Газета «Наше Дело»
новости, политика, экономика, история, скандалы, компромат
 
Онлайн шахматы - игры шахматы earnchess.com.
о газете  подписка  контакты  форум  карта сайта 

В XXI век — с Карлом Марксом

«После поражения марксизма нам не стоит спешить праздновать победу над Марксом»
«После поражения марксизма нам не стоит спешить праздновать победу над Марксом»

В последнее 10-летие прошлого века многим могло показаться, что учение Карла Маркса ниспровергнуто. Отступление реального социализма, особенно крах СССР, производили впечатление, что капитализм в его либеральном, американском варианте становится единовластным хозяином планеты.

От триумфа к кризису

«То, чему мы, вероятно, свидетели, — не просто конец холодной войны или очередного периода послевоенной истории, но конец истории как таковой, завершение идеологической эволюции человечества и универсализации западной либеральной демократии как окончательной формы правления. Это не означает, что в дальнейшем никаких событий происходить не будет и страницы ежегодных обзоров «Foreign Affairs» по международным отношениям будут пустовать, — ведь либерализм победил пока только в сфере идей, сознания; в реальном, материальном мире до победы еще далеко. Однако имеются серьезные основания считать, что именно этот, идеальный мир и определит в конечном счете мир материальный», — провозгласил в 1989 году Фрэнсис Фукуяма.

Но уже в 1998 году столь благостная для царства капитала картина мира вновь претерпела решительное изменение. Экономический кризис в России, падение курса азиатских валют и паника на рынках всего мира заставили «Financial Times» писать о том, что в течение всего лишь одного десятилетия мы пришли «от триумфа глобального капитализма к его кризису». Статья о кризисе получила весьма симптоматичное название — «Новое прочтение «Капитала».

Даже те, кто более всего получал от капитализма, поставили под вопрос его способность к дальнейшему существованию. Джордж Сорос, миллиардер и финансовый спекулянт, которого обвиняли в причастности к «устройству» кризиса в России и Азии, в книге «Кризис мирового капитализма. Открытое общество в опасности», изданной в 1999 году, предупредил, что стадный инстинкт обладателей капитала должен быть подвергнут контролю, прежде чем они поведут за собой к пропасти остальных.

Утверждение оказалось ложным

«Система мирового капитализма основана на убеждении, что если мы предоставим финансовые рынки самим себе, то они будут стремиться к естественному равновесию. Предполагается, что они будут двигаться подобно маятнику, т.е. они могут быть выведены из состояния равновесия под действием внешних сил, так называемых исходящих извне шоковых воздействий, но они будут стремиться вернуться в положение равновесия. Это утверждение оказалось ложным. Финансовые рынки склонны к эксцессам, и если быстрая смена подъема и спада деловой активности выходит за определенные границы, то равновесие уже никогда не вернется к прежнему уровню. Вместо маятникообразного движения в последнее время финансовые рынки действовали, как брошенный камень, разрушая экономику одной страны за другой», — писал Джордж Сорос.

«Существует широко распространенное убеждение, что демократия и капитализм идут рука об руку. На самом же деле их отношения гораздо более сложные. Капитализму нужна демократия в качестве противовеса, поскольку сама капиталистическая система не демонстрирует тенденции к равновесию. Владельцы капитала стремятся увеличить свои прибыли. Предоставленные самим себе, они будут продолжать аккумулировать капитал до тех пор, пока ситуация не потеряет равновесие. Маркс и Энгельс 150 лет назад дали очень хороший анализ капиталистической системы, который, я должен сказать, в чем-то даже лучше, чем теория равновесия классической экономической науки», — завершал свой анализ международный финансист.

Не стоит спешить праздновать победу

Во время «холодной войны», когда в странах социализма учение Маркса нередко понимали как «Священное Писание», не оставляющее места ни для чего, кроме цитирования к месту и без оного, те, кто находился по другую сторону баррикад, в свою очередь, толковали его как агента самого сатаны. Однако после падения Берлинской стены Маркс получил немалое количество новых почитателей как раз там, где считали, что с ним навсегда покончено.

«После поражения марксизма нам не стоит спешить праздновать победу над Марксом», — пророчески написал в 1994 году американский правый экономист Джуд Ванниски. «Наше глобальное общество является значительно более изменчивым, чем в те времена, но у нас нет гарантии в отношении того, как в дальнейшем оно будет развиваться. Силы реакции, которые Маркс совершенно верно идентифицировал, должны быть побеждаемы каждым очередным поколением. Это громадная задача, перед которой сейчас стоит наше поколение», — замечал экономист.

Все здесь правильно у Ванниски, кроме одного: не марксизм потерпел поражение, а лишь то, что выдавало себя за марксизм. Хотя признание этого факта не ничуть не умаляет страдания многих десятков миллионов людей, которые надеялись оказаться в обществе «всеобщего благоденствия», а очутились на нищей мировой периферии.

С другой стороны, Ванниски, несмотря на свои правые воззрения, привлек «Капитал» Маркса в качестве главного аргумента в пользу того, что продукция, а не спрос, является ключом к экономическому процветанию. Как сторонник свободной торговли и золотого паритета, враг бюрократии Маркс, по его мнению, должен считаться «одним из титанов классической теории и практики», а также гениальным ясновидцем.

Кого же Джуд Ванниски понимает под «силами реакции»? Оказывается, это сами капиталисты. «Предельно правдивым», по словам американского экономиста, является утверждение Маркса, что капитализм посеял зерна своего уничтожения, «поскольку капитализм требует безостановочной конкуренции. Однако вместо этого капиталисты делают все, что могут, чтобы уничтожить конкуренцию, это означает, что имеем дело с системой, которая в силу своей природы не способна к стабилизации, — вроде как хищные звери, которые пожирают свой молодняк».

Любопытно, что такие вещи говорит правый экономист, который ранее изобрел термин supply-side economics, то есть «экономика предложения». Впоследствии supply-side economics превратилась в целое направление макроэкономики, в котором, в противоположность кейнсианству с его акцентом на роли ограничения спроса, утверждается приоритет характеристик предложения в определении долгосрочного роста. Это направление требует уменьшения налогов на корпорации, критикует политику профсоюзов и прочие политические и институциональные факторы как ограничения для эффективного размещения труда и капитала. Характерно, что supply-side economics стала основой экономической политики Рональда Рейгана, от которой затем отказался склоняющийся к идеям социал-демократии Билл Клинтон.

Маркс был прав

В декабре 1997 года экономический корреспондент «New Yorker» Джон Кессиди записал беседу с британским управляющим одного из инвестиционных банков. «Чем дольше инвестирую на Уолл-стрит, — сказал банкир, — тем больше убеждаюсь в том, что Маркс был прав. Экономисты, которые обратились к теории Маркса, не случайно получают Нобелевские премии. Я абсолютно убежден, что подходы Маркса позволяют наилучшим образом понять капитализм».

Заинтригованный беседой Кессиди после этого впервые в жизни прочитал Маркса и пришел к выводу, что его собеседник говорил правильно. Журналист обнаружил у Маркса достойные внимания фрагменты о глобализации, социальном неравенстве, политической коррупции, монополизации, техническом прогрессе, кризисе высокой культуры и деградации, которые несет с собой новейший способ жизни — в условиях того «конца истории», о котором писал некогда Фукуяма.

Цитируя лозунг «Это же экономика, дураки!», использованный Биллом Клинтоном с подачи его советника Джеймса Кервелла во время избирательной кампании в 1992 году, Кессиди замечает, что «Маркс сам назвал эту теорию «материалистической концепцией истории». Она сегодня настолько удачно объясняет реальные вопросы жизни, что аналитики всех политических мастей используют ее, подобно Клинтону, ничего не зная об ее происхождении.

«Общественное бытие определяет общественное сознание»

Уподобившись герою «Мещанина во дворянстве» Мольера, который, к своему удивлению, однажды узнал, что уже 40 лет разговаривает прозой, большая часть западной буржуазии приняла идеи Маркса, не заметив этого факта.

Обратив внимание на это обстоятельство, финансовый журналист Джеймс Бучан в 1997 году писал: «Маркс настолько глубоко укоренился в нашей западной системе мышления, что лишь немногие люди понимают, сколь многим ему обязаны. Все, кого я знаю, утверждают, что их убеждения — это производное от окружающих материальных обстоятельств. Но это примерно то же, что у Маркса: «общественное бытие определяет общественное сознание», то есть изменения в способе производства серьезно воздействуют на все действия людей, в том числе и тех, чья жизнь проходит вне пределов завода или фабрики. Такое понимание действительности пришло к нам, прежде всего, благодаря Марксу. Точно так же, кого я знаю, ощущает, что история — это не просто одно дьявольское испытание вслед за другим. Скорее, это в своем роде процесс, в котором содержится что-то глубоко человеческое. Свобода? Счастье? Человеческий потенциал? В любом случае есть хорошее — и так шаг за шагом по нарастающей. Маркс непосредственно не стоит у источников такого рода убеждений людей, но именно он в свое время придал им жизненность».

От турбокапитализма к Марксу

Даже журналисты британского журнала «The Economist» Джон Миклетвейт и Адриан Вулдридж, охотно проповедующие т.н. «турбокапитализм», отдают должное Марксу. «Как пророк социализма, Маркс, возможно, и ошибался, но в качестве пророка «всесторонней связи и всесторонней зависимости» наций друг от друга, как он называл в время глобализацию, и в дальнейшем он представляется поразительно актуальным. Его описание глобализации остается таким же впечатляющим, как и 150 лет назад».

Вот этого обстоятельства любители «турбокапитализма» и опасаются более всего. Ведь «чем больше результатов приносит глобализация, тем острее становится спор по поводу их содержания», пишут журналисты. И кто знает, замечают они, не окажется ли прав Карл Маркс со своим утверждением, что «с развитием крупной промышленности из-под ног буржуазии вырывается сама основа, на которой она производит и присваивает продукты. Она производит, прежде всего, своих собственных могильщиков»?!

Здесь только надо сделать небольшое пояснение в отношении «турбокапитализма». Это понятие было введено в профессиональный лексикон американским экономистом Эдвардом Люттваком, обозначившим таким термином новую экономику, в которой доминирует циркуляция виртуальных денег, где денежный оборот фондовых бирж, рынков ценных бумаг и Forex больше, чем при производстве реальных товаров и услуг, и где капитал освобожден от государственных и национальных рамок. Турбокапитализм — это тот же капитализм, только здесь все происходит стремительней. Наконец, при турбокапитализме, вроде бы, можно быстро разбогатеть, образно говоря, можно сделать деньги «из воздуха».

Но вернемся снова к Миклетвейту и Вулдриджу. Да, дело пока не дошло до поражения буржуазии и победы работников наемного труда во всемирном масштабе. Но страх защитников старого строя очевиден. Ведь они прекрасно видят, с какой убедительностью, несмотря на ошибки, продиктованные временем, Маркс показал звериную суть капитализма в «Капитале». Во всяком случае, они уверены, что книги Маркса «будут достойны чтения столь долго, сколь долго продлится капитализм». И уже в этом залог того, что Маркс не только не остался погребенным под рухнувшей Берлинской стеной, но вполне может оказаться самым влиятельным мыслителем XXI века.

Преодолеть «недоразвитый» капитализм

На Украине Карлу Марксу с популярностью до сих пор не везло. В советское время процветало худшего вида эпигонство, когда подлинный Маркс подменялся сводящими студентам скулы суррогатными учебниками. Если комиксы на тему «Войны и мира» Льва Толстого были в состоянии хотя бы развлечь американского недоросля, «учебники» такого рода лишь множили ряды тех, кто в 1991 году надеялся на приход изобилия, а сейчас продолжает ожидать оного от правительства Юлии Тимошенко.

В наше время вместо суррогатов на тему Маркса пришли такие же суррогаты на тему Фридмена и того же Ванниски. Ни первые, ни вторые понимания подлинного содержания и закономерностей эволюции капитализма с собой не несут. Поэтому нынешнему поколению украинских людей еще предстоит пройти немалый путь для того, чтобы хотя бы их потомки сумели преодолеть тот «недоразвитый» капитализм, при котором приходится сегодня жить.

Сейчас у нас в определенном смысле время идолов. Цель национального «идолостроительства» понятна: идол с «хорошим» имиджем призван замаскировать строй, который в силу одной своей природы имидж «хорошего» приобрести не в состоянии. Вспомним, однако, Ветхий завет, где сказано о безжизненности и пустоте идолов: «Есть у них глаза, но не видят; есть у них уши, но не слышат...». Чем больше человек возносит своего кумира, приписывая ему свою собственную силу и мощь, тем слабее он становится, тем сильнее его зависимость от идолов.

Поэтому самое время переходить от идолов, вне зависимости от того, на каких государственных постах они пребывают и какие красивые слова произносят, к идеологии, объясняющей не только то, как общество устроено сегодня, но и то, на каких началах оно может быть преобразовано. Но любую, даже самую высокую цель притом нельзя превращать в цель конечную, ибо это было бы возвращением все к тому же пресловутому «концу истории».

Автор: Виталий Дзюба
Наше Дело

Региональная общественно-политическая газета. Свидетельство о гос. регистрации выдано управлением по делам прессы и информации Одесской областной госадминистрации, серия ОД N991 от 14.12.04 г.