Газета «Наше Дело»
новости, политика, экономика, история, скандалы, компромат
 
о газете  подписка  контакты  форум  карта сайта 

Украина или Украина-го?

Дмитрий Табачник: «Когда США и их агентура не покладают рук, мы пассивно ждем мифического референдума, что равносильно прямому пораженчеству»
Дмитрий Табачник: «Когда США и их агентура не покладают рук, мы пассивно ждем мифического референдума, что равносильно прямому пораженчеству»

Василий Осипович Ключевский, лучше всех не только знавший, но и чувствовавший отечественную историю, считал, что она никогда ничему не учит, лишь карает за не выученные уроки. Справедливость слов великого историка Украина ощущает на себе: захватившие власть многократные путчисты не только не хотят знать уроков истории, но и ритуально совершают отрицание самого нашего великого прошлого.

И главной их жертвой является суверенитет и дальнейшее существование единой Украины, которой готовят роль собаки-минера, готовой по команде натовского дрессировщика броситься с миной под российский танк.

Французские иллюзии малых сих

Аргументация, что членство в управляемом сверхдержавой военном блоке обеспечит национальную безопасность, позаимствована из 20-х годов ХХ века — периода расцвета версальской системы. Тогда Франция с целью сохранения абсолютного доминирования на континенте создала прообраз НАТО. После окончания Первой мировой войны она считалась бесспорным гегемоном Европы, без благословения которого на континенте ничего произойти не может. Однако внешнее могущество было обманчиво, Французская империя вышла из войны глубоко надломленной. Победа досталась слишком дорогой ценой: экономика, несмотря на видимое богатство, не выдерживала амбициозных планов одновременно континентального и колониального господства, морально нация была не готова больше проливать кровь. Аналогичный процесс происходит с США, чье мировое могущество уже никогда не восстановится после Ирака, а упадок глобальной империи будет происходить все убыстряющимися темпами.

Как сейчас Соединенные Штаты, Париж окружал себя малыми союзниками, видя в них бессловесных сателлитов, которые за иллюзорные обещания гарантий безопасности служили французской первой полосой обороны. Главными определялись следующие задачи: боевые действия должны проходить не на французской территории, кровь французов не должна проливаться, значительная доля военных расходов перекладывается на малые государства.

Завязка сателлитов на военно-промышленный комплекс Франции значительно пополняла ее национальный бюджет, одновременно лишая их на долговременную перспективу возможности проведения сколько-нибудь самостоятельной политики. Неслучайно одна из важнейших задач НАТО — разрушение украинско-российской военно-технической кооперации, что уничтожит до основания высокотехнологичный отечественный ВПК, конкурирующий с натовскими производителями.

Францией была создана система региональных военно-политических блоков — Малой Антанты (Чехословакия, Румыния, Югославия), позднее Балканской Антанты (Греция, Турция, Югославия и Румыния) и прямого французско-польского договора. Формально система антант управлялась постоянными советами участников. Фактически любое значимое решение принималось только Парижем, так же и договор с Польшей частично превращал ее во французский протекторат. За потерю реальной независимости и огромные финансовые расходы Париж гарантировал территориальную целостность малых государств, их суверенитет и защиту в случае агрессии.

Современная натовская структура только усовершенствовала французскую систему, сделала ее рациональнее управляемой, но показателен следующий момент. Изменение доктрины французской внешней политики делало все менее необходимой выстроенную геополитическую конструкцию контролируемых европейских сателлитов. Центр внимания Парижа перемещался в сферу сохранения своей колониальной империи, параллельно постепенно утрачивался интерес к сугубо европейским делам. Понимание невозможности быть далее одинаково сильным и в Европе, и в колониях привело Париж к желанию избавиться от тяжести континентальных забот. Согласие Франции на план Дауэса для Германии положило начало возрождению экономической и, опосредованно, военной мощи Берлина после катастрофы 1918 года. Еще более тревожным сигналом стали Локарнские соглашения, которые хотя и давали французские гарантии безопасности Чехословакии, Польши и Бельгии, но благодаря им Германия начала последовательно возвращать свое влияние на континенте. Когда после прихода Гитлера к власти Париж перешел к политике «умиротворения агрессора», французские гарантии безопасности окончательно потеряли значение. В 1938 году Франция, забыв об обязательствах перед своим главным партнером в Восточной Европе — Чехословакией, подписала Мюнхенское соглашение, передававшее Германии Судетскую область. Не было предпринято никаких действий и при окончательной ликвидации чехословацкого государства в марте 1939 года. Закрыл Париж глаза также на постепенное подчинение Гитлером Румынии, что открыло путь к ее фашизации, установлению националистической диктатуры и переходу в зону полного германского доминирования. Даже в сентябре 1939 года Франция создала лишь видимость выполнения гарантий перед Польшей. Мощнейшая в Европе армия отсиживалась за линией Мажино, хотя достаточно было решительного наступления, чтобы уничтожить еще достаточно слабый вермахт.

В итоге малые европейские государства заплатили неизмеримо высокую цену за политическую наивность и продажность правящих элит, за убежденность в том, что военно-политические блоки с ведущей ролью одной сверхдержавы создаются с целью гарантирования безопасности их участников, а не геополитических интересов сюзерена. Заплатили за непонимание аксиомы, что сателлиты не представляют самостоятельной ценности — став ненужными, они превращаются в предмет геополитического торга, и ими жертвуют без тени сантиментов. Заплатили и за свою веру в несокрушимость могущества империи, величие которой после Версальского договора казалось вечным, как близоруким политикам ХХI века кажется вечным и непоколебимым могущество североамериканской империи.

От пакта Антикоминтерновского к Североатлантическому

Французская империя клонилась к закату, и ее политическая элита это осознавала, вожди же Третьего рейха были абсолютно убеждены в приближающемся всемирном владычестве. Коричневые ничуть не уступали в самоуверенности бушевским республиканцам-неоконсерваторам. Вполне закономерно, что история и современные действия Альянса являются калькой с гитлеровских схем по созданию агрессивного военно-политического блока, обеспечивавшего реализацию гегемонистских планов Рейха. Нацистская политика показывает не только трагедию «малых союзников», как у французских антант, но и весь комплекс агрессивных целей, ради которых создаются военные блоки с амбициями управления планетой.

Можно и далее продолжить линию исторической преемственности — не следует обманываться натовскими заклинаниями о защите демократии во всем мире, даже их общая риторика мало отличается о выработанных Гитлером и фон Риббентропом пропагандистских клише.

В Европе 30-х годов Рейх и его фюрер пользовались глубоким уважением стран, любивших тогда не менее, чем сейчас, декларировать абсолютную ценность западной модели демократии. О Гитлере, как ныне о Буше, почтительно отзывались такие респектабельные политики, как Невилл Чемберлен, Галифакс, Ллойд-Джордж, Даладье, Шотан. В публичных документах гитлеровской дипломатии ничего нет о захвате чужих территорий и экспансии, только слова о защите «европейских ценностей». Любое заявление Вильгельмштрассе годится в качестве основы пресс-релиза НАТО о бомбардировке мирных югославских городов или объяснения необходимости проведения военных действий за пределами зоны ответственности блока.

Военно-политическим блоком национал-социалистического режима являлся «Антикоминтерновский пакт» (АКП), подписанный вначале в качестве двустороннего договора с Японией. Ни единой фразы о расширении «жизненного пространства» там нет. Исключительно намерение «вести борьбу с Коминтерном», что в переводе на современную натовскую фразеологию идентично «защите демократии и прав человека» и «сдерживанию оси Зла». К 1936 году, когда был заключен пакт, Коминтерн превратился из флагмана мировой революции в бюрократическое учреждение, необходимое Кремлю для демонстрации чистоты партийно-идеологических риз. Во внутренние дела иностранных государств он вмешивался в значительно меньшей степени, чем финансируемые Лэнгли «неправительственные фонды» в поддержку «демократических преобразований». Для Берлина и Токио это было очевидно. Да и НАТО тратит астрономические суммы отнюдь не для борьбы с Ким Чен Иром, Ахмадинеджадом и обитающими в пещерах Афганистана талибами.

В основополагающем документе АКП — «Протоколе подписания» — изначально заложили намерение вмешиваться во внутренние дела суверенных государств под прикрытием «защиты от коммунизма». Стороны обязывались «принимать суровые меры против тех, кто внутри или вне страны, прямо или косвенно действует в духе Коминтерна». Подобная формулировка открывала возможность начать агрессивные действия против любого государства, политика которого считалась недружественной или территория которого просто понадобилась для «лебенсраума». Идентичная технология свержения неугодных режимов и аннексии чужих земель сейчас в НАТО основная. Благодаря задействованию апробированных АКП методик удались такие масштабные операции, как уничтожение союзной Югославии и аннексия Косово и Метохии, свержение законных правительств Милошевича, Шеварднадзе, Акаева, «оранжевый» переворот, растоптавший итоги всенародных президентских выборов 2004 года на Украине.

Особое внимание проявил Гитлер к фашистской Италии. Берлин учел желание наиболее сильного союзника продемонстрировать хотя бы видимость независимой политики. Подобным образом «староевропейцы» пытаются иногда сопротивляться переходящему все грани приличия вашингтонскому диктату. В знак особых отношений с Муссолини в 1939 году, помимо членства в АКП, был заключен отдельный «Стальной пакт». В его тексте предшественниками брюссельских евроатлантических интеграторов отмечалось, что стороны «объединило стремление к сотрудничеству в сфере обеспечения мира в Европе» и что они полны решимости «совместно выступать за сохранение мира и основ европейской культуры». Господин Солана, отдававший приказы об ударах по белградскому телецентру, посольству КНР и косовским православным монастырям как по военным объектам, остался бы доволен риторикой и формой подобных заявлений.

«Коричневый Интернационал», как и НАТО, постепенно расширялся, окружая границы Советского Союза кольцом сателлитов. К 1941 году в АКП, кроме Германии, Японии и Италии, вошли сателлиты Рейха — Венгрия, Маньчжоу-го, Испания, Болгария, Финляндия, Румыния, коллаборационистский режим Дании, Словакия, Хорватия, оккупированная Японией часть Китая. Ряд квислинговских режимов оккупированной Европы, например, Норвегия и Албания, имели статус, схожий со статусом нынешних кандидатов на вступление в НАТО. Большинство из лидеров стран-сателлитов были бессловесными лакеями Гитлера, наподобие майданных марионеток НАТО, и с радостью отдавали кровавые приношения фашистскому молоху.

Украинский президент похож не столько на циничных военных преступников типа Антонеску и Тисо, сколько на возведенного японскими спецслужбами на престол, увлеченного историческими мифами и коллекционированием предметов старины маньчжурского императора Пу И. Последний представитель династии Цин занимался цветоводством и собиранием китайских древностей, а правила в Маньчжоу­го диктовали японская миссия и специально приставленная жена-японка из разведуправления штаба Квантунской армии. В конце концов «влеченье, род недуга» господина Ющенко к эсэсовским убийцам из «Нахтигаля» и УПА никому бы не мешало, если бы он самоудовлетворялся в тихой домашней обстановке, а не превращал Украину в заповедник возрождающегося националистического тоталитаризма. Правда, следует отдать должное хозяину здания на Банковой. Задачу преобразования Украины, еще так недавно проводившей самостоятельную внешнюю и внутреннюю политику, в пародийную Украину-го под управлением посольства США он выполнил в самые сжатые сроки.

Исключением был болгарский царь Борис III, до последней возможности сопротивлявшийся втягиванию страны в АКП. Летом 1943 года он попытался предпринять меры по выводу Болгарии из войны, но умер от внезапной загадочной болезни после возвращения из ставки Гитлера в Берхтесгадене. В разговоре со мной бывший царь Симеон II выразил уверенность, что его отец был отравлен СД с помощью кислородной маски в самолете.

Без раздумий расправились немцы и с правителем-регентом Венгрии адмиралом Миклошем Хорти, понявшим в конце войны несовместимость национальных интересов с участием в АКП. В результате организованного переворота власть получил Салаши — создатель построенной по принципу харизматической секты фашистской партии «Скрещенные стрелы», идеология которой базировалась на обожествлении венгерского мини-фюрера. Есть основания предполагать, что схожая схема рассматривается и в отношении замены Ющенко. Никто и не думает, конечно, подозревать Виктора Андреевича в попытке защитить национальные интересы, но в реализации политики «натизации» Украины он оказался малоуспешен. Зато местная Салаши представляется перспективным объектом для дальнейшей работы по разрушению мирного нейтрального статуса и еще большей активизации антироссийского курса.

В преддверии НАТОвского аншлюса

Реализуя на международной арене неоконсервативные установки, США следуют политике, разработанной лучшим гитлеровским дипломатом Францем фон Папеном. Именно его современники с полумистическим ужасом называли «адвокатом дьявола». Основной упор бывшим вице-канцлером делался на последовательном разрушении основы системы международной безопасности — Лиги Наций, имевшей достаточно возможностей остановить агрессию против суверенных государств. Как и белодомовскими стратегами, им проводилась линия убеждения ключевых европейских игроков, так же мало заинтересованных в существовании наднационального органа с функциями контроля и наложения в случае необходимости санкций, в «устарелости и недееспособности» Лиги Наций. Американское предложение о замене ООН «Лигой демократических государств» ничем не отличается от папеновских планов создания вместо Лиги Наций новой международной организации с ведущей ролью Берлина. Только защитный механизм Совета безопасности не дает ООН кануть в небытие вслед за женевским предшественником.

Несмотря на неудачу вашингтонского дипломатического блицкрига по разрушению основ безопасности послевоенного мира, не оставляются попытки сделать НАТО единственным центром принятия решений. Главным препятствием являются постоянные члены СБ ООН — Россия, Китай и отчасти Франция, достаточно последовательно отстаивающие первенство норм международного права. Поэтому особенно важно — что и делал Рейх с помощью АКП — окружить границы России и нивелировать голос Франции в НАТО «младоевропейскими» сателлитами, демонстрирующими наряду с алогично-сервильной верностью евроатлантизму еще и патологическую русофобию.

В сложившейся ситуации наследники нацистской дипломатии не жалеют усилий для втягивания в НАТО Украины, чье геостратегическое значение для противостояния России невозможно переоценить. Прекрасно понимая размер разворовывания «оранжевыми» средств на натовскую пропаганду, американцы, тем не менее, постоянно увеличивают финансирование. И было бы наивным предполагать, что все ограничивается только финансированием. Натовцы и служащие им националистические коллаборационисты знают: речь идет не о локальном внешнеполитическом вопросе. Вхождение в НАТО зачеркивает всю православно-славянскую цивилизационную сущность Великой Украины, многовековое украинско-русское единство, память о Великой Победе. Отдает себе в этом отчет и более половины наших соотечественников, которые никогда не смирятся с навязанным членством в Альянсе, что неминуемо переведет разговоры о невозможности единства такого государства в практическую плоскость.

Оппозиции, в свою очередь, нельзя удовлетворяться обещанием провести референдум о вступлении в НАТО, считать, что цель достигнута и борьба закончена. Слишком это похоже на поведение Сталина, поверившего в соблюдение Гитлером договорных обязательств. Сталинская директива «не поддаваться на провокации» привела РККА к страшному разгрому в начале войны и выходу оккупантов к Волге и Кавказу. Наше благодушие и доверчивость могут лишить Украину будущего, положить конец ее истории.

Весной 1941 года цивилизационный выбор уже делали сербы. Идентичная действующей украинской пронемецкая пятая колонна — принц-регент Павел, премьер-министр Цветкович и министр иностранных дел Цинкар-Маркович, правившая вместо несовершеннолетнего короля Петра II, — 25 марта согласилась на присоединение Югославии к АКП. Народное возмущение неприкрытой изменой смело предателей через день.

Когда США и их агентура не покладают рук, мы пассивно ждем мифического референдума, что равносильно прямому пораженчеству. Следует проявить хотя бы не меньшую энергию, чем у натовского лобби. Нужно использовать все возможности, чтобы объяснять народу, чем закончится для Украины, для каждого ее жителя авантюра со вступлением в агрессивный военный блок.

НАТОвцы знают, что делают, и нельзя опять не вспомнить «адвоката дьявола», особенно отметившегося на должности последнего посла гитлеровской Германии в независимой Австрии. Технология навязывания членства в Альянсе списана с папеновской схемы аншлюса, сделавшего Австрию частью Рейха, а ее народ — пушечным мясом будущей мировой войны.

Проведение плебисцита было идеей вовсе не Гитлера, а австрийского канцлера Шушнига. Зная настроения австрийцев, он был, как и сторонники референдума по НАТО, абсолютно уверен, что подавляющее большинство избирателей отвергнет присоединение к Рейху. Но, как правильно считал Черчилль, «садясь обедать с дьяволом, надо захватить длинную ложку». Плебисцит провели, но под полным контролем наци, получив запланированные 99,75% за ликвидацию независимости австрийского государства. Помня антиконституционный «третий тур» можно не сомневаться, что националистический режим точно так же проведет референдум по НАТО при благосклонном одобрении «независимых» западных наблюдателей, лишь обнародовав заранее придуманные проценты «поддержки» Альянса. Поэтому главнейшей задачей оппозиции представляется создание в государстве условий, делающих невозможными отработанные с 2004 года фальсификации, будь то референдум по НАТО или второму государственному языку.

Протесты на Украине против НАТО, вынудившие американских «миротворцев» убраться из Феодосии, убедительно свидетельствуют: легкой прогулки с букетиками фиалок у них не получится. Хочется порекомендовать аналитикам госдепартамента и ЦРУ все-таки уделить внимание изучению истории Украины. В 1941 году находившиеся на содержании абвера и гестапо оуновские главари уверяли, что украинцы будут встречать немецких «освободителей» хлебом-солью, но вместо этого развернулось массовое движение сопротивления. И Ковпак, Федоров, Сабуров, Наумов, Строкач и тысячи других чествовали нацистов, «нахтигалевцев» и полицаев отнюдь не фиалками. У нас достаточно подлинных граждан, помнящих заветы предков, которые сумеют повторить урок.

Автор: Дмитрий Табачник
Наше Дело

Региональная общественно-политическая газета. Свидетельство о гос. регистрации выдано управлением по делам прессы и информации Одесской областной госадминистрации, серия ОД N991 от 14.12.04 г.