Газета «Наше Дело»
новости, политика, экономика, история, скандалы, компромат
 
Bosch пружина сжатия купить.
о газете  подписка  контакты  форум  карта сайта 

Как Тони Блэр из олененка Бэмби стал пуделем Буша

Тони Блэр — политик, без которого трудно представить себе мировую и тем паче британскую историю конца XX — начала XXI веков
Тони Блэр — политик, без которого трудно представить себе мировую и тем паче британскую историю конца XX — начала XXI веков
Падение Блэра-политика стало следствием не его экономической политики, а его нравственного падения
Падение Блэра-политика стало следствием не его экономической политики, а его нравственного падения

7 июля досрочно ушел со своего поста премьер-министр Великобритании Тони Блэр — политик, без которого трудно представить себе мировую и тем паче британскую историю конца XX — начала XXI веков

Кем был британский лидер?

Это единственный лейбористский премьер Великобритании, приведший свою партию к победе на выборах три раза подряд. Блэр провел на премьерском посту 10 лет. Это целая политическая эпоха. Кем был ушедший в тень британский лидер и как он выглядит в зеркале сотворенной и его руками эпохи?

Энтони Чарльз Линтон Блэр родился 6 мая 1953 года в столице Шотландии Эдинбурге в состоятельной англиканской семье Лео и Хэйзел Блэр, что впоследствии открыло ему двери юридического факультета престижнейшего Оксфордского университета. Однако личность будущего премьера ковалась в горниле «хиппово-гитарной» революции 1960-х: идолы и вожди поп-культуры были его кумирами, а их образ жизни — примером для подражания. Это порождало конфликты с родителями и научило Тони, по свидетельству друзей, с горящими «непорочными» глазами говорить неправду. Это юношеское умение Блэр привнес в свою взрослую жизнь.

Учась в университете, Блэр по-прежнему не выпускал из рук электрогитару, продолжая молиться идолам поп­ и рок-культуры. И Бог весть как сложилась бы его жизнь, не встреть он свою будущую жену Черри. Она происходила из католической ирландской семьи, была воспитана в строгости и наставила влюбленного жениха, а потом и мужа, «на путь истинный».

А этим путем была политика, тяга к которой проявилась еще в студенчестве, когда косматый гитарист не токмо гитарой, но и речами «заводил» со сцены толпу. Потом свое природное красноречие Блэр отточил в судебных поединках, работая с 1976 по 1983 годы в адвокатской конторе, где он специализировался на профсоюзных делах и трудовом праве. В итоге к концу 1970-х его политическое дарование вполне созрело.

Блэр вступил в Лейбористскую партию, переживавшую тогда период разброда и шатаний, ярко выступал на партийных форумах, где был замечен партийными боссами, протолкнувшими его в 1983 году в британский парламент, и заработал кличку Бэмби в силу своей неопытности. Вместе с ним в парламент прошел левый журналист из Глазго Гордон Браун, ставший вечным другом-соперником Блэра и ныне сменивший его на премьерском посту.

С 1984 года Блэр десять лет входил в теневые правительства лейбористов. В 1994 году, после смерти престарелого лидера, он возглавил Лейбористскую партию, а в 1997-м привел ее к победе, став самым молодым за 200 лет премьер-министром страны.

Новый лейборизм

Лейбористскую партию основали в 1900 году умеренные лидеры британских профсоюзов (тред-юнионов), сменившие революционный марксизм на эволюционный путь борьбы за социально-экономические права трудящихся. Партия быстро набрала вес и стала одной из двух главных политических сил страны, трижды после Второй мировой войны (в 1945—1951 гг., 1964—1970 гг. и в 1974—1979 гг.) правившей Великобританией.

Однако два последних периода правления лейбористов совпали с глубоким социально-экономическим и политическим кризисом страны, едва не приведшим к ее распаду. Поэтому на выборах 1979 года убедительную победу одержала лидер Консервативной партии Маргарет Тэтчер — сторонница жестких либерально-консервативных реформ: либеральных — в экономике, консервативных — в политике и общественной жизни.

Эти реформы вытащили страну из пропасти. Но за 18 лет жесткий «тэтчеризм» британцев достал, поскольку выражал интересы, прежде всего, большого бизнеса и правящей верхушки страны в ущерб широким слоям населения. Молодые лейбористы во главе с Тони Блэром это поняли и разработали новую идеологию, которая сочетала в себе экономический либерализм с «человеколюбием» лейбористов. Ее назвали новым лейборизмом, под знаменем которого Блэр привел свою обновленную партию к власти.

Новый лейборизм стал крупным достижением Лейбористской партии и лично Блэра. За минувшие 10 лет экономическое положение Великобритании улучшилось. Выросла промышленность. Уровень занятости в общественном секторе экономики возрос вдвое, во столько же сократилась безработица. Была возрождена национальная система здравоохранения. Фунт стерлингов — самый твердый за полвека.

Новые лейбористы смогли сдвинуть с места застарелые проблемы Британии, прежде всего североирландскую. Пойдя на контакт с политическим крылом Ирландской республиканской армии, Блэр смог примирить католиков и протестантов и запустить работу парламента в Белфасте. Он имел все шансы стать выдающимся национальным лидером. Однако не стал — по причине своего извращенного честолюбия.

«Пудель Буша»

Никто из британских лидеров так не лизоблюдствовал перед официальным Вашингтоном, как Тони Блэр. Верным пажом Белого дома Блэр стал еще при Билле Клинтоне. Но ввиду родства музыкальных душ саксофонист Билл не слишком наседал на гитариста Тони.

Зато крутой техасский парень Джордж Буш по-ковбойски оседлал его, заставив петь вторым голосом свои «ковбойские песни». И Блэр так их пел, кружась и подвывая в такт, что получил у британских журналистов прозвище «пудель Буша». Обидное прозвище. Но вот два эпизода, случившиеся на последних саммитах «большой восьмерки». На время прошлогоднего саммита в Санкт-Петербурге пришлась ливанская война между Израилем и «Хезболлой». Эта тема обсуждалась на заседаниях в Константиновском дворце. И вот во время заседания, снимавшегося на телекамеры, из стоявшего перед Бушем невыключенного микрофона по залу вдруг разнесся рык хозяина Белого дома: «Эй, Блэр! Надо позвонить Асаду и прекратить это дерьмо!»

Асад — это президент Сирии Башар Асад, якобы союзник «Хезболлы». Столь презрительное обращение Буша оскорбило англичан, и газеты вышли тогда с едкими комментариями и карикатурами с фразой: «Эй, Блэр!»

Второй случай произошел недавно в Хайлигендамме. Там согласно протоколу по правую руку от председательствовавшей в «восьмерке» Ангелы Меркель должен был сидеть Владимир Путин, а по левую — Тони Блэр. Но нежданно в кресле Блэра развалился Буш. Помощник британского премьера подошел к нему и стал объяснять, что это кресло предназначено для другого. Но хозяин Белого дома, не взглянув на него, отрицательно покачал головой и весело подмигнул Путину.

Такого хамства не снес бы ни один политик. Но Блэр, помявшись, сел в кресло Буша — и этот казус зафиксировали десятки камер. Так что данная Блэру кличка вполне уместна, как это ни обидно Блэру и всей Британии. Но что скрывалось за этим политическим мазохизмом?

Большая политика по Фрейду

Блэр с детства страдал болезненным честолюбием, не будучи самостоятельным человеком. Его всегда кто-то вел. Сначала — идолы поп-культуры, потом — жена Черри, боссы партии и, наконец, президенты США. Но играя в паре «ведомый — ведущий» роль ведомого, Блэр достигал своих целей и утешал самолюбие. Так было в юности, так стало и в большой политике.

Близкий советник Блэра Алистер Кэмпбелл признался, что укрепление связей с Вашингтоном было не только главной политической, но и личной целью британского премьера. «У него всегда были бы тесные отношения с американским президентом, кто бы им ни был, — сказал Кэмпбелл. — Я бывал вместе с ним на встречах с мировыми лидерами, и те говорили ему: «Я разговариваю с вами потому, что вы обладаете влиянием в Вашингтоне, от вас многое зависит».

То есть через «собачью» дружбу с Клинтоном и Бушем Блэр утверждал себя. Не имея возможности стать главным мировым лидером, Блэр решил в паре с номером первым стать лидером — 2, ради чего плясал под дудку ведущего, безоговорочно поддерживая все его имперские авантюры и идя ради этого на аморальную ложь. Так было во время «гуманитарной интервенции» НАТО на Балканах в 1999 году, так было потом в Ираке.

Ложь и расплата

Большой ложью «гуманитарной интервенции» была сказка о геноциде косовских албанцев. Какие только ужасы пропагандисты НАТО ни нагоняли тогда на мир! А из больших политиков больше всех усердствовал Блэр. Он заявил, что число жертв сербского геноцида превысило 100 тысяч. А 22 марта 1999 года — за день до начала интервенции — Блэр патетически произнес: «Мы должны действовать во имя спасения тысяч мужчин, женщин и невинных младенцев от гуманитарной катастрофы, смерти, варварства и этнической чистки со стороны варварской диктатуры».

77 дней «гуманитарной войны» обернулись гибелью сотен невинных людей и экономической катастрофой для региона. Ну а специальные международные комиссии потом нашли в земле Косова всего 2108 трупов с признаками насильственной смерти, принадлежавших, по признанию New York Times, «представителям разных национальностей». Там были боевики Армии освобождения Косова, жертвы ошибочных бомбардировок НАТО, мирные жители (албанцы и сербы), погибшие в ходе войны: все. Ложь вскрылась. Но те, кто лгал, не повинились.

Ситуация повторилась через три года, когда готовилась «освободительная» война в Ираке под предлогом наличия у Саддама Хусейна оружия массового поражения, а также связей с «Аль-Каидой». Чтобы оправдать войну, ЦРУ и британская разведка МИ-6 под надзором политиков состряпали «иракское досье». В Вашингтоне досье «стряпал» Дик Чейни, а в Лондоне доклад разведки был, по словам газеты Observer, «отредактирован на Даунинг-стрит».

«Мы будем отстаивать то, что считаем правильным. Мы дадим отпор тирании, диктатуре и террористам, которые посягают на наш образ жизни», — заявил Блэр в парламенте в 2003 году, добиваясь одобрения иракской кампании. А чтобы добить оппонентов, Блэр сказал ошарашенным депутатам, что, по данным разведки, Саддам Хусейн вот-вот создаст ракеты с ядерными боеголовками, которые за 15 минут могут долететь до Великобритании. И эту несусветную чушь британский премьер нес голосом праведника, с пожаром искренности в глазах.

Однако иракская война пошла не так, как планировали ее творцы. В Ираке уже погибло около 150 британских военнослужащих, сотни ранены. Следствием войны стали теракты в Лондоне в июле 2005 года, унесшие жизни 52 британцев. Британия испортила отношения с исламским миром, а британские мусульмане стали потенциальной бомбой, заложенной под британское общество. Но главное — вскрылась ложь, лежавшая в основе войны. Войны неправедной и потому отторгнутой британским народом. И ответственность за нее несет Блэр. Война подкосила его популярность и политические перспективы Лейбористской партии, что вынудило ее лидера уйти в отставку. И он ушел, ни в чем не повинившись, под звон коррупционных скандалов.

Крышеватель коррупции

Выяснилось, что руководство Лейбористской партии получало от спонсоров деньги на предвыборные кампании, а правительство присваивало этим людям дворянские титулы, открывая им двери палаты лордов. Блэр не мог об этом не знать, поскольку являлся лидером партии и главой кабинета министров. Поэтому в декабре 2006 года его вызвали на допрос в генпрокуратуру Великобритании, где действующего премьер-министра — впервые в истории! — допрашивал по делу о коррупции следователь.

Сюжет давний и чисто британский. Но Блэр божился очиститься от этой скверны, а в итоге сам ее развел. Своими действиями коррупционеры замарали и Ее Величество королеву, поскольку она утверждала представленные правительством списки «новых дворян».

Ну а второй скандал связан с гигантскими взятками, которые много лет выдавал британский военный концерн BAE Systems послу Саудовской Аравии в США принцу Султану бен Бандару за помощь в продаже своей продукции на Ближнем Востоке. Правительство Великобритании не только знало об этом, но и содействовало проведению незаконных акций. А когда неприглядная правда вскрылась, то Блэр лично вмешался в расследование британской прокуратуры, вынудив ее замять дело. И объяснил это заботой о национальной безопасности — с огнем праведника в глазах.

Герой нашего времени

Некогда победная стратегия Тони Блэра покоилась на двух китах: радикальном обновлении идеологии Лейбористской партии и обещании очистить политическую жизнь страны от нравственной скверны, сделав ее «белее белого». С первым в общем-то все получилось, но со вторым — ничего не вышло. Гордо въехав на Даунинг-стрит, 10, с зачехленной гитарой, постаревший отставной премьер покинул свой особняк на гребне грязных скандалов с репутацией лицемера, «пуделя» и «поджигателя войны».

Падение Блэра-политика стало следствием не его экономической политики, а его нравственного падения. Это симптоматично и характерно в наши грустные времена. Когда отсутствие в мире крупных исторических фигур вроде Черчилля или Рузвельта выводит на мировую политическую сцену велеречивых детей массовой поп-культуры, ведущих себя в политике, как поп-вожди, которым важно любой ценой утвердиться на политической сцене. Эти люди способны увлечь толпу и повести ее к триумфу или трагедии. Блэру удалось и то, и другое. Поэтому он является ярким представителем современной политической поп-культуры и в такой ипостаси еще проявит себя.

Комментируя назначение Тони Блэра спецпредставителем «ближневосточного квартета», газета Financial Times Deutschland опубликовала иронический комментарий, начинавшийся словами: «На Ближний Восток обрушивается одна напасть за другой». Это про Блэра. Точно и лаконично.

Автор: Анатолий Афонин
Наше Дело

Региональная общественно-политическая газета. Свидетельство о гос. регистрации выдано управлением по делам прессы и информации Одесской областной госадминистрации, серия ОД N991 от 14.12.04 г.