Газета «Наше Дело»
Газета «Наше Дело»
г. Одесса, ул. Б. Арнаутская, 72/74, каб. 1201.
Телефон: (048) 777–09–56

Дела разные

Трах! Еплысь! Офигеть!

Раньше было интереснее. На абсолютно ровном месте создавались депутатские группы и даже фракции. И их было не 5, как в нынешней Раде, а в 3 раза больше…

Кстати, сегодня мало кто помнит, чем отличается парламентская группировка от фракции. В первом случае слуги народа просто объединялись по своему усмотрению, а во втором — только на партийной основе. Сочетание мажоритарщиков с носителями партбилетов способствовало появлению хитроумных интриг.

До 2000 года о существовании формализованного парламентского большинства никто даже не подозревал. А на фига оно было надо? Все решалось в сессионном зале. Прямо в процессе голосования. Ни у кого не было гарантий. Нажали на кнопки — и только тогда становился понятен расклад. Даже зажимание интимных принадлежностей мажоритарщиков в дверях Администрации президента не гарантировало необходимого результата. Игра в Раде строилась по правилам, которые вынуждали договариваться и учитывать мнения большого количества игроков. Во-первых, для достижения позитивного результата было необходимо, чтобы участие в голосование принимали 300 депутатов. Во-вторых, как мы уже отмечали, процесс волеизъявления был тайным. Нет, все, конечно, знали, как кто голосует. Однако предъявить «нарушителю» ничего не могли.

А какие суммы платились слугам народа за вхождение в ту или иную фракцию! Или за выход из нее. Конечно, по сравнению с нынешними коалиционными расценками народных депутатов скупали просто по дешевке. За сущую ерунду. 50 или 100 тысяч баксов. Это пиковые цены. При неблагоприятной рыночной конъюнктуре и за «пятерку» можно было пополнить депутатские ряды. Зато и последствий для «мигрантов» почти никаких не было. Они не становились изменниками Родины, имена которых беспрерывно повторяли по всем телеканалам. Нет. Депутаты просто делали свой бизнес. Вышел — вступил. Некоторые умудрялись сменить два десятка (и больше) «посадочных мест». Ничего личного, просто бизнес. Депутатская группа существовала до тех пор, пока насчитывала 14 полноценных мандатоносцев. Когда ее численность снижалась до критической отметки (13), начинался активный поиск новых игроков. Или же парламентского «мяса». Можно было «купить» депутата на свободном рынке (группа «независимых») или договориться о делегировании «донора» из дружественного парламентского объединения на взаимовыгодных условиях. В обмен на поддержку при каком-либо голосовании. Или же при решении горящего бизнес-вопроса.

Подобные парламентские «трансферы» находились в центре внимания СМИ. Все обсуждали, кто куда перейдет и за сколько. Красота! Можно даже сказать, романтика. Политический ландшафт Рады мог измениться в начале сезона коренным образом. Бац — и новая депутатская группа. От объединенных социал-демократов слинял Богдан Губский, который решил начать свою игру (теперь он парится в БЮТ и не дергается). Трах — Александр Волков собрал «Возрождение регионов» (сокращенно — «ВидРо»). Еплысь — Евгений Марчук возглавил либералов. Офигеть! Какое будущее у этого представителя «спокойной силы»…

В те далекие времена и спикер был настоящим спикером, а не мальчиком на побегушках у коалиции и согласительного совета. Тот же Александр Мороз спокойно клал (ложил?) с прибором на всех лидеров депутатских групп и фракций, вместе взятых. Председатель Рады мог вести свою игру, виртуозно перетасовывая повестку дня, передергивая регламентные нормы и спекулируя на доверии. От него зависело почти все.

Работать в таком бурлящем парламенте было сплошное удовольствие. Почти каждый мажоритарщик владел ценной информацией, поскольку являлся игроком. С ним считались. Его уговаривали. Шантажировали. Натравливали налоговую, Генпрокуратуру и СБУ. Вызывали на доверительные беседы в администрацию. Кидали пепельницей в голову. Короче, столько всяких сочных нюансов!

Да, не тот нынче парламент... Сотни статистов собираются на открытие сессии. 99% из них абсолютно не представляют, что будет в ближайшие два часа. В лучшем случае, перед началом заседания соберут всех и ознакомят с руководящими установками на сегодня. В худшем — депутаты узнают о планах из выступления уполномоченного фракции прямо на заседании. Комментировать происходящее вправе только так называемые «говорящие головы», которые получают тезисы от «креативной группы». Или же словесные инструкции: «Короче, подымаешься на галерку и по команде вырубаешь систему для голосования. Будут дергаться — начистишь табло».

Появилось даже новое определение, которое характеризует нынешнее состояние Верховной Рады, — «парламентский планктон». По аналогии с «офисным». Безликая масса со значками, которая по определению ничего не знает. А если и знает, то только фрагмент важной информации. Да и то не в состоянии его правильно интерпретировать. Решения принимают несколько человек. Еще 5-6 могут рассказать, почему дается именно такая, а не другая команда. Но большинство из них молчит, как рыба об лед, поскольку боится высовываться. В таких условиях журналисты зачастую более информированы, чем «парламентский планктон». У них хотя бы есть возможность оперативно читать «Интерфакс», куда в первую очередь «сливаются» планы фракционного руководства. «Планктон» обо всем узнает последним.

Но только не подумайте, что я агитирую за открытые партийные списки и прочую фигню, которую сейчас впаривает населению гарант нации. Открывай, не открывай — все равно получишь ту же самую ерунду. За последние 9 лет изменилось качество правящей элиты. Когда в «Украинском доме» отменили всего лишь 2 нормы регламента Верховной Рады (тайное голосование и наличие конституционного кворума), никто, по-моему, не мог даже представить себе, к чему все приведет. А получилась полная лажа. Со всех сторон. Что антикризисная коалиция, что «демократическая». В последнем случае вообще полный пипец. С подобной оценкой согласно абсолютное большинство населения страны.

И вот 1 сентября открылся очередной политический сезон, совпадающий по срокам с президентской кампанией. Если в 90-х годах прошлого века Рада хоть как-то дергалась перед началом выборов, то теперь она даже «шевелиться» перестала. А смысла нет. Открылась и сразу закрылась. И парламентский планктон бегает по кулуарам и рассказывает о том, что на очередном согласительном совете все решится.

Единственный вопрос, по которому может быть достигнуто согласие, — это финансирование президентских выборов. Все остальное — в пролете. «Регионалы», безусловно, вспомнят о повышении социальных стандартов. Данный пункт повестки дня — осиновый кол в глубокое декольте премьера. Конечно же, «бютовцы» сделают все возможное, чтобы избежать данной бодрящей терапии. А кто, пребывая в здравом уме, будет сегодня прогнозировать решение кадрового правительственного вопроса? Нет министров иностранных дел, финансов и транспорта? И не будет. Потому что выборы. Может быть, примут бюджет на будущий год? Интересно, какой болван осмелится говорить о подобной перспективе вслух? Но не все потеряно. Во-первых, лично видел биллборд с Юрием Кармазиным. Он держит за задницу белого голубя и говорит: «Украина была, есть и будет!» Во-вторых, наглядная агитация Арсения расцвела кислотными красками. Оказывается, Украину спасет индустриализация, боеспособная армия и план ГОЭРЛО! И, наконец, в-третьих, 40 миллионам граждан просто тупо некуда уезжать.

Автор: Евгений Собянин