Газета «Наше Дело»
новости, политика, экономика, история, скандалы, компромат
 
Обзор шлемов виртуальной реальности Украины можно посмотреть на канале виртуальный шлем.
о газете  подписка  контакты  форум  карта сайта 

НКВД: реальность и вымысел. Часть II

Красноармейцы 17 отдельной пограничной комендатуры
Красноармейцы 17 отдельной пограничной комендатуры

Славные потомки советских чекистов продолжают активно корректировать исторический образ своих коллег из прошлого, рассекречивая и обнародуя архивные документы о «Великом терроре» 1937—1938 годов, с которыми до сей поры не была знакома широкая общественность. Приветствуя активность СБУ, со своей стороны, мы решили затронуть проблематику деятельности НКВД. Предлагаем вашему вниманию финальную часть статьи, посвященной мифам и реалиям работы сотрудников «компетентных органов» в те трагические и неоднозначные времена.

Господа офицеры

Хочется остановиться на нескольких вопросах, довольно часто звучащих в речах обличителей сталинизма. Например, об «истреблении командного состава армии», который проходил в этот драматический период 1937—38 годов. Не будем вдаваться в его причины — это тема для отдельной статьи. Но остановимся на цифрах.

Бывший главный идеолог ЦК КПСС А. Яковлев, вовремя подавшийся в «перестройщики», утверждал, что «более 70 тысяч командиров Красной Армии были уничтожены Сталиным ещё до войны». В. Рапопорт и Ю. Геллер довели эту цифру до 100 тысяч, ну а В. Коваль и вовсе загнул: «Без войны в застенках и лагерях НКВД погиб почти весь великолепный офицерский корпус — становой хребет Красной Армии».

Просто какое-то истребление РККА злыми «энкаведэшниками»! А теперь обратимся к фактам. За два «репрессивных» года из рядов Красной Армии были уволены 35 020 офицеров и генералов (из более чем 200 тысяч). Именно уволены.

Из них были арестованы органами НКВД 9506 военнослужащих — то есть, собственно, репрессированы. Около 15 тысяч отделались весьма легко: за «связь с врагами народа» их только исключили из партии и рядов РККА. Что же остальные? Ну, к примеру, еще 3810 офицеров были выгнаны из армии за пьянство и «моральное разложение». В шею!

Впрочем, уже к 1940 году комиссия при Наркомате обороны рассмотрела многочисленные челобитные и восстановила в рядах вооруженных сил около 11 тысяч офицеров, уволенных в период «большой чистки».

Стоят в строю советские чекисты

В годы Великой Отечественной НКВД воевал исключительно в заградотрядах, утверждают мифы современных историков. И в качестве аргументов они оперируют откровениями каких-то «бывших штрафбатовцев», а то и вовсе... художественными фильмами.

Снова обращаемся к фактам. Первые заградотряды появились в конце июня 1941 года — собственно, это были спецподразделения НКВД, взявшие под контроль дороги, транспортные узлы и периодически прочесывавшие рощи и овраги в поисках дезертиров. «Улов» был довольно велик — к середине осени задержали 657 364 красноармейцев, болтавшихся в тылу.

Из них 632 486 были направлены на формирование новых частей, и 25 878 переданы военным трибуналам. К расстрелу приговорили 10 201 человека. Как-то не похоже на современные мифы о сотнях тысяч расстрелянных «энкаведэшниками» красноармейцев.

К новому году необходимость в заградотрядах отпала, зато они теперь понадобились бежавшим из-под Москвы немцам. Вновь они были созданы согласно приказу №227 от 28 июля 1942 года и комплектовались (цитируем) «лучшими достойными бойцами и командирами» армий. Таким образом, теперь уже они состояли из обычных красноармейцев, а весь НКВД там был представлен в виде их командиров — «наиболее опытных в боевом отношении» офицеров Особого отдела.

Зона действия этих заградотрядов — тыл дивизии. Никогда они не «подбадривали» красноармейцев идти в атаку пулеметными очередями в спину, поскольку находились не ближе чем в полутора километрах от передовой. И уж тем более они близко не подходили к штрафбатам, солдатами в которых, заметим, командовали обычные армейские офицеры и сержанты.

К слову, попадали в штрафные части отнюдь не по политическим взглядам, а за более прозаические проступки — драки, самоволки, пьянство, воровство. Например, после очередной ревизии тыловых частей в штрафбатах оказывалось немало завскладами. Можно только представить, каким шоком для них было просто попасть на передовую!

Служба в заградотряде отнюдь не была малиной. Если дивизия начинала «драпать» или в ее тыл прорывался отряд немцев, заградотряд стоял насмерть — и случаев их самовольного отступления не было. В таких боях, а их было немало, заградотряды теряли до 70% своего состава.

Полностью укомплектованные бойцами НКВД заградотряды могли бы быть созданы только в тылу дивизий НКВД. Но они им не понадобились. За весь период войны ни одна из них не бежала в тыл сломя голову.

Увеличение численности силовых частей началось в НКВД с середины 30-х годов, а в начале войны на их основе были оперативно созданы фронтовые стрелковые и мотострелковые дивизии (вопреки россказням Резуна-Суворова). В них мобилизовали как запасников (в том числе бывших пограничников), так и работников наркомата — от следователей угрозыска до скучающих на площадке вагона часовых войск охраны особо важных объектов.

Ход боев показал, что даже новосформированные части НКВД воюют лучше своих армейских «коллег». Во всяком случае, дисциплина там была крепче, а дух бойцов выше. И не раз случалось так, что на фоне массового бегства фронта только части НКВД становились последним заслоном на пути фашистов.

Так было под Ленинградом (20-я и 21-я дивизии НКВД), под Москвой (1-я и 2-я дивизии НКВД). Так было под Сталинградом — где 10-я дивизия НКВД практически спасла город от захвата прорвавшими фронт немцами и фактически открыла великую битву за «Ворота Волги». И, конечно же, в самом начале войны насмерть стояли многочисленные пограничные заставы.

И еще интересный факт: за время войны в плен к фашистам сдались или попали 88 советских генералов — самых разных родов войск. Несколько из них затем добровольно перешли на службу к Гитлеру. Но ни один генерал НКВД в плен не сдался. Так, попавший в окружение под Киевом генерал А. Н. Михеев предпочел застрелиться.

Последние репрессии

По разным причинам в немецком плену побывало до 4,5 миллиона советских солдат. Кто-то сумел сразу же сбежать, кто-то изъявил желание послужить «Гитлеру-освободителю», многие затерялись и погибли в жестоких фашистских лагерях, но многие дождались своего освобождения.

Что там по этому поводу говорит современная историография? Известно, что несчастные тут же попадали из немецкого плена в лапы НКВД и ехали отсиживать долгие годы в ГУЛАГ. Тут же и кино для иллюстрации этого сняли — «Последний бой майора Пугачева».

Снова будем бить фантастов цифрами. Действительно, все бывшие «окруженцы» и военнопленные проходили проверку в «фильтрационных» спецлагерях НКВД. Но далеко не все из них отправились рубить кедры. Итак, за 1941—44 годы проверку прошли 354 592 военнослужащих. Из них 231 034 (76,25%) отправили обратно на фронт, 18 382 попали в штрафные части и только 11 556 (3,81%) были арестованы и предстали перед трибуналом.

Остальные по причине здоровья и вовсе отправились в тыл — работать на предприятиях или служить в конвойных войсках (откуда на фронт выбывали здоровые мужики).

В конце войны были освобождены 1 539 475 советских военнопленных, находившихся на территории Европы. Из них 281 780 отправились домой, наедать впалые после концлагерей щеки, 659 190 были призваны в армию, задержаны же органами были 226 127 человек (14,69%). То есть отнюдь не «все», как нам это втирают.

Добавим: из 4 199 488 гражданских репатриантов, угнанных или добровольно выехавших на работу в Рейх, органами были арестованы 46 740 — то есть 1,76%.

Приговоры для арестованных были относительно мягкими. Так, 148 079 «власовцев» и членов различных национальных формирований, воевавших на стороне Гитлера, сослали на спецпоселения. А могли бы и к стенке поставить!

Земсков описывает такой случай. В ноябре 1944 года в Мурманск прибыли два английских корабля, на борту которых находилось 9907 бывших советских военнослужащих, сражавшихся в рядах немецкой армии против англо-американских войск и взятых ими в плен. Почти все они ожидали, что их расстреляют сразу же на мурманской пристани.

К их немалому удивлению, промариновавшись год в фильтрационном лагере НКВД, они были направлены на 6-летнее спецпоселение. Более того, после освобождения в их анкетах не значилось никакой судимости, а время работы на спецпоселении было зачтено в трудовой стаж...

Автор: Виктор Дяченко
Наше Дело

Региональная общественно-политическая газета. Свидетельство о гос. регистрации выдано управлением по делам прессы и информации Одесской областной госадминистрации, серия ОД N991 от 14.12.04 г.