Газета «Наше Дело»
новости, политика, экономика, история, скандалы, компромат
 
Играть пирамида золото ацтеков
о газете  подписка  контакты  форум  карта сайта 

Семен Могилевич: этапы большого пути

Сегодня сложно предсказать судьбу Семена Могилевича, более чем неожиданно арестованного в Москве
Сегодня сложно предсказать судьбу Семена Могилевича, более чем неожиданно арестованного в Москве
Наиболее тесные контакты Сева установил с «Черепом» — Игорем Ткаченко, родоначальником столичного рэкета, расстрелянным несколько лет назад
Наиболее тесные контакты Сева установил с «Черепом» — Игорем Ткаченко, родоначальником столичного рэкета, расстрелянным несколько лет назад
Дмитрий Фирташ, 42-летний уроженец села Богдановка Черновицкой области, c середины 90-х годов занимается поставками природного газа на Украину
Дмитрий Фирташ, 42-летний уроженец села Богдановка Черновицкой области, c середины 90-х годов занимается поставками природного газа на Украину
Второй лидер группировки Могилевича — Игорь Москва — не смог установить контроль над группой Короля, и она получила самостоятельность
Второй лидер группировки Могилевича — Игорь Москва — не смог установить контроль над группой Короля, и она получила самостоятельность
Агент Севы в «Реемстме» — Андраш Кнопп, «смотрящий по Европе»
Агент Севы в «Реемстме» — Андраш Кнопп, «смотрящий по Европе»
Во время «работы» Турчинова главой СБУ случился скандал с уничтожением в «конторе» оперативно-розыскного дела по Семену Могилевичу. 40 томов дела сожгли за 20 минут
Во время «работы» Турчинова главой СБУ случился скандал с уничтожением в «конторе» оперативно-розыскного дела по Семену Могилевичу. 40 томов дела сожгли за 20 минут

Сегодня сложно предсказать судьбу Семена Могилевича, более чем неожиданно арестованного в Москве. Как бы она ни сложилась, Сева уже записан в скрижали большого криминала, бизнеса и политики как личность неординарная, способная переступить изначально заданный уровень подольского босяка. Этой статьей мы открываем серию публикаций, посвященных Семену Могилевичу и его окружению.

Семен Юдкович Могилевич родился 30 июня 1946 года в Киеве в благополучной семье. Его мама работала врачом, отец руководил крупным полиграфическим предприятием. Окончил Львовский университет — экономический факультет, куда поступил по протекции отца. Хотя поступал на книгоиздательский, но в СССР евреи, как правило, не выбирали вуз, а поступали, куда удавалось договориться.

Понемногу барыжничая

Еще несколько лет назад его ближайшими соратниками были Вахтанг Убирия, Игорь Ткаченко (Череп), Семен Юхимович, Искандер Киримов (Татарин). Сегодня двое из них мертвы, один утратил доверие. Зато все большим доверием пользуется Дмитрий Фирташ — главный управляющий бизнесами Могилевича по всему миру, и, очевидно, — потенциальный наследник империи Могилевича. В 2007 году польский журнал Wprost оценил состояние Фирташа в $3,4 млрд. Сам Могилевич называл свою «стоимость» в 10 млрд. долларов.

По данным ФБР и Скотленд-Ярда Могилевич возглавляет преступное сообщество, занимающееся торговлей наркотиками, отмыванием денег, проституцией, контрабандой, продажей оружия и радиоактивных материалов в Восточной и Центральной Европе. Широкую известность получил в конце 90-х в ходе скандала вокруг Bank of New York, через который он якобы отмывал деньги «русской мафии». Объявлен ФБР в розыск за участие в махинациях с акциями в США. Причастен к созданию компаний-посредников при поставках газа на Украину Eural TG и Rusukrenergo.

Болен сердцем и сахарным диабетом. При прогулках охрана несет за ним стульчик, чтобы дон Семен мог сесть и передохнуть.

Любитель собак. Содержит с полсотни алабаев.

Дмитрий Фирташ, 42-летний уроженец села Богдановка Черновицкой области, c середины 90-х годов занимается поставками природного газа на Украину. В настоящее время владеет 90% компании Centragas Holding, которой принадлежит 50% Rosukrenergo (эксклюзивный посредник при поставках газа на Украину). По данным СМИ, господину Фирташу принадлежит ряд промышленных и нефтегазовых компаний, а также СМИ в России, Украине, Венгрии и Австрии.

Нет, в юности Семен не был пай-мальчиком. Это был классический подольский босяк.

Вот что рассказал Могилевич семь лет назад в интервью «Московскому комсомольцу» о своих проступках молодости.

«В 1973 году я сел в тюрьму. Я купил золотые монетки своей девушке на медальон. Тогда я дружил с сыном первого секретаря ЦК компартии Украины Валерием Щербицким. У нас была очень близкая дружба, но его папа при помощи всех возможных спецслужб ограждал своего сына от такого общения. (Валерий Щербицкий систематически употреблял наркотики, о чем было известно его отцу. За Щербицким-младшим постоянно следовала группа оперработников, которая призвана была уберечь сына партийного лидера от необдуманных поступков. Подвернулся повод, и меня быстренько посадили. Я получил три года за нарушение валютных операций. Через полгода после выхода, в 1977 году, я помог купить товарищу, уезжавшему навсегда в Израиль, две с половиной тысячи долларов. Второй случай с валютой мог обойтись мне уже достаточно дорого. Мне было проще сказать, что я не помогал ему купить валюту, а пытался его в этом обмануть. В итоге я получил четыре года за мошенничество, а не восемь лет за валютную операцию».

Те, кто знаком с Могилевичем лично, рассказывают, как он, пьянствуя с друзьями на квартире старого киевского района Подол, выскочил в ближайший магазин, в котором был мясной отдел. Он выбрал себе мясо и отправился к выходу. Когда продавец потребовал деньги, Могилевич «отказал в грубой форме», очевидно, рассчитывая на свой грозный босяцкий вид. С куском мяса Семен отправился обратно — на квартиру, где его ждали друзья. Но мясник оказался не робкого десятка. Это был такой же босяк Семен Юхимович — он и по комплекции напоминал Могилевича, да к тому же занимался вольной борьбой. Вооружившись мясницким топором, тот бросился вдогонку за Могилевичем и стал бегать за ним по квартире. Там они устроили погром и драку. А после выпили и подружились — крепко, на всю жизнь. Наши источники утверждают, что в одну из «ходок» Могилевич отправился вместе с Юхимовичем. Они сидели в одной зоне и были не разлей вода. Знающие их люди заявляют, что именно драка за кусок мяса, а не мошенничество, в ходе которого Могилевич якобы хотел кинуть Юхимовича, свели двух босяков навек.

3 сентября минувшего года Семен Юхимович умер в Киеве — в этот день Могилевич потерял самого близкого своего друга и партнера по бизнесу. Долгие годы Юхимович выполнял функцию «смотрящего» от Могилевича по Украине, контролируя многочисленные совместные бизнесы, ни один из которых официально не принадлежал Могилевичу.

Понемногу барыжничая (скупка валюты и чеков под магазином «Каштан»), Могилевич придерживался норм советского образа жизни. Официально трудился в должностях главного художника, главного инженера, главного технолога, начальника цеха.

Еще одним видом противозаконного промысла Севы была распродажа имущества и антиквариата евреев, иммигрировавших на историческую родину. Нет, он никого не кидал, как пишет об этом пресса. Схема выглядела так. Сева выходил на готовящихся к отъезду евреев и заверял, что организует распродажу ценного имущества в обмен на валюту, которая так понадобится им на Западе. Потенциальные продавцы облегчено вздыхали, зная, что имеют дело с матерым валютчиком. День объезда близился, а Могилевич все не вел покупателей. Наконец, едва не накануне отъезда он приводил своего подельника, исполнявшего роль покупателя. Тот внимательно рассматривал фамильные ценности, оценивал картины, предметы старины, выставленные на продажу. В конце-концов называл смехотворную цену. Хозяин разводил руками: грабеж! Но покупатель слезно просил: вот — все что есть, жалкие 500 марок, при всем желании больше не наскребу. Владельцу раритета не оставалось времени на поиски более щедрого покупателя, да и боязно... Так Сева со товарищи скупал за бесценок художественные ценности.

Эту тягу к прекрасному подольский босяк сберег и в дальнейшем, когда обосновался в Будапеште. Там он среди прочих бизнесов, прикупил ювелирный заводик и наладил канал поставок на запад изделий Фаберже, которые брался реставрировать. Говорят, был случай, когда клиент выявил подлог: вместо оригинального изделия из Будапешта вернулась искусная подделка, а истинный раритет продали на Сотбис.

Кстати, именно в это время в Киеве случилось странное убийство. 15 ноября 1991 года на Байковом кладбище обнаружили труп видного украинского антиквара Яна Белкина с разрубленной головой. На тот момент Белкину, администратору волейбольной команды «Локомотив», шел 54 год. Главным делом его жизни был отнюдь не спорт. Белкин был известнейшим киевским антикваром. Жемчужиной его коллекции было собрание ювелирных изделий работы Фаберже, которым мог позавидовать Эрмитаж. Это убийство так и осталось «висяком». Но киевские антиквары утверждают, что Белкин якобы принимал участие в нелегальном бизнесе по скупке в Украине и переправке на запад изделий Фаберже. Якобы он попытался обмануть своих партнеров и расстался с жизнью. У нас нет фактов, указывающих на то, что Могилевич и Белкин были знакомы. Но все видные киевские антиквары и валютчики так или иначе пересекались. Белкин был лучшим в своем бизнесе. А Могилевич всегда работает с лучшими.

Из Москвы — в Венгрию

В начале 70-х Могилевич, как сам он рассказывал в интервью «Столичным новостям», женился на москвичке и перебрался в Белокаменную. Там он был замечен в составе люберецкой, а позже — солнцевской группировок. Кстати, чудесное освобождение лидера «солнцевских» Сергея Михайлова, арестованного в аэропорту Женевы 15 октября 1996 года, стало возможным благодаря титаническим усилиям Севы Могилевича. А годом ранее — 31 мая 1995 года — Михася задерживали в Праге — аккурат в момент поздравлений в адрес мафиозо с днем рождения от влиятельных донов СНГ. Торжества проходили в ресторане «U Holubu» («Голубь»), принадлежащем Севе Могилевичу.

Могилевич за короткое время коррумпировал ключевых венгерских силовиков и политиков. Местные власти ничего не могли этому противопоставить. Лишь время от времени, словно отбывая обременительную провинность, они демонстрировали свое отношение к дону Семену. Когда в 1995-м Михася «упаковали» в Праге, это стало результатом рейда чешской полиции в ресторане Могилевича, к которому он, официально, конечно, не имел отношения. Рейд случился по наводке венгерской полиции. Чествование Михася превратилось во встречу двух славянских группировок — московской и украинской. Все присутствовавшие были арестованы, но вскоре их выпустили. Могилевич на сходку не пришел. Когда позже его спрашивали о случившемся, он объяснил: «Да, 31 мая у моего друга Виктора Аверина действительно был день рождения, который он хотел отметить со своими друзьями, их женами и детьми в Чехии, в ресторане «U Holubu». Что касается вопросов о том, должен ли был присутствовать сам Могилевич, почему он не пришел и не был ли он заранее предупрежден о рейде, тот отвечал, что он тоже был в списке гостей, но «самолет задержался более чем на 45 минут». По словам Могилевича, «встреча был запланирована на 21.30, но самолет приземлился только в 22.45. Когда я приехал в «U Holubu», рейд был в самом разгаре. Я просто пошел в отель по соседству, сел в баре и пробыл там до 5—6 часов утра, после чего взял такси до Будапешта». Этот рейд не особенно обеспокоил Могилевича. Он стал лишь еще одной неудачной попыткой властей доказать, что они имеют какую-то власть над теневой империей всемогущего Могилевича.

К тому времени Сева, казалось, навсегда осел за рубежом. Что же стало причиной смены места жительства? Вот что говорит по этому поводу сам Могилевич в интервью: «Любовь! Я встретил девушку — венгерку. В апреле 1989 года расписались. Но московская жизнь ее пугала, другая ментальность. И она уговорила меня переехать в Будапешт. В декабре 1990 года мы переехали и жили вместе до 95-го, пока она не умерла. Больное сердце...»

Благодаря его супруге Катарине Папп у Могилевича появилась возможность на все сто проявить в Венгрии свои недюжинные таланты. Он занимался всем: мафиозными войнами с нахлынувшими из экс-СССР преступными группировками, скупкой предприятий разорившегося оборонпрома Венгрии, коррумпированием высокопоставленных чиновников, ресторанным бизнесом, торговлей антиквариатом и проституцией. Как сообщал канал «НТВ», в Венгрии же с подачи Севы развернулось масштабное производство фальсификата под маркой «Абсолют».

Будапешт бандитский

Чтобы прояснить этап становления Могилевича в Венгрии и далее — везде, никак не обойти сугубо «силовой», бандитский аспект многогранной деятельности Семена Юдковича. Мы уже упоминали о его криминальных связях в Москве. Остановимся подробнее на криминальных корнях Могилевича на Украине. В то время (и по сей день) Могилевич тесно контактирует с Искандером Керимовым по кличке «Татарин» — лидером столичной ОПГ, авторитетным арбитром и бизнесменом. Но, пожалуй, наиболее тесные контакты Сева установил с «Черепом» — Игорем Ткаченко, родоначальником столичного рэкета, расстрелянным несколько лет назад. Тот в свое время первый не погнушался взять под контроль столичных проституток, работавших в центральных гостиницах (именно центр Киева являлся вотчиной «Черепа»). Следующим шагом беспредельщика стал экспорт проституток за рубеж — в Венгрию. Естественно, это происходило с позволения Севы. Здесь у Могилевича была сеть ночных клубов, в частности «Black & White», где во всю шла торговля телом девиц из Украины.

«Череп» открыл в Будапеште филиал своей ОПГ под руководством Игоря Короля, который стал боевым звеном Могилевича в Венгрии. Брат Игоря Короля Сергей к криминальной деятельности отношения не имел. Он был мозгом и бизнес-директором группировки. В Венгрии постоянно находилось около 25 активных боевиков. Руками этих мобильных беспредельщиков Сева держал в узде всю криминальную Венгрию.

Члены группировки носили на пальце левой руки золотой перстень с черной пластиной и белым камнем. Перстень вручался, когда кандидат после испытательного срока становился членом группы.

Группа Короля через сутенера по кличке Фред контролировала, в частности, проституток в гостиницах «Хелия», «Бекз», «Волга-ибис», ночных клубах «Калигула», «Гомо», «Афродита» и в клубе на корабле.

После ареста Черепа второй лидер его группировки — Игорь Москва — не смог установить контроль над группой Короля, и она получила самостоятельность.

В процессе завоевания киевлянами Будапешта происходили многочисленные разборки. В 1995 году группа Короля выбила из Будапешта львовскую и минскую группировки. В конце года была выброшена из города мукачевская группировка. Причиной стали трения вокруг водочного завода, расположенного в городе Тисатечка.

У Короля были хорошие учителя. В 1991 году Сева Могилевич с Игорем Черепом провели «блестящую операцию» и полностью очистили город от чеченцев. Наиболее ярким событием тех лет в Венгрии, оккупированной экс-советскими ОПГ, стала война Короля с Ипатовым. Последний возглавлял крупную группировку в Свердловске, а в Будапешт взял 20 проверенных бойцов. Он рассчитывал основательно закрепиться в городе и развил бурную деятельность. Впервые пути Ипатова и Короля пересеклись летом 1994 года. Причина конфликта — контроль над торговлей цветными и редкоземельными металлами. Дважды подстерегали свердловчане Игоря Короля, который имел привычку регулярно посещать русскую церковь. Однажды засада практически удалась: был убит его охранник Николай Краснянский, тяжело ранен особо приближенный Владимир Овчаренко, но словно заговоренный Король получил лишь легкое ранение.

Во время второго нападения ножевые ранения получили телохранители Короля.

Вожак сделал выводы, и больше свердловчанам так не везло. Короли нанесли ответный куда более существенный удар. Результат — шесть трупов. Ипатовцы навсегда покинули Будапешт.

Остальные преступные группы, пытавшиеся что-либо доказать или получить в Будапеште, избивались, разрывались, выбрасывались из города.

Все было бы хорошо у Короля, если бы не ум и прозорливость Могилевича. Боясь чрезмерного усиления группировки, Могилевич в качестве альтернативы обзавелся еще одним боевым отрядом — Ленчиковские-Толиковские.

Это была группа из 40-50 человек, ничем не отличавшаяся от королевских — такая же дерзкая, кровожадная, оставившая на своем счету немало трупов.

Могилевич держит группы Короля и ленчиковских-толиковских в постоянном соперничестве, конкуренции друг к другу, искусственно приближая и отдаляя их к себе.

В 1994 году ленчиковские, используя предательство людей, близких к группе Короля, установили квартиру, специально снятую для проживания проституток, которых регулярно посещал Игорь с охранниками. В квартире организовали вооруженную засаду. Но волчье чутье и в этот раз не подвело Игоря Короля. В тот вечер он подъехал к дому, где обитали проститутки, но резко развернулся, не заходя в квартиру. Он приехал в свою резиденцию и начал громить ленчиковских. Убив нескольких находившихся в квартире проституток, те забрали остальных с собой, сбежав в Чехию. Там, пытками получив информацию о ленчиковских, девиц зарезали.

В конце 1995 года Могилевич простил ленчиковских и разрешил им вернуться в Будапешт.

Помимо своего недюжинного веса в Венгрии, где Могилевич стал одним из влиятельнейших людей — «теневым президентом страны», он крепил связи с «красной мафией» Израиля и США, куда вояжировал регулярно и где активно развивал свой бизнес. Что касается Европы, то здесь он не желал ограничиваться венгерским присутствием. В 1992 году Сева планировал закрепиться в Чехословакии, в частности, в Праге. Он послал туда Игоря Короля с братом Сергеем, активных членов группировки Рачу, Медведя, Косту и братьев Нивчиков. Усеченный отряд в ходе жестких схваток с конкурентами пытался укрепиться в Праге, но все члены ОПГ были арестованы полицией и после непродолжительного заключения депортированы.

В 1996-1997 годах группировка пыталась закрепиться в Киеве. В этот момент Могилевич дал своей боевой группе бизнес: поставку в Киев из Венгрии продуктов питания. Для этого были выделены люди. Их поддерживали члены ОПГ, проживающие в Киеве. Закрепиться помешало столичное управление по борьбе с организованной преступностью. За совершение разбойного нападения арестовали Вову Нивчика, Сэма, Цируса и других. Остальные скрылись в Венгрии.

В 1998 году венгерская полиция арестовала Игоря Короля. Ему вменяли ряд покушений и организацию убийств. Около 8 месяцев тот находился в тюрьме. Во время отсутствия главаря группировкой руководил Рача. В это время члены ОПГ совершили мощнейший взрыв под «Макдональдсом» в самом центре Будапешта. Нет, читатель, Сева Могилевич — это не Усама бен Ладен, это ... Сева Могилевич!

5 мая 1998 года в Будапеште расстреляли в автомобиле киевлянина Святослава Афанасьева — одного из прославленных братьев Афанов — бригадиров преступного сообщества, возглавляемого лидером беспредельной столичной группировки Славиком Фашистом.

В октябре 1998 года в селе Горенка, что в Киевской области, у своего дома был расстрелян Кистерный по кличке Кистер. Он был штатным киллером группировки Короля.

Отсидев восемь месяцев, Игорь Король вышел из-под стражи. Либо у венгерской полиции не хватило доказательств, либо Могилевич простил Игоря.

Параллельно с криминальным покорением Венгрии Сева наращивал свою экономическую мощь. К тому моменту он завершил этап начального накопления капитала. Могилевич скупал рестораны, казино, заводы, гнал в Россию и Украину фуры с разнообразным товаром, отмывал капиталы, поступавшие от нелегальных бизнесов.

В это время он был замечен в участии в компании «Nordex» Григория Лучанского, пресса писала о присутствии Могилевича в не менее скандально известной компании «Seabeko» Бориса Бирштейна. Но все это — на уровне разговоров, сообщений прессы, разведдонесений. Ни одна противоправная акция Могилевича не доказана процессуально, ни одно обвинение не предъявлено. Что, кстати, дает основание Севе и его окружению выдвигать следующий тезис: его «назначили» главным пост-советским мафиозо. Якобы это идея западных спецслужб, таким образом рисующих миру образину страшной, жестокой, всесильной русской мафии. По данным ФБР, его будапештская группировка состояла из 250 человек и была организована по типу итальянской «Коза Ностра».

Могилевич мудр и чрезвычайно осторожен. Неисчислимое имущество, недвижимость, капиталы он оформляет на подконтрольных лиц. Сам же о своем бизнесе предпочитает упоминать в прошедшем времени. Вот как рассказывал Могилевич в 2000-м году о своем венгерском мега-бизнесе начала 90-х.

Миллиардер без бизнеса

«Первый завод — по выпуску магнитов — я построил со своими друзьями в Венгрии. Второй завод — «Deеgep», по выпуску тяжелого артиллерийского снаряжения — я приобрел по просьбе венгерских государственных организаций. У них есть организация по типу нашего Госкомимущества, которая не контролирует продажу, а уговаривает бизнесменов купить нерентабельные для государства предприятия. Причем не просто уговаривает, а еще и в некоторых случаях дает льготные кредиты на переоснащение предприятия и содержание рабочих мест и т.д. На эту сладкую булочку я и попался.

Подтянув кредиты, я уплатил государству за этот завод 9 миллионов долларов, подписав контракт, что не менее 600 ведущих специалистов я буду содержать в течение полугода и не буду их увольнять. Но кредитов мне никто не дал. После приобретения завода въезд на территорию моим людям был запрещен, чтобы венгерские военные секреты не попали в ФСБ, госзаказы не разместили. Содержание завода (зарплата, электричество, канализация, начисления в бюджет) обходилось порядка 600 тысяч долларов в месяц. При этом завод не выпустил в продажу ни одной гайки... И когда через четыре месяца я продал его одной финансовой группе и потерял на этом около полумиллиона долларов, то считал, что счастливее меня нет человека. Моим преемникам эта покупка принесла уже 20 миллионов долларов убытка...»

Завод, кстати, производил зенитные и ракетные установки для систем ПВО и минометы...

В Венгрии он скупил едва не все предприятия Минобороны, был женат на дочке министра. А чтобы местные борцы с оргпреступностью не мешали ему жить, он попутно завербовал начальника службы по борьбе с оргпреступностью Ласло Тэнгаузера, которого позже с треском изгнали из органов. Следующим объектом реализации бизнес-амбиций Могилевича стали США, где он вновь проявил нездоровый интерес к оборонной промышленности и даже сфере космических вооружений.

Однако, дал о себе знать развал соцлагеря. Спецслужбы США избрали Венгрию своим плацдармом в Европе. Американцы не желали делить территорию с влиятельным мафиозо, начинавшим бизнес-биографию на киевском железнодорожном вокзале. Была поставлена задача любой ценой выдавить Могилевича из Венгрии — вплоть до его физического устранения. По вказивке США в венгерском МВД спешно создали спецподразделение, специализировавшееся исключительно на борьбе с группой Могилевича. В ходе разработки венгры вышли на агента Севы в «Реемстме» — Андраша Кноппа. Могилевича выдворяют из США, дают информацию по нему в Германию, начинают активно разрабатывать Кноппа, который весьма влиятелен в Европе. Готовится его арест, чреватый помимо прочего большими неприятностями «Реемстме». Могилевич узнает об этом, и Кнопп действует на опережение: он заявляет на совещании в «Реемстме»: «Я знал, что Могилевич не простой человек, но я использовал его влияние в интересах компании». Официально Кнопп отрицает даже свое знакомство с Могилевичем. Но ему мы постараемся посвятить отдельную публикацию, поскольку говоря о бизнес-империи Могилевича нельзя не вспомнить Кноппа — «смотрящего по Европе».

Сегодня криминальная империя Могилевича вышла далеко за пределы Венгрии. Ее члены действуют в Европе (Италия, Чехия, Швейцария, Россия), США, Украине, Израиле и Великобритании. Сева наладил связи с преступными организациями Южной Америки, Пакистана и Японии. Могилевич считается одним из самых умных и влиятельных гангстеров в мире, и казалось бы, нет силы, способной его остановить.

Нелюбовь почти всесильных американских спецслужб Могилевич породил еще и тем, что решил вторгнуться в стратегическую сферу бизнеса для американцев — производство магнитов. Он основал в США компанию «YBM Mагнекс», акции которой за несколько лет возросли едва ли не стократно. Она числилась в списке 300 компаний, определявших индекс Доу-Джонса. Могилевич, считает, что с этого момента началась его травля, инспирированная спецслужбами США:

«Говорят, что компания «YBM Магнекс» с октября 1998 года по март 1999 года занималась «отмывкой» 10 млрд. долларов. 13 мая 1998 года ФБР арестовала всю документацию «YBM Магнекс», и до конца расследования компанию передали в трастовое управление аудиторской компании «Эрнст Янг». Эта компания входит в «большую шестерку» самых известных и неподкупных аудиторских фирм мира.

Так что если отмывка в «YBM Магнекс» и шла, то все вопросы — к «Эрнст Янг».

...В США реализуется проект создания так называемых магнитных дорог. Семь километров такой экспериментальной трассы уже построено в Калифорнии. Принцип ее сводится к следующему: такая трасса благодаря установленным рядом с ней магнитам позволяет вести машину в режиме автопилота. После небольшой доводки такими дорогами можно пользоваться на любой машине. Для создания таких магистралей требуется огромное количество промышленных магнитов. Естественно, что никто не хочет отдавать такой кусок какому-то там Могилевичу, которого сегодня обвиняют во всех смертных грехах...».

В итоге Могилевич съехал с Венгрии, стал непрошенным гостем в США, но не перебрался, как это зачастую случается, в Израиль, который «своих не сдает». Семен Могилевич обосновался в Москве. Он прикупил бывшую дачу секретаря ЦК КПСС Георгадзе и стал дорог кремлевскому руководству.

При этом он значился как один из подозреваемых в страшных преступлениях, за что его неусыпно разыскивало ФБР. Представители этой уважаемой организации даже появились в Москве, чтобы снять показания с Могилевича. Тот вел себя дерзко, пообщался с агентами и вернулся к себе на дачу.

Вот лишь некоторые виды бизнес-деятельности Могилевича в Москве. Он владелец крупного похоронного бюро, фирмы «Арбат Интернейшнл», на 50% владеет телеканалом 2х2, ему принадлежит завод «Квант» в Подмосковье. В своей деятельности использует Восточностроительный банк Москвы. Это, конечно, далеко не полный перечень.

Говорят, Семена Юдковича очень ценили в Кремле. Якобы он предлагал головокружительные экономические схемы, которые успешно работали на Россию. Прежде всего, очевидно, речь идет о схеме по поставкам туркменского газа на Украину.

М, Ф и Б сидели на трубе...

С появлением Могилевича в Москве началась новая страница в бизнес-деятельности Севы и в энергетических отношениях Украины с Россией. 6 декабря 2002 г. в венгерском поселке Чабды была зарегистрирована компания Eural TG. Ее уставный капитал составлял $12 000. Учредителями фирмы выступили гражданин Израиля Зеев Гордон — адвокат Могилевича — и три румынских безработных. Директором в ней числился экс-министр образования советской Венгрии Андраш Кнопп. В 2003 году компания подменила собой могущественную ИТЕРУ, получив полномочия на монопольные поставки на Украину туркменского газа. Благодаря невиданным льготам, представляемым в Венгрии, компания платила налог на прибыль по рекордно низкой для Европы ставке — 3% (в России налог на прибыль составляет 24%, на Украине — 30%).

«Эуралтрансгаз» очень скоро засветился в связи с причастностью к этой компании Могилевича. В российских СМИ появилась серия публикаций на эту тему. Главным эксклюзивном была справка замминистра РФ Мордовца на имя руководителя Интерпола в России. Вслед за этим новоиспеченная компания развязала серию судебных процессов, требуя опровержения этой информации. Все процессы были выиграны по простой причине: на то время пенсионер Мордовец отказался от того, что он подписывал приведенный документ. Говорят, после этого его благосостояние резко повысилось, впрочем, слухи к делу не подошьешь...

Украина, пребывая в дремоте правления Леонида Кучмы, казалось, не замечала, в какой энергетически щекотливой ситуации она оказалась. Толчок дала перепечатка публикации о сути «Эуралтрансгаза» на сайте «Украина криминальная». На владельца сайта — журналиста Ельцова — поступил иск в суд от имени директора компании Андраша Кноппа. Суд был долгим и беспредельным. За это время в стране сменилась власть, но суд удовлетворил требования заказчика, то есть истца, признав сведения недостоверными. И это при том, что иск был подан по истечении срока исковой давности, решение суда базировалось на абсурдных аргументах. Впрочем, это не спасло имиджа «Эуралтрансгаз»... Засвеченная отнюдь не прозрачная газовая схема рухнула. Вернее, уже при президенте Ющенко она была реанимирована под новой вывеской «РосУкрЭнерго». Одновременно, компания, владельца которой долгое время не могла установить мировая пресса, решила улучшить свой имидж. Дмитрий Фирташ — ранее малоизвестный украинский гражданин, — признал, что является одним из ключевых владельцев компании. На него заработала пиар-машина. Сегодня Фирташа знает любой украинский пионер и пенсионер.

По сведениям автора Фирташ — стопроцентно человек Семена Могилевича. Этот талантливый бизнесмен сегодня оперирует миллиардными суммами, он разъезжает по всему миру, управляя бизнес-империей Могилевича. Он спит по 4 часа в сутки, и его сложно застать на Украине. Ему принадлежит масса недвижимости на Украине, предприятия и, якобы несколько облэнерго. И в то же время он совершенно несамостоятельный игрок. Это игрок команды Могилевича, который рапортует боссу о любом своем шаге, вплоть до приобретения авто и самолета.

Второй ключевой агент Могилевича в энергетическом секторе Украины — Юрий Бойко, экс-глава «Нефтегаза Украины», а ныне народный депутат Партии Регионов.

Во времена Кучмы ситуация с газовой прокладкой Могилевича устраивала всех — и Кремль, и Банковую. Со сменой власти на Украине мало что изменилось.

Во время «работы» Турчинова главой СБУ случился скандал с уничтожением в «конторе» оперативно-розыскного дела по Семену Могилевичу. 40 томов дела сожгли за 20 минут. Прокуратура возбудила уголовное дело, которое впрочем никогда не будет передано в суд, как и прочие громкие дела. Возможно, материалы никто не жег. По одной из версий, дело просто «сохранили» в запасниках партии Тимошенко, ибо там фигурировали данные о связях Тимошенко с Могилевичем, по другой — дело «изъяли», поскольку опасались за судьбу ценной агентуры, понимая, что рано или поздно эти материалы окажутся в руках Могилевича — тогда серии смертей не избежать.

Тимошенко против Могилевича? Если б нашей теляти да волка сожрати!

Едва вернувшись в премьерское кресло после победы на досрочных парламентских выборах, Юлия Владимировна сразу заговорила о «РосУкрЭнерго». И тут вдруг случилось то, чего не мог ожидать никто, — Могилевича арестовали. Невероятное совпадение: это случилось в преддверии анонсированного «газового» визита Тимошенко и Ющенко в Москву. Зная о посконной схеме Севы — никакого присутствия в числе учредителей коммерческих структур, — сложно предположить, что российскому следствию удастся что-либо доказать. Равно как невозможно допустить, что в принципе были веские основания арестовывать по подозрению в отмывании миллионов человека, который официально ничем не владеет. Что может означать этот арест, кто был его инициатором и кому это выгодно — сегодня можно предсказать лишь на кофейной гуще. Зато почти наверняка можно утверждать, что этот арест здорово ударит по главному менеджеру Могилевича — Дмитрию Фирташу. По сообщениям прессы, их более десяти лет назад познакомил украинский аккордеонист и влиятельный делец Ян Табачник. По сведениям наших источников, Фирташа нашел для Могилевича Игорь Ткаченко по кличке «Череп» — отчаянный киевский мафиозо. Это было во времена становления Могилевича в Венгрии. Он начал скупать предприятия венгерской оборонки и нуждался в услугах талантливого менеджера, которого Череп отыскал в Косовском районе на Западной Украине.

Наверняка, Севу «паковали» под какую-то схему. Предполагать, что заказчицей стала сторонница «прозрачных схем энергопоставок» Тимошенко легкомысленно. В России, решение об аресте такого влиятельного мужа, как Могилевич, могло приниматься только в Кремле. Кремлю играть на руку Тимошенко — тоже не резон. Версия о том, что в «Матросской тишине» из больного Могилевича решили выдавить свидетельства против Тимошенко — по давнему уголовному делу в связи с ее аферой с МО России — выглядит крайне легкомысленно. Следует признать: сюжет закручен лихо, а комбинация его авторов откроется, очевидно, ближе или в ходе российско-украинских переговоров об условиях газовых поставок.

Чуть серьезнее выглядят предположения, что таким образом «уходящий» Путин пытается договориться о новых условиях в посреднической схеме поставок газа на Украину. Но ни Ющенко, ни Тимошенко не имеют к этому отношения. Это предмет торгов о перераспределении долей между двумя серьезными мужчинами — Путиным и Могилевичем.

Желание Юлии Тимошенко под шумок борьбы за «прозрачность схем» вставить в этот бизнес близкого ей Игоря Коломойского представляется столь же несбыточным как мечты крестьянской простушки о браке с благородным рыцарем.

Дивны дела твои, Господи: что происходит, где мы живем, если арест мафиозо способен кардинально повлиять на отношения двух государств!

Бывшую жену Могилевича не могут найти ни родные, ни следователи

Громкое дело вокруг ареста владельца сети парфюмерных магазинов «Арбат Престиж» Владимира Некрасова становится все более загадочным. Вслед за миллионером, которого подозревают в уходе от уплаты налогов почти на 50 млн. рублей, напомним, был арестован авторитетный бизнесмен Семен Могилевич (он же Сергей Шнайдер). Его, кстати, неофициальные источники называют истинным хозяином «Арбат Престижа».

После арестов сыщики провели обыски у людей, занимающих ключевые посты в компании. В том числе и у экс-супруги Семена Могилевича 32-летней Ольги Шнайдер, которая вела юридические дела Некрасова. А как только обыск у нее закончился, Ольга... пропала.

Исчезновение одной из вероятных фигуранток громкого дела, разумеется, не прошло незамеченным. В некоторых СМИ со ссылкой на анонимные источники появилась было информация о том, что Шнайдер задержана. Но один из ее адвокатов, Евгений Щеглов, эти сообщения опроверг. «Следователь, который ведет дело «Арбат Престижа», сказал, что госпожа Шнайдер в управлении не появлялась», — заявил юрист.

Начали искать Ольгу и родные. Они рассматривали несколько версий ее исчезновения — от задержания до внезапной гибели — и наняли еще одного адвоката, Виталия Яшарова. Его попросили получить официальные сведения в милиции. Виталий Геннадьевич обратился с заявлением в дежурную часть ГУВД Москвы. Вот текст его обращения:

«Со мной заключено соглашение на защиту интересов Шнайдер Ольги Валерьевны. В настоящее время местонахождение Шнайдер О. В. неизвестно. Родственники предполагают, что Шнайдер О. В. задержана сотрудниками милиции г. Москвы.

...Прошу Вас сообщить, задерживалась ли Шнайдер Ольга Валерьевна, 1975 года рождения сотрудниками милиции в период с 24 января по настоящее время, если да, то каким подразделением милиции она задержана, основания задержания и где в настоящий момент содержится...»

В милиции к просьбе адвоката подошли ответственно. Но, по данным нашего информированного источника, сведений о том, где находится сейчас Ольга, у сыщиков нет. Известно, что она официально проживала в Северном Чертанове до 2006 года. А потом неожиданно выписалась и ни в Москве, ни в области не регистрировалась.

В ответ на запрос адвоката следователи проверили Ольгу по базе правоохранительных органов, где регистрируются все задержанные, но Шнайдер там не оказалось. Нет ее ни в больницах, ни в моргах — их обзвонили. Кроме того, проверили столичные СИЗО (следственные изоляторы) и ИВС (изоляторы временного содержания). Но и там Ольгу не нашли.

Автор: Олег Ельцов
Наше Дело

Региональная общественно-политическая газета. Свидетельство о гос. регистрации выдано управлением по делам прессы и информации Одесской областной госадминистрации, серия ОД N991 от 14.12.04 г.