Газета «Наше Дело»
новости, политика, экономика, история, скандалы, компромат
 
о газете  подписка  контакты  форум  карта сайта 

Бог шельму метит

Тяжело и больно провожать в последний путь таких людей, как Анна, и лишь одна надежда ещё теплится в груди: может быть небезызвестный г-н Грабовой сможет воскресить талантливую журналистку?
Тяжело и больно провожать в последний путь таких людей, как Анна, и лишь одна надежда ещё теплится в груди: может быть небезызвестный г-н Грабовой сможет воскресить талантливую журналистку?

Родившись в Нью-Йорке, в обычной номенклатурной семье (родители — дипломаты при ООН), она с детства ненавидела советский строй, потому что получать образование была вынуждена в СССР. Изучение в рамках школьной программы поэмы А.С.Пушкина «Полтава», где был ярко выписан образ Мазепы, перевернуло жизнь Анны — она нашла пример для подражания и твёрдо решила стать предателем. Окончив факультет журналистики при МГУ, она некоторое время работала в газете «Известия» а затем перешла во внутреннее издание «Аэрофлота». Вот как Анна вспоминала о тех трудных годах за железным занавесом: «Каждый журналист мог получить билет бесплатно круглый год; можно было садиться на любой самолет и лететь, куда пожелаешь. Благодаря этому я увидела все уголки нашей огромной страны». Неудивительно, что к началу горбачевской перестройки Анна была твёрдо уверена, что СССР должен быть разрушен, оттого всем сердцем приняла либеральные реформы.

То, что можно читать, писать и думать все, что хочешь — это было настоящее счастье, радость. Ради свободы можно пережить многое — и бедность, и лишения. Трудно не согласиться с Анной, особенно если учесть, что бедность и лишения выпали на долю окружающих, а ей досталась свобода писать что хочешь. Именно понимание данного факта не оставляет камня на камне от построений недоброжелателей, обвинявших Политковскую, описывающую чеченскую войну, в продажности и ангажированности — ей просто не хотелось писать о русских солдатах что-то хорошее. Читая её статьи, мы видели страдающих бандитов, бьющихся за свою свободу с кровавыми москалями (героями Анны были украинские националисты из ОУН) и злобных федералов, удовлетворяющих свои кровавые садистские инстинкты. Факты, описываемые Анной, редко подтверждались — женское сердце так легковерно, что любая фантазия горцев принималась Политковской за чистую монету. Но стоило ли уделять внимание мелочам, когда итогом работы становились крупные премии от европейских правозащитных фондов?

С окончанием чеченской войны Политковская потерялась — ей просто не о чем было писать. Неудачные попытки обратиться к бесланской теме, наивное желание изобразить грузинского президента человеком, поиски себя в абхазо-грузинском конфликте — это не могло дать Анне ни грантов, ни премий, ни удовлетворения. Ирония судьбы: пройдя горнило войны, будучи своей среди бандитов и террористов, Анна погибла в собственном подъезде, напрасно потратив деньги на продукты. Кто поднял руку на золотое журналистское перо? Не думаю, что она покончила с собой, терзаемая муками совести, — это абсурд. Камера наблюдения зафиксировала человека в кепке — но навряд ли это был Лужков. Возможно, кто-то из грузинских бандитов, тоже любящих этот головной убор, решил ударить Россию побольнее? Но мы не дрогнем: пусть террористы хоть каждый день убивают по журналисту, им не поставить общество на колени. Латынина, Новодворская, Сванидзе, Млечин — мы заранее оплакиваем вас. Но мы отомстим, не переживайте.

Автор: Олег Косак
Наше Дело

Региональная общественно-политическая газета. Свидетельство о гос. регистрации выдано управлением по делам прессы и информации Одесской областной госадминистрации, серия ОД N991 от 14.12.04 г.