Газета «Наше Дело»
новости, политика, экономика, история, скандалы, компромат
 
Как сделать и запустить рекламу в инстаграм.
о газете  подписка  контакты  форум  карта сайта 

ОУН-УПА: от национальной идеи к сотрудничеству с фашизмом. Часть III

«Вояки Гитлера это приятели народа». Интересно, какого?
«Вояки Гитлера это приятели народа». Интересно, какого?
Он – доброволец. И до сих пор не ветеран войны. Вот обида-то какая!
Он – доброволец. И до сих пор не ветеран войны. Вот обида-то какая!
Ни в какие бои Галицкие эсэсы не шли — кишка была тонка. Как правило, увидев солдат Красной Армии, разбегались по лесам. Удавкой пользовать по ночам у них получалось лучше, чем винтовкой
Ни в какие бои Галицкие эсэсы не шли — кишка была тонка. Как правило, увидев солдат Красной Армии, разбегались по лесам. Удавкой пользовать по ночам у них получалось лучше, чем винтовкой
Патриотическая идиллия Украинских националистов на фоне немецкого танка
Патриотическая идиллия Украинских националистов на фоне немецкого танка

Немцы щедро снабжали УПА оружием

Из последующих трофейных документов узнаем, что обе договаривающиеся стороны добросовестно выполняли принятые обязательства. Немцы обеспечивали бандеровцев оружием, боеприпасами, снаряжением и даже направляли в подразделения УПА своих военнослужащих для совместной вооруженной борьбы с советскими войсками и партизанами. «По меньшей мере один раз в неделю я направлял для УПА по 3-4 грузовых автомашины с оружием, — показал взятый в плен начальник отдела обеспечения штаба германских войск в «генерал-губернаторстве» Юзеф Лазарек. И такие отправки, по его заверению, производились вплоть до августа 1944 года. Среди кипы трофейных документов есть и такие, что не оставляют сомнений в правдивости заявлений Ю. Лазарека.

Вот один из них — секретное донесение жандармерии города Каменка Бугская жандармскому управлению г. Львова от 5 апреля 1944 года. Краткое содержание документа: Поставка оружия УПА через предводителя округа. Капитан жандармерии Дильман из жандармского взвода г. Каменка Бугская извещает командира жандармерии Галиции о передаче командиру УПА оружия и боеприпасов, полученного из Шумского перехватного стана, а также о том, что получившие оружие и боеприпасы командир УПА получил от полковника Эйлера определенное поручение о деятельности в боевой зоне.

Другой не менее впечатляющий документ — донесение гитлеровского сановника во Львове Паппе Главному имперскому управлению безопасности (РСХА) о результатах переговоров С Герасимовским 7 июня 1944 года. В нем сообщается, что в разговоре о поставках немецкого оружия в подразделения УПА Герасимовский поднял вопрос: «Не целесообразно ли уже сейчас подумать о закладке на территории дистрикта Галиция складов оружия и боеприпасов для УПА? Однако этими складами она сможет воспользоваться лишь в том случае, если германский вермахт будет вынужден в последующем оставить часть территории дистрикта Галиция. Эти склады могли бы содержаться германской стороной в полной тайне и охраняться так, чтобы они оставались недоступными для посторонних до самой эвакуации».

И это «предложение» представителя Центрального провода ОУН было принято и реализовано гитлеровцами. При отступлении с советской территории немцы создали в Галиции 40 секретных баз с оружием и боеприпасами. Этим занималась специальная группа абвера, возглавляемая майором Гельвихом. Данные о базах были вручены командованию УПА. Об этом дали показания на Нюрнбергском судебном процессе выступавшие в качестве свидетелей высокопоставленные чиновники абвера Эрвин, Штольце и Юзеф Лазарек.

«...Лояльно по отношению к интересам Германии»

В свою очередь верхушка ОУН-УПА скрупулезно выполняла обязательства, принятые перед гитлеровцами, о чем говорят нижеприведенные архивные документы:

1.Секретный доклад верховного командования Южной группой германских войск «О положении банд УПА за февраль 1944 года», адресованный 4-му Управлению РСХА. Львов, 11 марта 1944 года. В нем сказано: ...«Национальные украинские банды препятствуют проникновению советских бандитов (так нацисты называли советских партизан. — ред.). Есть много сообщений о схватках между украинскими бандитами и советскими.

Банды УПА проводят свои собственные операции против Красной Армии. Взятые в плен русские доставляются в распоряжение немцев для допросов. Сведения, добытые УПА о советских русских бандах и Красной Армии, сразу же передаются вермахту. Захваченные бандеровцами 20 советских парашютистов, как и ранее арестованный советский разведчик Молчанов, согласно архивным документам были переданы украинскими националистами германским оккупационным властям «для соответствующего обращения».

2. Секретное, государственной важности донесение оккупационных властей дистрикта Галиция Главному управлению безопасности от 26 мая 1944 года. Содержание: Контакты УПА с инстанциями вермахта, полицией и гражданскими инстанциями. Представляю донесение моего передового пункту «Тернополь», находящегося в настоящее время в Бережанах о деятельности и взглядах группы Бандеры и УПА в округе Бережаны, где их силы достигли наибольшей концентрации, но (как следует из нижеприведенного донесения) она в последнее время, несмотря на эту концентрацию и силу, ведет себя особенно лояльно по отношению к интересам Германии.

Позволю себе предположить, что в таком изменении поведения УПА не последнюю роль сыграли мои встречи с Герасимовским. Последний сообщил нашему референту во время недавней встречи, что он попытался пресечь все инциденты, происходящие по вине УПА (группа Бандеры) одним ударом. С этой целью с одобрением штаба ОУН он объехал все подразделения УПА в дистрикте Галиция и еще раз обратил внимание всех командиров отрядов на то, что по приказу штаба все отряды УПА должны относиться к немцам строго лояльно... В связи с намерением вермахта в ответ на действия УПА по уничтожению советско-русских парашютистов позволить ей сохранить свою организацию и при необходимости носить оружие... Обращает внимание на значение обязательного учета мнения и участия охранной полиции в переговорах с УПА, что представляется исключительно важным с учетом, как уже подчеркивалось, политико-полицейского характера этих акций, позволит обеспечить проведение единой линии и исключить обсуждение политических требований.

Поэтому представляется весьма желательным, чтобы эта проблема нашла свое решение в центральных инстанциях. Она могла бы разрешиться в ходе срочного обсуждения с участием Главного управления имперской безопасности и Главного штаба сухопутных войск с тем, чтобы войска вермахта получили приказ во всех случаях приглашать на переговоры с УIIA представителей охранной полиции.

К вопросу о переброске отрядов из района Бережаны в Карпаты. Германские оккупационные власти могут быть уверены, что сосредоточение УIIA в Карпатах направлено исключительно против Советов, но ни в коей мере против германских интересов. Если кто-то опасается, что УПА намерена со своих карпатских позиций воспрепятствовать возможному отступлению германских войск, то это предложение ложное.

Хочется обратить внимание на то, сколь смехотворно и претенциозно выглядит этот план УПА. намеревающейся остановить Советы перед своими отсечными позициями, если это не по силам германскому вермахту...»

Нам представляется, что содержание приведенных архивных документов дает недвузначный ответ на вопрос «Какими на деле были отношения между германскими оккупационными властями и УПА?». Если и не союзническими — немцы никогда не считали украинских националистов равноправными партнерами, — то и не врагами. При различии целей (украинские националисты мечтали о завоевании Украины и превращении ее в свою вотчину, а немцы — о превращении Украины в аграрно-сырьевой придаток «третьего рейха») они единым фронтом воевали против страны Советов и ее вооруженных сил.

Грабеж родных деревень

Архивные документы отметают утверждения нынешних «историков» — таких, как Билас, Сергейчук, Шаповал, — о том, что украинские националисты якобы защищали украинский народ от «незаконного» изъятия оккупантами скота и иного имущества. Как видно из иллюстрируемого нами приказа командования 13-го армейского корпуса, националисты не препятствовали немцам изымать у селян скот и иное имущество для потребностей вермахта, а лишь поставили условие: такие действия законны, если совершаются в присутствии сельского старосты. И немцы приняли это условие, чтобы поддержать авторитет «союзника» и избежать ненужных эксцессов. И все же эксцессы имели место.

Об этом сказано в донесении командира филиала Тернопольской тайной полиции командиру охранной полиции и СД в дистрикте Галиция обершутрмбанфюреру СС доктору Витиске от 22 мая 1944 года. «За отчетный период, — говорится в донесении, — в подведомственном округе политическая обстановка заметно успокоилась. Не отмечается нападений на немцев, прекратились убийства поляков. Как уже отмечалось в нашем донесении от 16 мая 1944 года, УПА отдала распоряжение прекратить всякие нападения на немцев.

Это распоряжение, по всей видимости, строго выполняется. Даже рабочая сила для выполнения дорожно-строительных работ выделяется безоговорочно... Приводятся примеры: секретарь общины Вирцбов, округ Бжежаны, заявил, что мы все должны стремиться к взаимопониманию с УПА». Трудящийся крестьянин и в первую очередь администрация сельских общин чаще и больше всего страдают от бесчинств со стороны УПА. ...В подведомственном районе до сих пор не прекращаются акции УПА по сбору продуктов, и, как теперь стало известно, эти акции проводятся не только у украинцев и поляков — натуральные продукты отбираются под угрозой наказания.

В Пановице, округ Подгайцы, староста одной деревни с польским населением получил в середине марта предписание от УПА, в котором требовалось поставить УПА 10 костюмов, 4 пары сапог, 20 кг муки, 10 литров водки, 10 кг табака, 10 кг сахара… с угрозой «если это требование не будет выполнено пунктуально, то деревня должна приготовиться к худшему». Не только в цитированном, но и в других трофейных немецких документах имеются констатации того факта, что Центральный провод ОУВ-б и командование УНА отдали приказ, запрещающий под страхом наказания совершать вооруженные нападения на немцев. В докладной записке командира охранной полиции СД в дистрикте Галиция от 6 июня 1944 года в адрес вышестоящей инстанции сообщается о том, что 5 июня 1944 года в районе Дживичерц и Верхрата бандиты схватили двух военнослужащих вермахта и доставили их в Мжиглоды (кв. 677) и там намеревались их расстрелять. Однако расстрел не состоялся по приказу УПА. Выяснилось, что нападение на солдат вермахта совершили боевики УПА.

Подобные нападения были единичными и потому не могут рассматриваться, как это делают уже упомянутые горе-историки, как акции УПА, более того недопустимо утверждать, что УПА якобы воевала против немцев.

Нацисты и оуновцы были повязаны тяжкими преступлениями

Разумеется, отдельные стычки локального характера между немцами и оуновцами имели место, и поводом к ним могло быть хоти бы то обстоятельство, что боевики УНА нередко неожиданно появлялись вблизи расположения германских войск, будучи экипированными под бойцов и командиров Советской Армии. В этой связи Генеральный штаб XIII армейского корпуса 22 февраля 1944 года издал приказ, в котором, в частности, сказано: «Так как в борьбе с бандами нельзя сразу установить из-за отсутствия присвоенных знаков различия, какой национальности банды и каковы ее настроения, рекомендуем националистическим украинским соединениям при приближении немецких войск без боя удаляться».

По поводу задержания двух немецких солдат боевиками УПА командир охранной полиции и СД в дистрикте Галиция 14 июня 1944 года докладывал в Берлин: «Оба солдата германского бундесвера были взяты в плен, само собой разумеется, боевиками УНА. Отмена первоначального намерения командования немедленно расстрелять обоих солдат тем более удивительна, что еще совсем недавно один наш полицейский полк в ходе акции по прочесыванию местности буквально разгромил банду УНА, оказавшуюся недалеко от места преступления. Я склонен думать, что оба солдата были бы наверняка расстреляны, если бы не поступило распоряжение из вышестоящей организации о неприменении насилия в отношении немцев».

С нашей точки зрения ничего удивительного в том, что оуновцы смирились с разгромом одной из их банд, нет. Слишком неравными были силы бундесвера и УПА и к тому же виной случившемуся была неосведомленность обоих сторон о дислокации их войск. К тому же и нацисты, и оуновцы были повязаны тяжкими преступлениями, совершенными ими на оккупированных территориях во имя общей цели — построения «нового порядка» на украинской земле.

Еще одним аргументом против домыслов наших оппонентов о взаимодействиях между гитлеровцами и оуновцами, на наш взгляд, является совершенно секретный трофейный германский документ — докладная записка оккупационных властей в Галиции от февраля 1944 года, адресованная имперскому управлению безопасности (РСХА). «...Национальные украинские банды, — говорится в этом документе, — противопоставляют себя проникновению советских бандитов (так нацисты называли советских партизан. — ред.). Есть много сообщений о схватках между украинскими бандитами и советскими.

...Банды УПА проводят свои собственные операции против Красной Армии. Взятые в плен русские доставляются в расположение немцев для допроса. Сведения, добытые УПА о советских русских бандах и Красной Армии, сразу же передаются вермахту».

Автор: Дмитрий Скворцов
Наше Дело

Региональная общественно-политическая газета. Свидетельство о гос. регистрации выдано управлением по делам прессы и информации Одесской областной госадминистрации, серия ОД N991 от 14.12.04 г.