Газета «Наше Дело»
новости, политика, экономика, история, скандалы, компромат
 
Испытание пожарных лестниц - газовое пожаротушение.
о газете  подписка  контакты  форум  карта сайта 

Буковинский Штирлиц

Черняк Ян Петрович (настоящее имя Черняк Янкель Пинхусович) — сотрудник Главного разведывательного управления (ГРУ) Генерального Штаба Вооруженных Сил СССР
Черняк Ян Петрович (настоящее имя Черняк Янкель Пинхусович) — сотрудник Главного разведывательного управления (ГРУ) Генерального Штаба Вооруженных Сил СССР

Историю Штирлица знают миллионы людей, зато не знают и вряд ли узнают в ближайшее время подробности работы человека, который был настоящим разведчиком, кто консультировал автора «Семнадцати мгновений весны» и кто стал прототипом Штирлица.

Кто вы, герр Штрилиц?

Его имя до сих пор редко увидишь в книгах и документах, посвященных разведчикам, его деятельность еще засекречена, ибо он был одним из лучших и наверняка самым полезным.

Его настоящее имя Ян Петрович Черняк. Он родился 6 апреля 1909 года на Буковине, которая входила тогда в состав Австро-Венгрии. Как и большинство еврейских семей, Черняки были мелкими торговцами и жили тихо и спокойно. Потом началась Первая мировая война, прошедшая лезвием через Буковину. Родители Яна-Янкеля без вести пропали, и он воспитывался в приюте.

После войны мальчик пошел в школу и закончил ее, будучи взрослым, что дало ему возможность сделать правильный выбор в сторону продолжения учебы в Пражском высшем техническом училище, где он слыл полиглотом и к 20 годам знал 7 европейских языков, причем немецким владел свободно.

Квалифицированному электрику после окончания колледжа все же пришлось стать безработным — мир погряз в бездне экономического кризиса. Вот тогда Черняк решается на поездку в Берлин, где становится студентом Берлинского политехнического колледжа.

Столица Веймарской республики поразила Черняка своей бурлящей политической жизнью. Либералы и коммунисты, консерваторы и национал-социалисты создавали фон тогдашней Германии. Вступил в партию и Черняк. Его привлекли лозунги Социалистического Союза молодежи, а позже Черняк вступил в ряды Коммунистической партии Германии.

С учетом того, что весь актив германских коммунистов был под наблюдением советских спецслужб, шустрого буковинского еврея приметило Разведывательное управление РККА (Рабоче-Крестьянской Красной Армии), и в 1930 году Янкель Черняк стал завербованным сотрудником советской разведки. По заданию он возвращается в Румынию, где его призывают в армию.

Сержант Черняк служит в штабе артиллерийского полка, откуда исправно пересылает в центр информацию. В 1934 году он уже организовал свою сеть резидентуры в Румынии.

Это вам не Джеймс Бонд!

В 1935 году был провален один из советских агентов, и Черняка отзывают в «златоглавую» на встречу с главным разведчиком СССР, армейским комиссаром 2-го ранга Яном Берзиным. Тогда же Черняк прошел стажировку у А. Х. Артузова (бывший руководитель Иностранного отдела ОГПУ-НКВД), причем одной из главных задач стало доскональное изучение русского языка.

В Москве Черняк прошел курсы рукопашного боя, в котором считался сильным бойцом. Его научили, располагая примитивными средствами, подделывать любой документ, профессионально изготовить печать, штамп.

Имел Черняк и уникальные способности. Он мог с первого прочтения запомнить почти наизусть до 10 страниц текста на любом из известных ему языков. Он обладал телепатическими способностями и даже читал чужие мысли, с высокой точностью разгадывал намерения соседа. Черняка ознакомили с гипнотическими приемами, вследствие чего он мог пройти незамеченным мимо знакомых и близких ему людей. Это был уникальный агент.

Через год Черняк отправляется в Швейцарию под официальным прикрытием корреспондента ТАСС. По приезду начинает создавать сеть.

Советский резидент обладал даром расположения к себе. Его источниками были офицеры разведки, высшие чиновники министерств, банкиры. Вот как характеризовали его в Центре: «Находясь в зарубежной командировке, Черняк провел исключительно ценную работу по созданию нелегальной резидентуры и лично завербовал 20 агентов». Важность его донесений была таковой, что о них докладывали напрямую Сталину, они не поддавались посторонней расшифровке, а фотоматериалы при попытке их обработать — засвечивались.

Я от абвера ушел, я от Мюллера ушел!

После активизации гитлеровской Германии на внешнеполитическом и военном направлениях теперь уже нелегал Черняк переезжает в Париж. В Германии после него осталась работать сверхсекретная группа «Крона».

Это была уникальная и выдающаяся операция советской разведки. В группу входили люди высокого политического и военного уровня. Причем многих работающих на «Крону» мы не знаем и по сей день.

Кстати, у реального «Штирлица» и его кинематографического героя есть одно общее звено: Исаев-Штирлиц любил смотреть фильмы с Марикой Рекк — кинозвездой венгерского происхождения, так вот она была осведомительницей «Кроны». Согласно малодоступным источникам, можно предположить, что Черняк завербовал актрису еще в 1937 году. Любимица министра пропаганды Геббельса добывала сведения исключительной важности.

Черняковская «Крона» была настолько законспирирована, что ни гестапо, ни абвер не смогли выйти на ее агентов. При этом работавшие параллельно и не менее дерзко группы Леопольда Треппера («Красная капелла») и Шандора Радо («Красная тройка») были все же разоблачены спецслужбами и разгромлены. В германских спецслужбах догадывались о некой неуловимой группе, но выходов на нее не имели, зато агенты «Кроны» работали и в гестапо, и в абвере.

Черняк слал донесения о планах и времени начала войны Германии против СССР так же, как Зорге и Треппер. Он добыл и передал в Москву секретный приказ главнокомандующего сухопутными войсками Германии о сроке, основных целях и сигналах нападения на Советский Союз в рамках плана «Барбаросса». Однако документ этот к сведению не приняли...

«Крона» предоставляла Центру ценнейшую информацию о системах противовоздушной и противолодочной обороны Рейха, новейших технологиях и современных материалах для самолетостроения, боевых параметрах и конструктивных особенностях немецкой военной техники и аппаратов связи, состоянии оборонных отраслей промышленности, запасах стратегического сырья и успехах в создании ракеты Фау-1. Схемы танков «Тигр» и «Пантера» появились в Москве уже в начале 1943 года. Любопытно, что Черняк умудрялся переправлять не только шифровки, но и чертежи с картами.

У нас все схвачено

Большую часть военной поры Черняк провел в Англии, причем об этом не все догадывались в Москве. Еще в 1941 году ему поручили выйти на доктора физических наук, секретаря Бристольского, а позднее Кембриджского отделения Национального исполкома Ассоциации научных работников Великобритании, сотрудника секретной Кавендишской лаборатории Кембриджа Аллана Нанн Мея. Советская разведка уже знала, что этот ученый один из главных в английском ядерном проекте «Тьюб элойз».

Черняк не только познакомился с Меем, но и смог уговорить его передавать информацию о проекте в СССР, дабы «способствовать победе над фашизмом». Мей получил псевдоним «Алек» и начал передавать сверхсекретные материалы. Впоследствии он признавался, что был вынужден делать это под воздействием особых уговоров.

В январе 1943 года Мея перевели в Монреальскую лабораторию Национального научно-исследовательского совета Канады, с которой у СССР не было дипломатических отношений. Надо было вплотную заниматься «манхэттенским проектом» США, куда и направляют Черняка.

Ему пришлось тщательно и дотошно заниматься созданием новой разведсистемы. А старая «погорела» после разоблачения полковника ГРУ Николая Заботина («Грант»). Уже скоро Центр получил от Черняка и его группы «Бек» первую информацию, в которой был секретный доклад о ходе работ по созданию атомной бомбы, доклад Ферми (Энрико Ферми — выдающийся итальянский физик), перечень научно-исследовательских объектов в США и Канаде. Пригодился и старый знакомый «доктор Мей». Работа закипела, но вмешался случай...

«Он никогда не был так близок к провалу...»

Предатели есть повсюду, тем более в разведке. Некий Игорь Гузенко, шифровальщик под прикрытием сотрудника советского посольства в Канаде, захватив из служебного сейфа секретные документы, вместе с женой попросил политического убежища.

Канадская королевская комиссия по вопросам шпионажа выявила имена 19 агентов советской военной разведки, из которых 9 были осуждены. Ниточка расследования привела к Аллану Мею, который раскололся и признался в передаче сведений русскому разведчику. Мея арестовали в марте 1946 года и осудили на 10 лет. Расследование продолжалось, и контрразведчики вышли на Залмана Литвина — нелегала ГРУ, работавшего в Лос-Анджелесе под псевдонимом «Мулат». Литвина удалось вывезти из страны, и теперь пришла очередь спасения Черняка.

Его вывезли в рамках спецоперации в январе 1946 года. США с дружественным визитом посетил советский военный корабль, на который и доставили Черняка. Позже он был в Севастополе и Москве. О спасении Черняка начальник ГРУ генерал-лейтенант Ф. Ф. Кузнецов доложил лично Сталину.

В провале его не винили, однако и не отблагодарили за успехи. «Козлом отпущения» американского провала сделали полковника Заботина, но Черняк бросился на его защиту, чем вызвал недовольство и гнев всесильных лидеров НКВД. Однако даже после такой выходки его не репрессировали, а дали возможность спокойно работать переводчиком в ТАСС.

Разведчик жил в однокомнатной московской квартире, оставаясь в штате ГРУ — вольнонаемным. Государство, которому он столько лет служил, медленно забывало о нем. Супершпиона по рекомендации ГРУ отправили консультировать Юлиана Семенова, начавшего свой многотомный труд об успехах советской разведки. Рассказывают, что сам Ян Петрович считал коллизии «Семнадцати мгновений весны» абсолютно фантастичными.

Золотую Звезду Героя России ему принесли в феврале 1995 года лично начальник ГРУ Ф. Ладыгин и начальник Генштаба М. Колесников, однако пациент был без сознания и умер, так и не узнав о долгожданной награде...

Автор: Виктор Шестаков
Зачем нужны кенгурятники.
Наше Дело

Региональная общественно-политическая газета. Свидетельство о гос. регистрации выдано управлением по делам прессы и информации Одесской областной госадминистрации, серия ОД N991 от 14.12.04 г.