Газета «Наше Дело»
новости, политика, экономика, история, скандалы, компромат
 
Схема Лечения больных алкоголизмом "Мед-Захид наркологический центр".
о газете  подписка  контакты  форум  карта сайта 

«Батуринская резня»? Не надо «ля-ля»!

План Батурина времен Мазепы. На реконструкции видно, что такую крепость без артиллерии не возьмешь
План Батурина времен Мазепы. На реконструкции видно, что такую крепость без артиллерии не возьмешь
Бандурист. Как ни странно, ни одна украинская народная дума не отразила трагедию взятия Батурина
Бандурист. Как ни странно, ни одна украинская народная дума не отразила трагедию взятия Батурина
Лето 2008-го. Современные раскопки так и не обнаружили большого количества погибших
Лето 2008-го. Современные раскопки так и не обнаружили большого количества погибших
Меньшиков не умел писать, но оказался талантливым полководцем
Меньшиков не умел писать, но оказался талантливым полководцем

Снова и снова приходится возвращаться к теме переписывания истории свидомыми украинскими «хисторыками». Миф за мифом, ложь за ложью, выдумка на выдумке — это любимый арсенал научных методов у историков-наемников, работающих в украинских спецслужбах и в других созданных для мифотворчества организациях.

В ближайшие недели на Украине «батуринской резне» исполнится 300 лет. Как же на Украине подается это событие в научных работах, публицистике и школьных учебниках? И если все описанное суммировать, опуская подробности, то мы узнаем следующее:

1. Разгром гетманской столицы Батурина был местью Петра I за переход Мазепы на сторону шведов. По приказу царя эту карательную акцию провел Меншиков.

2. Батурин был хорошо укреплен и охранялся войском казаков и наемников-сердюков не менее 10 тыс. человек. В крепости также находилось не менее 6—7 тыс. мирного населения.

3. Несмотря на то, что силы были неравны, казаки геройски сопротивлялись. Телами убитых русских солдат были завалены рвы. Но город стоял. После долгого, кровопролитного, но безуспешного штурма Меншиков хотел уже было уходить. Но посланник полковника Прилуцкого полка Ивана Носа указал ему тайный ход.

4. Ворвавшись по тайному ходу в город, русские перебили почти всех, включая женщин и детей. Оставшихся в живых «московиты согласно своему варварскому обычаю» зверски замучили, а потом прибили их к доскам и сплавили вниз по реке Сейм для устрашения Украины.

5. После разгрома Батурина и расправы над его жителями Меншиков уходит, уничтожая по пути своего следования все живое. Расправа над жителями самых разных мест продолжалась, и «Малороссия долго тогда еще курилась после пожиравшаго ее пламени».

В результате этой карательной акции по Украине было перебито до 30 тысяч.

Вот так!

Откуда же черпают информацию и вдохновение наши историки-«лирники»? Какие в их распоряжении имеются источники? Их в целом немало. Разгром Батурина упоминается и в русских летописях (Новгородской, Черниговской, Лизогубской), и в сообщениях зарубежных послов и дипломатов. О нем остались воспоминания отдельных участников похода Карла XII. Но все эти источники отличает одна общая черта: отсутствие деталей, подробностей. Вся информация, как правило, укладывается в несколько строк. Причем непосредственные участники войны в основном пишут о разрушениях. О множестве трупов пишут те, кто там не был.

Среди источников можно выделить также оперативную переписку Петра I и руководителей русской армии. Но там, где в ней упоминается Батурин, речь лишь идет об уничтожении крепости, но не о массовых убийствах людей. Где же украинские историки берут недостающие детали? Ответ прост: из известного исторического памфлета конца XVIII века под названием «История Русов», переведенного на украинский язык и ставшего своеобразным катехизисом украинского патриота-националиста. В нем-то мы и найдем все недостающие для повествования детали и про героизм защитников, и про предательство, и про зверские казни. Впрочем, этот предварительный вывод вовсе не является окончательным приговором. Ведь в «Истории Русов» рассказывается о событиях, имевших место в истории. Просто многое в ней историками не подтверждается. Посмотрим, что подтверждает история по «батуринской резне».

Первый вопрос: сколько было людей в Батурине накануне его уничтожения? Из общего числа жителей и защитников можно будет более-менее точно говорить и о предполагаемых человеческих потерях. И здесь ясности нет ни у кого. Даже у В. А. Ющенко, который до президентских выборов говорил о 21 тысяче убитых («мы живем в стране, где 21 тысяча погибших никого не удивляет. Аморально, что до сих пор нет ни одного памятника невинно убиенным»), а позже — уже о 15 тысячах («15 тыс. украинцев положили там! Так мы их уважаем или нет?»).

К сожалению, полной и подробной информации о том, сколько всего было в Батурине людей, архивы и летописи не дают. Известно только, согласно показаниям канцеляриста Александра Дубяги, что в крепости располагались 3 казацких полка и 4 полка сердюков. Если учесть, что в каждом из них могло быть в среднем около 1500 человек, получается, что всего батуринский гарнизон насчитывал примерно от 7 до 14 тысяч.

С учетом мирного населения (часть его была загнана сердюками в крепость до начала обороны) численность находившихся в Батурине людей действительно могла доходить до 20—23 тысяч. Остается теперь добавить, что в распоряжении князя А. Д. Меншикова был т. н. «летучий отряд» численностью около 5 тыс. солдат, не имевший ни тяжелых осадных орудий, ни всего того, что необходимо для штурма хорошо укрепленной крепости.

И, тем не менее, крепость была взята. При этом получается, что действительно силы противников были неравны. И геройские защитники, если они действительно были героями, могли легко не только отбить штурм отряда Меншикова, но и разбить его в открытом бою.

Однако все произошло иначе. Батурин был взят быстро и легко. Потери нападавших незначительны. Но почему? Как Меншиков смог взять укрепленную крепость, да еще так быстро? Ведь в аналогичной ситуации 4-тысячный гарнизон Полтавы в течение 3 месяцев успешно отбивал атаки всей шведской армии.

Конечно, мы можем предположить, что имела место измена. Но она, если и была, как-то не убеждает. Проникнуть сразу в город русские войска не могли. И если в осажденном Батурине его защитники в решающий момент все не перепились поголовно, появление даже сотни нападавших в городе обязательно было бы замечено, а сами нападавшие перебиты. К тому же комендант гарнизона полковник Чечель, как опытный военный, должен был предусмотреть вероятность измены и тайный лаз в город охранять особенно тщательно. Но ничего этого мы не наблюдаем.

И последнее: среди писем, которые украинские историки используют в качестве «доказательства» резни в Батурине, есть письмо Петра I казакам Прилуцкого полка, в котором царь сообщает о судьбе Батурина. Но спрашивается, зачем царю это делать, если казаки Прилуцкого полка были в Батурине и знали обо всем, что там произошло, и без него?

Значит, такой исход обороны мог быть только в одном случае: если большинство защитников даже не пытались обороняться. Более того, возможно, хватали и вязали или просто убивали своих руководителей, помогая нападающим.

Но снова вернемся к проблеме количества убитых. Ведь здесь главное — не выяснить, были ли жертвы среди местных жителей, но разобраться, была ли организованная массовая расправа?

О факте разрушения Батурина никто не спорит. Исходя из необходимости эффективного противодействия шведам и наличия в крепости большого количества пушек, боеприпасов, продуктов и фуража, ее проще было разрушить, а имеющиеся запасы либо полностью уничтожить, либо забрать с собой. Словом, эти действия Меншикова были продиктованы военной целесообразностью и решающим образом повлияли на военные действия в дальнейшем. В доказательство этого достаточно будет напомнить, что в Полтавской битве шведы смогли использовать против русской армии всего только 4 пушки.

Особые надежды у сторонников «батуринской резни» возлагались на археологию. Но и она подвела. Искали 15—20 тысяч убитых. Но в результате многолетних целенаправленных усилий совместной канадско-украинской экспедиции на месте разрушенной крепости удалось обнаружить всего около 70 «захоронений».

Некоторые их них походили на то, что так трепетно ожидалось («погребение ребенка без гроба», «череп подростка в сгоревшем жилище», «останки женщины 20—30 лет с расколотым саблей черепом», «череп с пулевым отверстием в затылке подростка 9—12 лет, несколько десятков засыпанных пеплом скелетиков детей 1—5 лет»), но выдать их за результат «геноцида в Батурине» получается плохо до неприличия. Несмотря на это, археологи упорствуют: «резня была тотальной, и в Батурине не осталось никого».

А что скажет на это неангажированный и непредвзятый историк? На основании полученных данных он лишь сделает вывод, что в Батурине люди умирали. Не всегда планово. Детская смертность была высокая. Кто может доказать, что женщина «с расколотым саблей черепом» не была убита пьяным казаком на бытовой почве? Или что деревянный дом, где было найдено несколько детских скелетов, не сгорел раньше в результате неосторожного обращения с огнем?

Понимая это, один из руководителей экспедиции доктор В. Мезенцев признает: «Мы не можем нашими исследованиями посчитать каждого человека, но уверены, что массовые захоронения были. Однако «История Русов» свидетельствует, что много трупов было потоплено в Сейме». Замечательное оправдание! И снова всплывает «История Русов». Из уст уважаемого археолога такая ссылка звучит как приговор его профессиональной компетентности. Но если бы он был один такой. Ведь другие точки зрения еще наивнее. Так, в частности, известный украинский кинорежиссер Ю. Ильенко в одном из интервью выдал: «На раскопках Батурина не нашли ни одного скелета, потому что все жители были вырезаны, распяты, прикреплены к плотам и пущены по водам Сейма, Десны и Днепра для запугивания. В той «реке мертвых», между прочим, плыли и мои предки. И вы хотите, чтобы я, украинец, любил Петра?»

Надо сказать, что идея с плотами — одна из самых интересных. На ней, возможно, особенно видна вся иррациональность аргументации защитников «факта» резни. Поэтому остановимся на этом немного подробнее.

Итак, если верить официальной украинской версии, солдаты Меншикова, захватив город, должны были сначала зверски казнить всех жителей, «не щадя ни женщин, ни стариков, ни детей», а затем собрать в разрушенном городе все трупы, перетащить их к реке Сейм. Параллельно с этим им надо было достать где-то довольно большее количество бревен (примерно по три бревна на человека), сделать из них плоты, прибить тела умерших к бревнам и сплавить их вниз по реке.

Очевидно: чтобы эта карательная акция стала возможна, надо было, чтобы у берега бревна уже были заготовлены и желательно сбиты в плоты. И то, на подобную «уборку территории» Меншиков вынужден был бы потратить не один месяц. А он управился всего за один день: 2 ноября крепость была взята, а 3 ноября русские ушли.

Какой же напрашивается вывод? Конечно, даже при всем желании, солдаты Меншикова не смогли бы осуществить то, что им приписывают. И надо быть весьма некритичным исследователем, чтобы этого не учитывать, и очень наивным, чтобы воспринимать подобные «объяснения» украинской стороны, как правду. Тем более если знать, что сплавить плоты вниз по течению было нельзя, так как, по воспоминаниям современников, на р. Сейм уже был тонкий лед.

Что же остается? Поневоле приходишь к мысли, что эти т. н. «трупы» батуринцев после взятия крепости русскими убежали с места событий сами. Естественно, что такая мысль не может не огорчать «истинных украинских патриотов». Но это уже, честно говоря, их проблемы.

Впрочем, анализ исторических фактов в данном случае недостаточен. Надо понять мотив. И он выводит нас на простой и вполне закономерный вопрос: зачем надо было всех батуринцев убивать? В этом случае обычно слышишь следующую аргументацию: «Петр сорвал свой гнев на гетманской столице», «если за измену Гетмана, известный своей безумной вспыльчивостью царь предает анафеме весь народ, то что же это, как не слепая месть?», «город уничтожен, чтобы искоренить даже упоминание про Батурин и его защитников»... Короче, главное — отомстить Мазепе и запугать украинское население.

В качестве аргумента в пользу «резни» используются и ссылки на самого Петра I, якобы свидетельствующие о массовых убийствах. Но в письме Петра I, о котором обычно идет речь, говорится лишь о том, что надо сделать с Батуриным: «...а Батурин в знак изменникам (понеже боронились) другим на приклад зжечь весь». Разве здесь что-нибудь написано о людях?

В другом своем послании (к коменданту Белоцерковского замка), написанном после разгрома Батурина, Петр I более подробен. Но опять же в нем царь подчеркивает: убиты были те, кто сопротивлялся («которые противились»), а из пленных смерти предали зачинщиков («заводчиков») мятежа. И только. Угрожать всеобщей резней монарху и в голову не пришло, но предупредить возможную измену среди верхушки казачества он был обязан.

В самом деле, зачем российскому государю расправляться с населением, если малороссы сохранили ему верность сразу, перейдя на сторону русской армии, и сражались со шведскими оккупантами всеми средствами? Очевидно, что Петр I видел в народе Украины союзника. Об этом говорят и его действия: по приказу царя жители Украины были освобождены от незаконных налогов и поборов гетмана, а при вступлении на Украину за чинимые «черкасам» обиды, если таковые будут, государь угрожал своим офицерам и солдатам смертью. К тому же известно, что многие из «изменников», кто ушел к шведам с Мазепой, а потом вернулся обратно, не только не были казнены, но сохранили и свои должности, и поместья. В том числе такие известные полковники, как Д. Апостол, П. Полуботок и И. Галаган.

Что же получается? Жертвы среди батуринцев, скорее всего, были. Война есть война. Но о спланированном целенаправленном и тотальном уничтожении всего населения Батурина не может быть и речи. А если это так, то кто же сочинил «батуринскую» байку? Кто является истинным создателем «резни», начав переносить ее в умы людей и сделав «фактом» массового сознания?

По всей видимости, автором истории о «резне» был И. С. Мазепа. В условиях тогдашней информационной войны — «войны перьями» — такой «пиар-ход» был только ему выгоден, так как лишь «парализовавшей» народ ужасной «резней» он мог объяснить шведам «недружественное» к ним отношение. С другой стороны, история с «массовыми казнями» могла сработать и против Петра, оттолкнув от него сомневающихся.

К сожалению, сам источник этой исторически долговечной лжи не сохранился. Но до нас дошел универсал гетмана И. Скоропадского от 8 декабря 1708 г., в котором содержится ответ на клевету И. Мазепы. А несколько позже, 22 декабря 1708 года, гетман подписал еще один универсал на имя батуринского атамана, в котором местным жителям было разрешено снова селиться в районе Батурина, где по описи 1726 года насчитывалось около 500 дворов.

Анализируя этот универсал, украинский историк А. Лазаревский в своем «Историческом очерке Батурина», выпущенном в конце XIX века, возможно, первым по этому поводу написал: «Город был сожжен и разорен, а жители его разбежались». Что и требовалось доказать.

Итак, в результате проведенного анализа можно констатировать следующее:

«Летучий отряд» взял Батурин быстро и малой кровью, а отчаянное сопротивление всего гарнизона и рвы, заваленные трупами российских солдат, являются выдумкой.

Сопротивление могли оказать лишь польские наемники-сердюки. И основные потери, если таковые были, понесли они.

Меншиков не истреблял все население Батурина поголовно, уничтожая все живое на обратном пути, и не сплавлял трупы на плотах по реке Сейм, хотя сама крепость была сожжена и разрушена, а «заводчики» сопротивления — схвачены и казнены.

Петр не пытался запугивать население Украины террором, но делал все от него зависящее, чтобы и старшина, и казаки, и все остальное население поддержало его, а не Мазепу.

История «батуринской резни» является типичной исторической фальсификацией, ставшей в результате целенаправленной системной манипуляции ключевым элементом психологической обработки населения Украины.

Что касается мотива обслуживающих политический заказ современных украинских политиков и историков, пишущих статьи и учебники, насаждая и делая фактом массового украинского сознания не подтверждаемую фактами версию «батуринской резни», то, по их мнению, справедливость должна быть восстановлена. Хотя бы в истории. Ведь в Батурине «с помощью русского оружия и репрессий на некоторое время была подавлена воля украинского народа к независимости», а количество жертв и жестокость, с которой русская власть наказывала «мазепинцев», достигали масштабов «гуманитарной» катастрофы.

Не случайно, по мнению В. А. Ющенко, «Батуринская трагедия созвучна с Голодомором 30-х». И это сопоставление весьма значимо. Такой же синергетический эффект в деле нациотворчества украинская власть ожидает и от Батурина. В частности, с помощью «батуринской резни» планируется «взорвать украинскую память», чтобы украинцы, по выражению И. Драча «стрепенулись», «чтоб не мелела украинская память», особенно там, где надо сформировать образ врага.

«Без Батурина тяжело понять украинцев, — считает известный писатель и журналист С. О. Павленко, на всякий случай оговаривая: Для Украины и России эта грустная дата общая она побуждает украинцев проявлять бдительность, применять достаточно мер для обороны страны, не надеяться лишь на союзников; россиян она приглашает к покаянию». Но эта позиция еще довольно мирная. По мнению другой части националистически настроенных украинцев, пришло время ответить за Батурин.

Мы с ними совершенно согласны. Только сначала надо уточнить: кто должен ответить и за что? Ведь можно выставить счет не только за некую «резню», но и за голословные обвинения, за попытку сделать из Батурина символ типичной политики России в отношении народа Украины на протяжении всей его истории, за ложь, историческую фальсификацию и систематическую политику по формированию отрицательного образа России, как главного врага украинского народа.

Скорее всего, российская сторона не будет ставить так вопрос, но вполне очевидно, что в данном случае через Батурин Украина заявляет себя как анти-Россия. Об этом в частности свидетельствуют высказывания одного украинского дипломата о том, что на его отношение к России влияет «воспоминание» о «резне в Батурине». Причем, это «воспоминание», по словам дипломата, содержится у него («как и у других украинцев») в «генетической памяти». Значит, в данном случае «батуринская резня» выступает как символ и объект веры, результат целенаправленной системной пропаганды и инструмент в информационной войне.

В основе этой политики — обращение к национальным чувствам, аппеляция к иррациональному, спекуляции на любви к свой стране, когда актуализируемые в современной реальности исторические обиды используются в корыстных целях отдельных групп политических элит. В данном же случае речь идет о попытке выстроить обиды в режиме мифоистории и предъявить серьезные претензии на пустом месте. Придумали страшную историю, сами в нее поверили и сами своим украинским ужастикам искренне ужасаются.

Надо сказать, что такие «истории» сделаны на основе стандартного набора приемов мифотворчества: в них есть и герои-мученики, и злодеи, и предатели, и невинные жертвы. И, конечно же, есть зрители. К ним-то как бы и обращаются из прошлого устами украинских историков настоящего те невинно под Батуриным убиенные, чья пролитая кровь, как «пепел Клааса» требует если не отмщения, то справедливости.

Видно, что элементарный анализ разваливает эту фальшивку до основания, как карточный домик. Но так ведь логика для сочувствия и сопереживания украинскому «патриоту» и не нужна. Он «мыслит» иначе. Мыслит «по-украински». То есть иррационально. И пытается пропитать этим своим «методом» украинскую науку.

Вопрос: является ли такая история наукой? Ведь «Батуринская резня» существует в умах людей не по причине ее доказанности, так как она факт не истории, а массового сознания, свидетельство украинской «метаистории», основанной на собственной национально-исторической мифологии, работающей по принципу: не хочешь — не слушай, а врать не мешай.

Ее организаторы объясняют свои действия законным правом на свою историю, на свое видение, на свою правду. Но для каждого неангажированного исследователя ясно, что в данном случае речь идет о феномене не историческом, а мифологическом. И дело, конечно, не в пророссийской или проукраинской позиции, а в следовании принципам и методам научного исследования.

Если принципам и методам научного исследования на Украине не следуют, идя на поводу господствующих политических доктрин, значит, здесь история как наука умерла. Но зато возникла своя мифоистория. И «батуринская резня» — ее типичное проявление.

Автор: Борис Хандусенко
Наше Дело

Региональная общественно-политическая газета. Свидетельство о гос. регистрации выдано управлением по делам прессы и информации Одесской областной госадминистрации, серия ОД N991 от 14.12.04 г.