Газета «Наше Дело»
Газета «Наше Дело»
г. Одесса, ул. Б. Арнаутская, 72/74, каб. 1201.
Телефон: (048) 777–09–56

Дела грустные

Ребятки Луценко нас берегут: сначала сажают, потом стерегут

Громкие милицейские победные реляции, за которыми немедленно последовала невиданно щедрая раздача наград, не могут не вызвать сильнейшее подозрение при сколько-нибудь близком рассмотрении. Оговорюсь сразу: взялся за данный материал я вовсе не из врожденной вредности и даже не по причине абсолютного неприятия Юрия Луценко в качестве «главного милиционера» страны и недоверия к большинству его подчиненных. Просто недавние громкие милицейские победные реляции, за которыми немедленно последовала невиданно щедрая раздача наград, не могут не вызвать сильнейшее подозрение при сколько-нибудь близком рассмотрении.

Итак, что мы имеем? В начале лета в одном из мелитопольских отделений «Ощадбанка» прогремели взрывы... Уже тут мы сталкиваемся с первой нестыковкой: некоторые очевидцы и участники инцидента утверждают, что взрывов было 2, а некоторые стоят на том, что все-таки их было 3! Ясности до сих пор нет... Нет, кстати, ясности и в том, сколько же человек заходило в помещение банка «с подозрительными пакетами», которые были там оставлены, а потом взорвались. Опять-таки одни свидетели говорят о том, что заходивших было двое, другие — что вошел с пакетом, а вышел без него один человек. Так как же все-таки было на самом деле? Еще большее недоумение вызывает то, что версия о том, что взрывы были произведены с целью ограбления банка, с самого начала даже и не рассматривалась. Приведу несколько цитат: «Оснований утверждать, что преступление было совершено из корыстных мотивов, нет. В банке на момент происшествия находилось чуть больше 28 тысяч гривень, немного долларов и мелкие купюры евро. 14 тысяч гривень, разлетевшиеся по помещению банка, уже собраны... Разбои с целью ограбления так не совершаются, так как у преступников просто не оставалось шансов завладеть деньгами», — это заявил не кто-нибудь, а прокурор Запорожской области Валерий Кулаков. А вот что сказал руководитель запорожского филиала «Ощадбанка» Александр Щадных: «Денег на выдачу компенсаций вкладчикам в отделении не было...Мы работали в обычном режиме. В кассе находилось всего 28 900 гривень. Все они на месте. Я исключаю версию ограбления».

Интересно, не правда ли? Еще интереснее то, что первым, причем совершенно безапелляционно, в качестве единственно возможной и правильной, версию об ограблении озвучил не кто-либо из представителей правоохранительных органов, а... первый вице-премьер-министр Украины Александр Турчинов. И даже рассказал в подробностях, как изловили «супостата»: «Сразу после того, как произошел взрыв, был организован перехват на основе имеющейся информации, и уже в 15.00 был задержан главный подозреваемый по этому делу, и около 10 вечера он уже дал показания, которые были подтверждены материальными доказательствами и полностью засвидетельствовали механизм совершения этого преступления». Более того, господин Турчинов растолковал, (очевидно, для совсем уже непонятливых), что «...главным мотивом этого преступления являлись намерения ограбить это отделение банка... В соответствии с планами преступников, первый взрыв должен был дестабилизировать ситуацию в отделении банка и посеять панику, в результате чего они планировали ограбить банк, а второй взрыв должен быть более сильным, чтобы скрыть следы преступления...»

Н-да... Бредовые были у преступников планы, если верить господину первому вице-премьеру. Неудивительно, что успехом они не увенчались. И вот, кстати, до ужаса интересно: на основе какой именно информации «был организован перехват»? Видеокамеры во взорванном помещении, как уже миллион раз было сказано и повторено, отсутствовали напрочь. На что опирались при «перехвате»? На показания свидетелей, которые на тот момент были в шоке от всего пережитого и, кроме того, как мы помним, не могли даже с точностью сказать, сколько было взрывов и сколько человек перед ними в банк заходили? Слабенькие, скажем прямо, показания. Сомнительно, чтобы на основании извлеченных из них данных можно было составить точный словесный портрет преступника, который позволил бы его настолько оперативно задержать. Ну, допустим... Но ведь дальше-то странностей, нестыковок и недоговоренностей еще больше!

Это, впрочем, совершенно не мешает Юрию Луценко самоуверенно и, опять-таки, совершенно безапелляционно заявлять: «Мотивация банальна. Организатор этого преступления имел цель ограбить банк, и с этой целью были сделаны взрывные устройства и два пистолета. Преступники достаточно организованно подготовились к преступлению». Да какое там «организованно подготовились», а, Юрий Витальевич?! Что ж вы совсем-то уж чушь несете? Денег не взяли, в лапы милиции попались, да еще и покрошили при этом уймищу людей. Это как раз типичнейший пример подхода не профессионального, а донельзя дилетантского и бездарного. Если, конечно, речь и вправду идет об ограблении...

Вернемся, впрочем, к нестыковкам в этом деле. Сперва какой-то таинственный «источник в МВД» сообщил, что «главный подозреваемый в организации взрывов в отделении «Ощадбанка» в Мелитополе в прошлом году потерял руку в результате неосторожного обращения со взрывчатыми веществами». Странно, не правда ли — однорукий грабитель-взрывник? Впоследствии, кстати, эта информация как-то сошла на нет. Так об одном человеке шла речь, или на роль «главного злодея» проводился своеобразный «кастинг», первого победителя в котором сменили, поняв, что перемудрили? Очень похоже на то, поскольку когда начинаешь читать в прессе о подробностях относительно задержанного «организатора преступления», то, право же, создается впечатление, что без сценариста дрянных голливудских фильмов тут не обошлось:

«...Один из оперов, Роман Луканов, который лично задержал злоумышленника, рассказал нам, что во время задержания парень держался хладнокровно и удивился тому, что к нему подошла милиция. «Подрывник» уже привлекался к ответственности за злостное хулиганство, в том числе за изготовление взрывоопасных устройств. При обыске по месту жительства у него обнаружили компоненты и вещества, которые могут быть использованы для этих целей. Сыщик добавляет, что мотив преступления — завладение деньгами «Ощадбанка». «Парень умышленно выбрал эту сберкассу, убедившись в том, что она не оборудована охранной сигнализацией и камерами», — говорит опер. Версию ограбления нам подтвердил и начальник мелитопольской милиции Валерий Андрущук. «Преступление раскрыто. У него дома было обнаружено самодельное стрелковое устройство, а также вещества, которые он использовал для изготовления взрывчатых веществ. Он отличный техник, досконально знает схемы взрывчатых устройств. Думаю, в банк он пришел по двум причинам: ограбить и испытать свое устройство. У злоумышленника нашли карту с пятью обведенными на ней отделениями «Ощадбанка»... По месту жительства подозреваемого нашли огнестрельное приспособление, похожее на обнаруженное в банке, и «Поваренную книгу анархиста»...»

Обалдеть! «Поваренная книга анархиста»! Карта с отметками!!! А интересно, почему это «по месту жительства» удалые опера не нашли, к примеру, уже готовенькую явку с повинной, отпечатанную в трех экземплярах, и толстенную пачку фотографий, на которых был отображен процесс подрыва? После всего остального я бы и этому не удивился...

Аж слеза наворачивается, когда читаешь подобные «откровения»... Вот что заявляет, к примеру, пресс-секретарь прокурора Запорожской области Борис Дворный: «...В банк они пришли с противогазами, чтобы после взрыва надеть их и спокойно взять кассу. Но они не рассчитали силу взрыва. Дым был настолько густой, что дышать они смогли, но ничего не видели, поэтому и деньги остались целыми...». Правда, нельзя не отдать ему должное, прокурорский «спикер» все-таки не теряет остатков здравого смысла и констатирует: «Как парни при взрыве не получили травм, неясно, да и зачем они спланировали такой сложный план ограбления, правоохранители тоже пояснить не могут». Вот тут-то мы и подходим к самому интересному...

Я готов поверить в то, что задержанные в Мелитополе — действительно истинные преступники, а не те, кого ретивые сотрудники милиции на эту «должность» назначили. Но вот только сначала хотелось бы получить ответ буквально на несколько простейших вопросов:

1. Как пояснить то, что взрывчатые вещества не применялись НИ В ОДНОМ случае из следующих сегодня едва ли не ежедневно ограблений банков? С чем угодно грабили, вплоть до кувалды, но не взрывали НИКОГДА...

2. Зачем вообще было применять взрывчатку, если у преступников были, вроде бы, обнаруженные на месте преступления «стволы», которые правоохранители охарактеризовали: «что-то вроде двухствольных пистолетов»? Пальнули в потолок — и выгребайте денежки...

3. Если поверить в то, что организатор преступления и впрямь неплохо разбирался во взрывчатке, то неужели он не понимал, что ее применение может:

а) уничтожить деньги (что едва и не произошло — половина купюр, напомним, разлетелась по банку) ;

б) устроить пожар;

в) убить или покалечить их самих... Что за идиотизм такой?!

4. Кстати, ничем иным, кроме как совершенно полным идиотизмом невозможно объяснить то, что «организатор взрыва» идя на преступление, устроил у себя дома прямо-таки настоящий склад вещественных доказательств собственной вины. Это выглядит тем более невероятно, что, если верить все тем же оперативникам, он «уже привлекался к ответственности... за изготовление взрывоопасных устройств», то есть крайне неприятный опыт «общения» с милицией имеет. И тут такой прокол... Это как пояснить?

5. Зачем был нужен второй взрыв (а возможно, еще и третий) плюс еще одно взрывное устройство, обнаруженное около банка? Версию начальника Запорожского главка УМВД Виктор Ольховского от том, что «...задержанный спланировал взрыв ради того, чтобы у возможных преследователей осколками были изранены ноги...», лично я рассматривать отказываюсь, поскольку это не версия, а, извините, бред сивой кобылы. Во-первых, с таким же успехом взрыв мог «изранить ноги» самим грабителям, а во-вторых, как бы они добились того, чтобы именно «изранило ноги», а не, скажем, поотрывало головы? Самодельное взрывное устройство — это все-таки не американская противопехотная мина «Клеймор» направленного действия. Более вменяемой выглядит версия о том, что «второй взрыв должен был уничтожить следы преступления». Но только на первый взгляд... Увы, ляпнувший это господин Турчинов, опять-таки, сморозил полную дурь. Какие такие «следы»? Камеры слежения? Так их там и не было отродясь! Отпечатки пальцев и следы ног? Да кому они нужны в подобном случае и — самое главное! — как бы их там нашли и определили, как принадлежащие именно преступникам?

Подобные вопросы можно было бы продолжать ставить и дальше — чуть ли не десятками, но можно и подвести итоги. Налицо кричащее несоответствие способа совершения преступления его предполагаемому мотиву. ТАК банки не грабят... Лучшее доказательство тому — совершенное 4 июня в самом центре Донецка очередное ограбление все того же «Ощадбанка». Там средь бела дня мужчина в маске преспокойно зашел в помещение отделения и, сунув поднос кассиру «предмет, похожий на пистолет», выгреб всю скудную наличность из кассы, после чего был таков. Никакого дурного Голливуда, никаких взрывов и пальбы! На все про все у него ушло, по свидетельствам очевидцев, каких-то полминуты. Вот так это делается...

Происшедшее в Мелитополе как две капли воды похоже не на ограбление, а на самый настоящий террористический акт. И, если сложить «до кучи» все — и подозрительно быстрое задержание преступника, и подготовленные им, как по заказу улики, и все те глупости, несообразности и странности, что прямо-таки выпирают из расследования, — то возникает сильнейшее подозрение, что бравая милиция просто-напросто быстренько «прихватила» подходящего подозреваемого (который, вполне возможно, потому и «держался хладнокровно и удивился тому, что к нему подошла милиция», что ни в чем не был виноват!), да и «повесила» на него преступление, дабы проявить совершенно невиданные «профессионализм» и «оперативность». Отсюда, кстати, и столь резкое несоответствие версий милиции и прокуратуры, имевшее место быть вначале. Прокурорские-то сдуру собрались было преступление расследовать, а у милиции задача с самого начала была одна — отрапортовать... Если продолжать эту логическую цепочку и дальше, то совершенно нельзя исключить и тот вариант, что взрывы устроили... сами менты — чтоб спасти донельзя подмоченную репутацию «шефа», да и самим попиариться маленько. А что? Эта версия. По крайней мере, гораздо правдоподобнее, чем горе-грабители, хранящие карты предстоящих ограблений у себя дома и чуть ли не вешающие себе на грудь таблички «Поджигатель банков»...

Все это, впрочем, совершенно не мешает Юрию Луценко заходиться от самодовольства и щедрой рукой отсыпать подчиненным почетные знаки «за безопасность народа». Глядишь, еще и Кабмин почетные грамоты подкинет, не иначе как с подачи Турчинова, выступившего, похоже в данном спектакле в роли главного режиссера...

Кстати говоря, дырки на кителях под регалии сверлят не только запорожские милиционеры, но и столичные. Эти — за то, что поймали «маньяка Элвиса Пресли». Вот только поймали ли? И стоит ли за это дело кого-то награждать? Даже если по делу «Васильковского маньяка» задержан истинный преступник, то тут не награды направо и налево раздавать надо, а прежде всего, проанализировать все грубейшие ошибки оперативно-розыскной деятельности и следствия по этому делу. И глубоко задуматься над тем, во что в последние годы превратилась милиция… Однако этого, конечно же, не случится

Как и следовало ожидать, ситуация вокруг задержанных в Мелитополе «взрывников» развивается в лучших традициях жанра, по канонам которого она «раскручивалась» самого начала — в жанре яркого и масштабного шоу. Вот что нынче тиражируют отечественные СМИ:

«...9 июня в Мелитополе милиция на месте взрыва «Ощадбанка» провела воспроизведение обстоятельств с участием одного из подрывников — Александра Онищенко. Местных жителей с трудом удалось удержать от самосуда... У здания сберкассы милиционеров и преступника ждала большая толпа людей, которые громко выкрикивали: «Пустите нас к этому выродку!», «Дайте к его горлу дотянуться!». Чтобы не допустить самосуда, правоохранителям пришлось экстренно подтянуть 30 автоматчиков...»

Немедленно возникает ряд вопросов, а именно: откуда о времени воспроизведения узнали не просто несколько человек, а столько людей, что набралось их на «большую толпу», которую никак не спишешь на случайных прохожих?! Кто «слил» информацию? Кто организовал «стихийный митинг» в лучших традициях судилищ 30-х годов?! Не проще ли было милиции, вместо того, чтобы взводами «подтягивать автоматчиков», просто-напросто обеспечить элементарную секретность в проведении следственно-процессуальных действий — например, организовать воспроизведение на рассвете, рано утром, когда никаких прохожих, а тем более толпы там быть не могло? Ну, и так далее — в том же ключе...

От подобного «профессионализма» местной милиции лишь все больше утверждаешься в мысли, что все происходящее — не более чем дешевый спектакль, разыгранный с целью скрыть истинные факты, касающиеся преступления, и поднять «до небес» рейтинг милиции. На месте родных задержанных, я бы обеспокоился проведением срочного медицинского освидетельствования таковых, дабы потом не слушать сказки о внезапно обострившихся — аж до летального исхода — в камере СИЗО «хронических заболеваниях». А то были, знаете ли, прецеденты... Равно как и «несчастные случаи» в душевых и «неудачные падения» с нар. Дойдя до суда, парни могут и смекнуть, на что их «подписали», — уж тогда-то скандала космических масштабов не миновать. А кому это надо?

Впрочем, мы несколько увлеклись... В предыдущей части материалы мы, помнится, обещали, поподробнее коснуться еще одного «великого достижения» отечественной милиции — поимки «Васильковского маньяка». (Он же — «Шатун». Он же — «Элвис Пресли». Как выяснилось после задержания, подозреваемый ни фига на покойного певца не похож. То ли взяли не того, то ли расписывавшие приметы сотрудники милиции расфантазировались.) Что ж, начнем — опять-таки с цитаты.

Первый замминистра внутренних дел Владимир Евдокимов на пресс-конференции отметил: «Для того чтобы выйти на Чикатило, милиции потребовалось 12 лет. «Пологовского маньяка» Ткача ловили 25 лет. В обоих этих случаях за преступления Чикатило и Ткача были осуждены невинные люди. В данном же случае за 2 года работы с тех пор, как у правоохранителей появились данные о серийном убийце, ни один невинный не был привлечен к ответственности за его преступления».

Бесподобная аргументация! По типу: «А у кого-то еще хуже получалось!» На всякий случай напомним бесстыжему генералу, что в истории украинской милиции есть предостаточно совершенно других примеров: самого страшного серийного убийцу в истории страны, Анатолия Оноприенко, задержали менее чем через полгода после начала его «серии» в 1995 году. В те же 90-е, несмотря на куда более серьезные криминальные проблемы в стране и, соответственно, гораздо большую загрузку милиции, во множестве случаев серийные убийцы, в том числе и совершавшие преступления на сексуальной почве, задерживались на втором-третьем преступлении. А то и после первого. Нет, конечно, если сравнивать 3 (а никак не 2!) года бесплодных поисков с 12 годами, то получается очень даже ничего! Интересно, что думают по этому поводу родственники убитых за последний год?!

Дело тут, скорее, даже не в том, сколько милиция искала убийцу, а в том как. Есть масса свидетельств тому, что «доблестные правоохранители» что называется, в упор не желали видеть совершавшихся убийств и, уж тем более, связывать их в серию. Некоторые из этих свидетельств мы публиковали. Ну что ж, повторимся.

Не успела газета «Сегодня» опубликовать материал об орудующем под Киевом маньяке, как в редакцию и в милицию посыпался шквал звонков от родственников тех, кого отказались признать жертвами преступника! Процитируем уважаемое издание дословно:

«...Как стало известно из информированного источника, сразу после выхода публикации в Главное следственное управление МВД позвонила девушка родом из тех же краев и рассказала, что еще пару лет назад в лесу нашли труп ее матери, убитой, раздетой донага и, вполне вероятно, изнасилованной (сейчас это уже не установить). Однако местная милиция признала этот факт... смертью от ишемической болезни сердца! И, как говорят профессионалы, «списала» труп, чтобы не расследовать убийство. В ГСУ проверили это заявление — факт подтвердился! Также известен другой случай, когда родня оставшейся в живых девушки месяцами пыталась отдать местной милиции одежду потерпевшей со следами маньяка. Но там посылали их подальше. В итоге важнейшие следы утрачены — родня одежду просто сожгла как никому не нужную...»

А вот еще: «... В начале ноября прошлого года появились слухи о маньяке, — вспоминает жительница Вишневого Ирина Коваль. — Паники не было, но жители города начали осторожничать: девушки боялись поздно возвращаться домой, некоторые брали такси, чтобы в темноте не ходить. В детских садиках появилась охрана, а родителей детей до 5 класса обязали забирать их домой лично. Потом было опровержение, мол, никакого маньяка нет, и через месяц о нем забыли. Да и милиция уверяла, что все страшилки придумали жители. Тогда поймали двоих парней, которые ограбили десять женщин с помощью электрошокера. Мол, это их буйная фантазия и превратила в маньяка в Киевской области...»

Подобных примеров можно привести множество. Вместо того чтобы принять своевременно меры к недопущению новых убийств и задержанию убийцы, милиция «боролась с паникой» и «пресекала вредные слухи». Итог вполне закономерен: недолугие поиски преступника растянулись на 3 года. Да и все-таки под вопросом, истинный ли убийца задержан. Пожалуй, лучше всех проанализировать все несообразности и нестыковки этого дела, а также собрать наибольшее количество свидетельств людей, несогласных с выдвинутым обвинением, удалось нашим коллегам из газеты «Факты». Фрагмент их материала на эту тему мы и приводим ниже.

«...Корреспондент «Фактов» встретился с родственниками задержанного Юрия Коновала. (Журналисты «Фактов» изменили фамилию подозреваемого намеренно. На самом деле его зовут Юрий Кузьменко. — авт.). По их словам, до недавних пор он жил с женой и двумя детьми в Вишневом под Киевом. Но семейные отношения не сложились, и он ушел из семьи. А вскоре сошелся с жительницей Боярки Ольгой.

— Мы познакомились в 2003 году, когда работали в одной фирме, — рассказала Ольга. — Юра там был столяром. Такой добрый, внимательный, очень хороший человек. Года через 3-4 мы разошлись по разным работам. А потом в семье у Юры что-то не заладилось, и он ушел. В сентябре прошлого года переехал жить ко мне. Тогда же на работе ему чуть не отрезало 3 пальца. Я помню тот день, потому что у меня на столе стояла кружка с надписью «Юрий. 17 февраля» — и расшифровка имени. И как раз в тот день Юра зашел ко мне в комнату. Я его еще спросила: «Что ж ты в такой день работаешь?» А потом произошла эта травма, он долго лечился и только в мае смог вернуться на работу. Начальство обещало помочь, чтобы не подавал заявление на оформление нетрудоспособности: травма-то была производственная, у фирмы могли быть неприятности. Но оплатили только операцию и лекарства, и Юра оттуда ушел.

С тех пор он нигде не работал, хотя и без дела не сидел. Родные рассказывают о нем как о работящем человеке, мастере своего дела. С прежней женой, развод с которой он еще не оформил, построил дачу, где все — от фундамента до крыши — сделано его руками. Постоянно что-то мастерил в гараже, занимался огородом. Несмотря на то, что он непьющий, всегда был душой компании. В то, что Юрий может быть преступником, никто из родных и знакомых не верит. Один из его бывших начальников даже предложил деньги, чтобы нанять адвоката.

— Юра — четвертый ребенок в нашей многодетной семье, — рассказал родной брат задержанного Александр. — Разве может быть, что все нормальные, а он плохой? Это дело против него сфабриковано, как и прошлое, по которому брата судили в 2002 году. Он ведь как ребенок — от мультиков не оторвать, собак любит. Как увидит щенка — аж слезы умиления на глазах выступают.

Родные уверены, что правоохранители ошиблись, как и во время поисков маньяка в Ростовской области, когда за преступления Чикатило были осуждены (в том числе и расстреляны) несколько человек. По их мнению, в этом деле много нестыковок. Да и служил задержанный не в воздушно-десантных войсках, как говорят в милиции, а в подразделении Нацгвардии, под Чугуевом.

— В прошлый понедельник, когда я вернулась с работы, — рассказывает Ольга, — Юра сказал, что была милиция. Спрашивали о серийном маньяке, есть ли у него машина. Когда сфотографировали машину, спросили, есть ли мобильный телефон, какой у него номер. Потом Юра сказал, что поедет к брату Саше. А в среду пришли из милиции, интересовались Юрой. Я сказала, что его нет дома.

В четверг меня с работы отвезли в райотдел, где сказали: «Вы должны сразу решить, кто для вас дороже — дети или сожитель». Расспрашивали о Юре, нет ли у него каких-то комплексов в интимном плане — бред какой-то. Рассказывали о каких-то долгах, которые у него якобы есть. Потом я там видела хлопцев с его бывшей работы — их тоже забрали, вроде, за пьяный дебош и тоже о Юре расспрашивали. У меня дома в тот же день все обыскали, часов 5-6 рылись у родственников. У меня и Саши забрали бритвенные станки, зубные щетки, расчески, постельное белье. На чердаке нашли и забрали мои старые трусы, старое полотенце, которым я уже пол вытирала. Взяли зимнюю куртку, овчинное покрывало, рабочие штаны, которые Юра сшил из двух порванных. Никаких брелоков, телефонов, украшений не забирали — на мобильный телефон у меня есть документы, а из украшений у меня только цепочка, давно подаренная мамой. Спрашивали, что мне Юра подарил на 8 Марта, думали, украшения, наверное. А он мне цветы подарил. Если они покажут подписанный мною протокол, там видно, что никаких вещдоков они не нашли. Зато после обыска я не могу найти свой паспорт.

— У отца тоже был обыск, забрали детскую перчатку, — дополнила родная сестра подозреваемого Оксана. — Мол, Юра в ней мог что-то делать. Дед говорит: «Она же маленькая». Милиционер ответил, что она растягивается. Отец говорит, тогда уж и игрушки забирайте детские». У моего мужа, бывало, одна перчатка пачкалась сильно (где-то за покрашенное взялся или оступился в грязь), а другая нормальная была. Я грязную выбрасывала, а чистую оставляла — по хозяйству что-то сделать пригодится. Так милиционеры забрали три таких распарованных перчатки.

— Они все спрашивали, что Юра делал 13 января, — продолжает Ольга (в этот день убили одну из жертв серийного убийцы, которая перед смертью села в автомобиль, похожий на машину Юрия. — авт.). А тогда он весь день был дома. Я точно помню, потому что 14 января мы рано ездили в Белую Церковь, покупали мягкий уголок — и квитанция об этом сохранилась. И 13-го специально легли пораньше спать.

— В прошлый четверг Юра ночевал у меня, а в пятницу мы позавтракали, и я ушел на работу, — рассказал брат задержанного Александр. — Потом мне позвонили и сказали, что его забрали в милицию. Я начал наводить справки через знакомых милиционеров. Они говорили, мол, все нормально: брата допросили и отпустили. В этом деле много нестыковок. Например, машину искали то белую, то красную, то бежевые «Жигули», а у Юры — темно-зеленые. Искали некурящего, а Юра курит «Прилуки» — и много.

— За арест Юры уже многих наградили, поэтому милиции по любому нужно сделать его виновным, — считает Ольга. — Еще подкинут ему что-нибудь. Нам сказали, что ему дали бесплатного адвоката, а нанятого нами почему-то к делу не допускают. Нашему адвокату сказали, что до пятницы никаких допросов и следственных действий проводить не будут, а в газетах пишут, что они уже проводятся.

Журналисты связались с нанятой родными Юрия адвокатом Марией Самбур. Она сообщила, что следователь, ведущий дело, во вторник пообещал ей со среды приостановить следственные действия, а в пятницу разрешить ей встретиться с Юрием и ознакомиться с материалами дела...»

В заключение приведем еще одно высказывание гражданской жены задержанного Ольги: «Луценко вернулся к своей должности, и теперь ему надо отвлечь внимание от себя. Из своих источников я узнала, что МВД не проводило ДНК-экспертизу, о которой рассказали на пресс-конференции, на нее нужно много времени...». Что ж, если ЭТО правда и заявления о результатах экспертизы были сделаны, мягко говоря, преждевременно, то тогда дело принимает и вовсе уж дурной оборот...

Как бы то ни было: даже если задержан истинный преступник, то тут не награды направо и налево раздавать надо, а, прежде всего, проанализировать все грубейшие ошибки оперативно-розыскной деятельности и следствия по этому делу. И глубоко задуматься над тем, во что в последние годы превратилась милиция... Однако этого, конечно же, не случится. Юрий Луценко сейчас все еще пиарится, чтобы смыть с себя франкфуртский позор. А раз так, то преступления будут «раскрываться» одно за другим и одно другого «громче» и резонанснее. Страшно подумать, до чего могут дойти некоторые сотрудники украинской милиции в порыве служебного рвения на этом поприще...

Автор: Роман Иванов