Газета «Наше Дело»
новости, политика, экономика, история, скандалы, компромат
 
о газете  подписка  контакты  форум  карта сайта 

Эдуард Иосифович™ (настоящая неправда). Часть V

Стояло осеннее одесское утро. Еще не падал снег, его никто не ждал, но мелко накрапывал дождик. Небо было свинцовым. Хасиды никуда не летели.

— У нас хотя и не Киев, но милости пьёсим к нашему шалашу, — Эдуард Иосифовичтм широким жестом пригласил моложавого худого гражданина с воспаленными то ли от хронического недосыпания, то ли от хронического же алкоголизма глазами к прозрачному буфетному столику.

У Эдуарда Иосифовичатм был гость. Высокий, киевский, облаченный большой властью. Эдуард Иосифовичтм никак не мог дождаться, пока сочные официантки в белых накрахмаленных передничках сервируют столик и уберутся, куда им положено. Он думал: «Как бы мне тут не лохануться, это ведь не Вор какой-то там Охаев, это Луцик, а он, как говорили, по мальчикам специализируется. Может, действительно надо было стройненьких, молоденьких, симпатичненьких...» Эдуарда Иосифовичатм чуть было не понесло в сладкую бездну греховного наслаждения от предвкушаемого удовольствия, и, чтобы успокоиться, он спешно засунул руку в карман.

Киевский гость тем временем уплетал за обе щеки и, казалось, в ус не дул.

— Ну что там делается у вас в столице, йясскажите, Юйий Витальевич, — попросил Эдуард Иосифовичтм.

— Ну что тебе сказать, Йосич, держимся помаленьку, отбиваемся пока...

— Говойят, тяжелые вйемена настали, говойят, там нехойошие люди на вас катят? — аккуратно осведомился Эдуард Иосифовичтм.

— Говорят, что кур доят, — отозвался киевский гость и раскраснелся. Эдуард Иосифовичтм мог бы в другой обстановке поклясться, что Юрий Витальевич натурально знает, как именно доят кур, но что-то ему подсказывало, что это все же будет преувеличением. Не мог Юрий Витальевич доить кур, не мог топтать кур, не мог даже давить кур, ну разве что «Мерседесом». Зато Юрий Витальевич, и это точно, знавал, как именно надо доить американских спонсоров, украинских олигархов, возможно, он даже знал, как доить коров и доярок, хотя нет, он же по мальчикам... Но вот кур... Это вряд ли… Только тут Эдуард Иосифовичтм заметил, что киевский гость о чем-то оживленно повествует.

— Прилетел! — страстно мычал министр. — Из самой Америки!

«Тепло теперь в Америке, — подумал Эдуард Иосифовичтм… — А в Хайфе еще лучше. Хороший город Хайфа…»

— Не, Витальевич, вовсе не из Амейики, с Питейя, — осторожно попытался поправить киевского гостя Эдуард Иосифовичтм, — я точно помню, Питей, я там был.

Произнеся эти слова, Эдуард Иосифовичтм густо покраснел. В Питере ему действительно довелось побывать. Он там даже жил и учился. Постигал тяжелую школу инженера путей сообщения. И искусство правильного сообщения информации кому надо — тоже постигал. В этом и преуспел. Потому и попал в ракетные войска стратегического назначения. Хоть и рядовым, но зато почетным. Или по нечетным? Да нет, это писал он по нечетным, а по четным ходил к гражданину начальнику на «поговорить».

— Понимаю, — вступил в разговор Эдуард Иосифовичтм, — он что угодно мог сказать. Напримей, что пьйилетел из Пайижа, навестить в Конотопе свою покойную бабушку...- и вы его, конечно, айестовали?

Эдуард Иосифовичтм заметно волновался. Он представил себе человека, переходящего через границу. Тайком. Через румынскую? Польскую? Финскую… нет, с Финляндией Украина не граничит. А, впрочем, самолет…

— Да, сразу как с трапа сошел, так и арестовали, — несколько обескуражено сообщил гость и еще больше покрылся пятнами.

«Ты только не отпускай его, козел, — все больше волнуясь, думал Эдуард Иосифовичтм, — я же тебя, придурок, озолочу! Нет, обойдешься, не озолочу, гроша ломаного не дам». Эдуард Иосифовичтм почувствовал, как заныла, все больше надавливая, его персональная жаба.

— И что, уже дает показания? — Эдуард Иосифовичтм от волнения был готов провалиться сквозь землю, или встать на колени перед киевским избавителем.

— Отпустили, Йосич, отпустили, его. Табачник и трое с ним взяли на поруки.

Как Табачник, расстрелянный в Одессе на Тещином мосту в 1997 году, мог встать из могилы и тем более взять кого-то на поруки, Эдуард Иосифовичтм не знал. Он тайком перекрестился и вспомнил вопросы одного старого кроссворда про вуду и зомби. В голове крутилась мелодия про негра, который встал и пошел танцевать рок-н-ролл и играть в баскетбол. Голова ехала... Эдуард Иосифовичтм посмотрел на портрет на стенке. Портрет подленько ухмылялся и, казалось, укоризненно глядел на упавшего духом Эдуард Иосифовичтм. «А кому теперь легко», — явно читалось на губах лидера нации.

— Так что, где он тепей? — вдохновившись от изображения президента, с уже нескрываемой надеждой спросил Эдуард Иосифовичтм...

— А хрен его знает, эти прокуроры всю малину портят, — Юрий Витальевич разошелся не на шутку, — он теперь не обвиняемый у них, а подозреваемый, а скоро вообще в свидетеля превратится...

Эдуард Иосифовичтм почувствовал, как спина покрылась холодным потом. «И с какого бодуна им пришло в голову его отпускать?»

— И что, он тепей может в Одессу пьйиехать? — голос Эдуард Иосифовичтм был подобен шелесту подранного целлофанового кулька на грязной одесской мостовой.

— Да хоть к черту на кулички! — Юрий Витальевич метал громы и молнии, и его поток красноречия вряд ли теперь кто-то смог бы остановить.

— А в Одессу? — все так же шелестел Эдуард Иосифовичтм. Он весь сжался от ужаса и испытывал позывы направиться в соседнее помещение, — он в Одессу не собийяется?

— Да на черта ему твоя Одесса сдалась, он Сумы раком ставить будет! — Луценко посмотрел на Эдуард Иосифовичтм как на окончательного и бесповоротного идиота. — А ты что, меня совсем не слушал?

Эдуард Иосифовичтм пристыжено молчал. Он давно не имел дел с такими темпераментными молодыми людьми, как Юрик, и чувствовал себя, как Кличко после боя с Льюисом. То есть откровенно погано. Кроме того, до него начало доходить, что он конкретно лоханулся...

— Щербань его фамилия, Щербань, дурья твоя башка, — Луценко было весело. Он хохотал, глядя на тупую рожу Эдуарда Иосифовичатм. Нос министра явственно чуял запах жареного. Ему так хотелось ехидно осведомиться, кого именно имел в виду Эдуард Иосифовичтм, но остатки воспитания не позволили. А еще он опаздывал на пресс-конференцию. Эдуард Иосифовичтм живо вскочил и низко склонился вслед уходящему Юрию Витальевичу.

Дверь за министром захлопнулась, сочные официантки убирали со стола недопитый кофе, а Эдуард Иосифовичтм, отчаянно стесняясь, мечтал о том, как переодеть брюки. Было мокро.

Редакция предупреждает: Любые совпадения имен, отчеств, фамилий, сюжетов, слов и ситуаций в серии миниатюр «Эдуард Иосифовичтм» являются случайными и никакого отношения к реальной жизни и реальным персонажам не имеют.

Автор: Виктор Прохоров
Наше Дело

Региональная общественно-политическая газета. Свидетельство о гос. регистрации выдано управлением по делам прессы и информации Одесской областной госадминистрации, серия ОД N991 от 14.12.04 г.