работу всей Верховной Рады. Очень любопытный и явно не стандартный подход. Чувствуется тлетворное влияние Ивана. В смысле Васюныка. Блокирование работы парламента, несомненно, является свидетельством существования коалиции. Все могут убедиться в том, что она есть. Правда, нуждается в оппозиции для того, чтобы по справедливости разделить 30 миллиардов гривень. Вы не находите, что это явный бред?

Он обусловлен тем, что Тимошенко поставили в очень неудобное положение. Она знает о существовании 239 парламентариев, готовых проголосовать за ее отставку в поименном режиме. Знает она и о том, что «за» будут голосовать и представители БЮТ. И не надо гадать, кто именно станет очередным «предателем». Всему свое время. Одно из изданий опубликовало перечень конкретных фамилий, спровоцировав опровержения. Ход рассуждений был абсолютно правильный: «предадут» те, кто связан с группой «Приват». Однако зря Ирину Геращенко заподозрили в склонности проголосовать за отставку Тимошенко. Да, связь Геращенко с «Приватом» можно проследить, но важно правильно расставить акценты. Геращенко как бы человек Секретариата в информационной империи Александра Третьякова, аффилированного с господином Коломойским. Кроме того, человек получил тяжелую моральную травму, работая пресс-секретарем у морального символа нации. Надо войти в ее положение. У нее более мелкие задачи, не глобального характера. Например, создавать в поте лица позитивный образ миролюбивого блока НАТО за бюджетные деньги. В общем, за имидж Альянса можно не волноваться. Ничего с ним не случится. С имиджем. Да не суть важно, кто проголосует «за». Все же понимают, что оппозиция расширится за счет «единой и нерушимой» коалиции. Теперь задайте себе простой, как угол соседнего дома, вопрос: кто возьмет на себя смелость утверждать, что в Верховной Раде существует коалиция, если большинство ее состава проголосует за отставку правительства?

Вот 239 голосов, поданных за увольнение голубки мира. Конституционный состав Верховной Рады — 450 депутатов. Получается, что в составе коалиции всего 211 депутатов. И это эмпирический факт, который очень трудно опровергнуть. Бютовские юристы могут найти в коалиционном соглашении пункт, в соответствии с которым члены коалиции не могут голосовать за отставку правительства, сформированного ими. Следовательно, увольнение кабинета Тимошенко не засчитывается. Однако подобное объяснение выглядит еще менее убедительным, чем знаменитый парадокс Васюныка: «Дееспособность коалиции демократических сил не зависит от количества депутатов, которые в нее входят».

Да и в последнее время высшее руководство БЮТ демонстрирует явную неготовность адекватно реагировать на ситуацию. Чувствуется, что утрачена коммуникация между фракцией и премьером, которые делают прямо противоположные заявления. Например, один из официальных парламентских предводителей БЮТ (тоже юрист) заявил, что сомневается в продлении работы сессии. «Шансы на это прямо пропорциональны ответу на вопрос, будет ли первым голосоваться закон о внесении изменений в бюджет», — вот так, по-умному сформулировал неназванный юрист свою ускользающую мысль. А Тимошенко выступает за то, чтобы продлить работу сессии до принятия бюджетного закона. Чувствуете разницу? Юрист считает, что если закон не будет проголосован первым, то продлевать не надо. Тимошенко заявляет, что надо продлить до тех пор, пока депутаты не проголосуют за законопроект. Кто прав? Вопрос не имеет смысла, поскольку никто не мешает коалиции осуществить свой долгожданный акт самостоятельно. Но у них ничего не получится, поскольку коалиции нет. Начинается новый виток маразма.

Голубка нервничает, поскольку подозревает, что ее головка с косичкой намечена в подарок то ли ко дню рождения Виктора Федоровича (уже не получится), то ли ко дню партийной коронации Виктора Балоги (12 июля). Остается заниматься блокированием трибуны с криком «Помогите, нам не дают работать». Опять политические парадоксы.

Автор: Александр Зубченко