Газета «Наше Дело»
новости, политика, экономика, история, скандалы, компромат
 
о газете  подписка  контакты  форум  карта сайта 

Гурвиц Гурвицем, а с русским языком обкакался...

Наталья Александровна Чайчук свято уверена в том, что, одесская общественность не интересуется статусом русского языка
Наталья Александровна Чайчук свято уверена в том, что, одесская общественность не интересуется статусом русского языка
По словам начальника городского управления образования Натальи Владимировны Савельевой, «украиноязычные школы в Одессе пользуются большим спросом». Вероятно, близость к свихнувшемуся на русофобии Гурвицу заразна
По словам начальника городского управления образования Натальи Владимировны Савельевой, «украиноязычные школы в Одессе пользуются большим спросом». Вероятно, близость к свихнувшемуся на русофобии Гурвицу заразна
Побывавший 5 октября в Одессе замминистра образования и науки Украины Михаил Степко в ходе пресс-конференции заявил, что «вопрос о языке преподавания в школах должны решать исключительно областные власти»
Побывавший 5 октября в Одессе замминистра образования и науки Украины Михаил Степко в ходе пресс-конференции заявил, что «вопрос о языке преподавания в школах должны решать исключительно областные власти»
Депутат Селянин, когда рассматривался вопрос о новых правилах эксплуатации пляжей в городе, спросил Эдуарда Иосифовича: «Скажите, пожалуйста, сколько у нас осталось пляжей? И почему вы пишете, что они «штучные»? В каких «штуках» они считаются?» Зал, конечно, изрядно повеселился, а Гурвицу пришлось разъяснять, что слово «штучные» на украинском языке означает «искусственные»
Депутат Селянин, когда рассматривался вопрос о новых правилах эксплуатации пляжей в городе, спросил Эдуарда Иосифовича: «Скажите, пожалуйста, сколько у нас осталось пляжей? И почему вы пишете, что они «штучные»? В каких «штуках» они считаются?» Зал, конечно, изрядно повеселился, а Гурвицу пришлось разъяснять, что слово «штучные» на украинском языке означает «искусственные»

Одесский городской голова Гурвиц — известный русофоб. Как случилось, что еврей украинского происхождения стал украинским националистом, загадка, достойная исследования врача-психопатолога. Почему он оказался в одной команде с тягнибоками и прочими червониями — загадка отнюдь не политического свойства. Но почему, пользуясь как в быту, так и в политической жизни принципиально русским языком, пытается его же всячески унизить? Это вообще граничит с раздвоением личности. Такой себе тяни-толкай или такой себе песокот, с одной стороны обожающий рыбку, а с другой стороны эту рыбку запрещающий. Дурдом? Безусловно.

Украинизация школ была хитро спрятана

Не исключено, что отечественные или импортные психиатры еще дадут уникальному пациенту свою строгую оценку, конечно, когда до него доберутся. А для этого нужно, чтобы общество определилось с тем, что пациент угрожает нормальному функционированию самого общества, и определило пациента в соответствующую степени его заболевания среду с мягкими стенами пастельных тонов и приглушенными звуками.

Но мы явно отвлеклись от темы. А русскоязычная тема в нашем городе по-прежнему актуальна. Взять хотя бы последнюю сессию Одесского городского совета. Как ни уговаривал депутатов Гурвиц, что, мол, с русским языком у нас проблем нет и, давайте, ребята, оставим все эти разговоры, но тема все равно всплыла как-то сама собой. Просто в рамках программы развития городского образования на 2006—2010 годы, которую на последней сессии рассматривал городской совет, поднимался вопрос о переводе 40 школ в городе в течение пяти лет на украинский язык. При том, что порядка 40% школ в Одессе уже полностью украиноязычные. При том, что украинский язык в городе — явный анахронизм: не менее 86% горожан считают своим родным русский и явно не собираются от него отказываться.

Украинизация школ была хитро спрятана в предложенной депутатам программе. 20 страниц предусматривали целый комплекс мероприятий, направленных на повышение качества образования, усовершенствование материально-технической базы школ и дошкольных учреждений, повышение квалификации учителей и т.д. Все цивилизованно, в духе времени, все рассчитано на то, что невнимательный депутат прочтет документ «по диагонали» и удовлетворенно проголосует. Действительно, перевод школ на украинский язык (фактически уничтожение русского языка в городской системе образования) предусматривал только 32-й пункт, до которого еще добраться надо было. Но не проканало. Как ни странно, в составе горсовета оказались депутаты, умеющие читать.

Как вы думаете, чем мотивировали городские чиновники необходимость радикальной украинизации образования? Ну, естественно, тем, что данная программа составлялась в соответствии с государственной концепцией развития образования. И не только этим. По словам начальника городского управления образования Натальи Владимировны Савельевой, «украиноязычные школы в Одессе пользуются большим спросом». Правда, бред? Вероятно, близость к свихнувшемуся на русофобии Гурвицу заразна. Лишнее доказательство тому — поведение на сессии начальницы городского управления внутренней политики, которая, хоть и считает себя русскоязычным человеком (по крайней мере, так заявила на сессии), при этом просит не защищать ее права. То есть либо лукавит, либо готова поддерживать лингвоцид русского языка в порядке акта аутосадомазохизма.

Наталья Александровна пыталась воздействовать на депутатов тем, что, якобы, одесская общественность не интересуется статусом русского языка, что на последнем заседании городского политико-консультативного совета (собственноручно Чайчук созданного и управляемого органа), в котором принимают участие ВСЕ партии города (кроме коммунистов, которые решили выйти из совета после сноса памятника Ленину), было решено больше не поднимать в Одессе языковый вопрос, поэтому чиновница предложила «оставить русский язык за скобками»!

За скобками оставили в итоге не русский вопрос, а саму чиновницу вместе с ее мнением. Инициаторами были регионалы Александр Кравец и Алексей Гончаренко, наперебой утверждавшие, что русский язык для Одессы родной, а одесситов недопустимо лишать возможности обучать детей на общеупотребительном в Одессе русском языке. Депутаты-регионалы Вишневская и Коржнева в один голос заявили о насилии и сокращении права выбора. «Я не хочу, чтобы наши дети забыли русский язык, забыли русских поэтов!» — горячо говорила Марина Коржнева. Поддержали «регионалов» и «народный оппозиционер» Чернов, и даже «нашеодессит» Казарновский, который назвал предлагаемые мероприятия «насильственным сокращением русского языка». В результате депутаты предложили совсем исключить данный пункт из программы, что удовлетворило бы весь депутатский корпус (за исключением нескольких национально озабоченных человек).

Собственно говоря, депутатский корпус Одессы адекватно отображает языковую ситуацию в городе. Из всего депутатского корпуса только недостреленный «нашеукраинец» Капелюшный активно использует украинский в свой депутатской деятельности. Попросту единственный, разговаривающий на нем. А остальные депутаты? Есть даже представители городского депутатского корпуса, которые не вполне понимают украинский язык. Показателен пример депутата Селянина, который в ходе той же встречи изрек следующее: «Скажите, пожалуйста, сколько у нас осталось пляжей (рассматривался вопрос о новых правилах эксплуатации пляжей в городе)? Почему вы пишете, что они «штучные»? В каких «штуках» они считаются?» Зал, конечно, изрядно повеселился, Гурвицу пришлось разъяснять, что слово «штучные» на украинском языке означает «искусственные», но... Вопрос Селянина показателен хотя бы в том плане, что далеко не все депутаты, по определению принадлежащие к наиболее образованной части нашего населения, владеют государственным языком в достаточной для осуществления законотворчества степени. Что же говорить об избирателях, вынужденных эти нормы выполнять?

Логично, что депутат-регионал Любов, выступая от имени всей фракции, предложил внести изменения в регламент и, дабы не ущемлять права русскоязычных депутатов, дублировать проекты решения сессии на русский язык (кстати. Ст. 2.2. регламента городского совета предусматривает следующее: «Языки работы совета, его исполнительных органов и для официальных объявлений — украинский и русский» — не следует ли из этого, что решения и так должны дублироваться?). Вспомним, что еще 23 сентября 1993 года Одесским городским советом было принято решение «Об исполнении Закона Украины «О языках в Украинской СССР» на территории г. Одессы», согласно которому русский язык был определен как язык для использования во всех сферах наряду с украинским. Не означает ли это, в том числе, использование данного языка в решениях самого городского совета? А должен ли сам городской совет выполнять решение собственных предшественников, раз его до настоящего времени не отменили? Кажется, ответ самоочевиден. То же касается и решения Одесского городского совета от 15 октября 2001 года «Об изучении и использовании языков в городе Одессе», предусматривающего обязательное изучение в школах города трех языков: украинского, русского и иностранного. Решение уникальное по сути, так как русский язык не является в его контексте иностранным и обязателен к изучению во всех школах города. Естественно, не отмененное до настоящего момента.

Хитрый Гурвиц, наблюдая за этими дебатами, подумал-подумал, да и решил. Да, конечно, поправка к городской программе образования пройдет, и на то есть много шансов. Поэтому им было предложено, для того чтобы не вносить раскол в обществе и городском совете, как объяснил он сам, отложить принятие ВСЕЙ программы до следующей сессии, пока данный вопрос не будет достаточно отработан. «Регионалы» почему-то поспешили окрестить данную «отсрочку» своей победой. Гурвиц тоже казался умиротворенным. Ему явно было невдомек, какой «подарок» ему готовит судьба.

Подарок судьбы

В ходе июньской сессии нынешнего состава городского совета уже рассматривалась инициатива депутата Чернова от «народной оппозиции»: проект решения «Об обеспечении прав русскоговорящих граждан на территории города Одессы». Тогда Чернову не удалось собрать депутатские голоса. На прошедшей сессии Чернов вновь развил тему русского языка. Был предложен проект решения «О реализации конституционного права по использованию русского языка», предполагавший следующее: признать функционирование русского языка в Одессе неудовлетворительным; создать временную контрольную комиссию по проверке функционирования русского языка; установить в Одессе День русского языка, который бы отмечался совместно с днем рождения Пушкина, и т.п.

Но отдельный депутат Чернов никогда не смог бы подложить Гурвицу столь грандиозную свинью, как это сделал его коллега, депутат-«нашеодессит» Капелюшный. Будучи, вероятно, абсолютно уверенным в том, что депутаты, выступающие в защиту русского языка, «просто не в теме, что сейчас происходит с русским языком», он предложил провести городские общественные слушания по русскому языку. Если рассуждать логически (как это уже сделала «НеТАКовка» Светлана Фабрикант), это, по сути, предложение провести в городе референдум по русскому языку! Действительно, если провести такой референдум, с заведомо понятными результатами, никакие разговоры о «доработке» программы украинизации школ вести не придется. Ни о 40, ни о 20, ни, хотя бы об одной. Более того, если, как бы хотелось надеяться, школьное образование будет хоть когда-нибудь приведено в соответствие с языковой ситуацией в городе, городскому управлению образования придется проводить обратный процесс: принимать программу русификации образования и немедленно ее выполнять. И только это может называться «демократия».

Гурвиц, вероятно, чтобы выкрутиться из неловкой ситуации и смягчить обстановку, пообещал создать комиссию по проверке «функционирования русского языка» и вынести все вопросы языковой политики в городе на следующую сессию. Хотя бы это радует. Только вот как и где будет проводиться эта проверка? И из кого будет составлена комиссия? Что же касается проведения референдума, то данное предложение просто зависло в воздухе, так как у Гурвица вызвали сомнение возможные формулировки вопроса, на который одесситам будет предложено ответить. Вероятно, депутатам еще придется подумать и подсказать городскому голове, что именно волнует одесситов, судьбы которых ему так хочется вершить. Если, конечно, у депутатского корпуса достанет духа.

Так что следующая сессия может оказаться очень жаркой. На нынешней он откровенно обосрался, в том числе в глазах собственных сторонников, и будет пытаться взять реванш. Но у Гурвица теперь нет главного козыря. Он больше не имеет причин утверждать, что украинизация образования является утвержденной государственной политикой. Побывавший 5 октября в Одессе замминистра образования и науки Украины Михаил Степко в ходе пресс-конференции в Одессе заявил, что «вопрос о языке преподавания в школах должны решать исключительно областные власти». Оказывается, и не верить замминистра у нас поводов нет, министерство занимается разработкой учебных программ, а решать «какой должна быть школа — русскоязычной или украиноязычной, является задачей облуправления образования». Есть ли на этот счет решение областного управления образования? Вероятно, такого решения нет, иначе Гурвиц точно сослался бы на такое решение. Следовательно, на пути здравого смысла в вопросе определения языка обучения в одесских школах административных преград нет. Есть две другие преграды: авантюристическая позиция команды Гурвица, стремящегося во что бы то ни стало искоренить в Одессе русский язык, и инфантильная позиция одесситов, равнодушно на это взирающих.

Как известно, Верховная Рада Украины недавно обратилась в Центризбирком с требованием ускорить проведение референдума по не вступлению Украины в НАТО. Было бы разумным одновременно провести референдум по конституционному статусу русского языка и прекратить, наконец, лингвоцид русскоязычного населения. Чтобы никакой гyрвиц не посмел прикасаться к языку Пушкина и Достоевского своими наглыми, загребущими лапами.

Автор: Алина Леманн, Симон Галицкий
Наше Дело

Региональная общественно-политическая газета. Свидетельство о гос. регистрации выдано управлением по делам прессы и информации Одесской областной госадминистрации, серия ОД N991 от 14.12.04 г.