Газета «Наше Дело»
новости, политика, экономика, история, скандалы, компромат
 
На сайте дизайн студии интерьеров тут можно посмотреть примеры выполненных дизайн работ.
о газете  подписка  контакты  форум  карта сайта 

Национальный герой Украины

«Состояние генерала Паскевича незначительно», — доносил накануне вторжения Наполеону в Париж французский военный атташе
«Состояние генерала Паскевича незначительно», — доносил накануне вторжения Наполеону в Париж французский военный атташе
Наместник Малороссии генерал-фельдмаршал Румянцев. Дед Паскевича — Иван Григорьевич — в чине бунчужного советника возглавлял его канцелярию
Наместник Малороссии генерал-фельдмаршал Румянцев. Дед Паскевича — Иван Григорьевич — в чине бунчужного советника возглавлял его канцелярию
Павел Первый. Паскевич после окончания пажеского корпуса получил назначение в гвардию и стал флигель-адъютантом самого императора
Павел Первый. Паскевич после окончания пажеского корпуса получил назначение в гвардию и стал флигель-адъютантом самого императора
Александр I всех любимцев отца задвинул куда подальше. И карьера Паскевича, не успев начаться, чуть было не оборвалась
Александр I всех любимцев отца задвинул куда подальше. И карьера Паскевича, не успев начаться, чуть было не оборвалась
Генерал Ермолов, с которым Паскевич познакомился и подружился в 1810 году в Киеве
Генерал Ермолов, с которым Паскевич познакомился и подружился в 1810 году в Киеве
Н.Раевский, к которому Паскевич был определен замом в 1812 году
Н.Раевский, к которому Паскевич был определен замом в 1812 году
Барклай де Толли. Он ждал французского наступления под Рудней на Витебской дороге, а Наполеон перешел Днепр под Оршей и шел всей армией на почти неприкрытый Смоленск
Барклай де Толли. Он ждал французского наступления под Рудней на Витебской дороге, а Наполеон перешел Днепр под Оршей и шел всей армией на почти неприкрытый Смоленск
Почти уничтожив попавшуюся на пути дивизию Неверовского, 15 августа французская армия подошла к Смоленску
Почти уничтожив попавшуюся на пути дивизию Неверовского, 15 августа французская армия подошла к Смоленску
Взятие Смоленска в тот момент означало отбрасывание русской армии к Петербургу, прерывание ее коммуникаций с Тулой, где был арсенал, и с Калугой, где были интендантские склады,  и вело к проигрышу войны
Взятие Смоленска в тот момент означало отбрасывание русской армии к Петербургу, прерывание ее коммуникаций с Тулой, где был арсенал, и с Калугой, где были интендантские склады, и вело к проигрышу войны
Главный удар по Смоленску наносил маршал Ней
Главный удар по Смоленску наносил маршал Ней
Под Бородино 26-я дивизия Паскевича опять на направлении главного удара. Она прикрывает Курганную высоту, позже вошедшую в историю как батарея Раевского
Под Бородино 26-я дивизия Паскевича опять на направлении главного удара. Она прикрывает Курганную высоту, позже вошедшую в историю как батарея Раевского
Денис Давыдов. Он командовал 2-м эскадроном в Ахтырском гусарском полку, приданном 26-й дивизии для усиления, и Паскевич был им очень недоволен. Пока тот не отправился партизанить
Денис Давыдов. Он командовал 2-м эскадроном в Ахтырском гусарском полку, приданном 26-й дивизии для усиления, и Паскевич был им очень недоволен. Пока тот не отправился партизанить
В конце компании в Вильно Кутузов представил Паскевича Александру Первому как лучшего командира дивизии в своей армии. Опала окончательно закончилась
В конце компании в Вильно Кутузов представил Паскевича Александру Первому как лучшего командира дивизии в своей армии. Опала окончательно закончилась
В Петербурге началась дружба Паскевича с Николаем Первым, который до конца своих дней называл его «отцом-командиром»
В Петербурге началась дружба Паскевича с Николаем Первым, который до конца своих дней называл его «отцом-командиром»
В 1826 году иранская армия Аббаса-Мирзы вторглась в пределы Российской империи
В 1826 году иранская армия Аббаса-Мирзы вторглась в пределы Российской империи
Миллион контрибуции послали выколачивать из Ирана назначенного послом Грибоедова. Тот переусердствовал и был разорван толпой
Миллион контрибуции послали выколачивать из Ирана назначенного послом Грибоедова. Тот переусердствовал и был разорван толпой
За Грибоедова заплатили уникальным алмазом
За Грибоедова заплатили уникальным алмазом
Карл Толь, начштаба Паскевича, скрыл от армии потерю командующего во время штурма Варшавы
Карл Толь, начштаба Паскевича, скрыл от армии потерю командующего во время штурма Варшавы

Любая национальная мифология подразумевает наличие национальных героев. Это если деятельность этих героев можно подогнать под мифологию. А если нельзя, то лучше героев не замечать — не дай Бог, они этой мифологии своим существованием еще и ущерб нанесут.

И что характерно, знакомясь с современной украинской мифологией, невооруженным глазом замечаешь, что из рассмотрения выпадает очень большой исторический промежуток в истории страны, а именно так называемый имперский период, когда Малороссия являлась составной частью Российской империи. Когда-то в Академии Генштаба был очень популярен анекдот, что советское военное искусство делится на два периода: до Климента Ефремовича и после. Так и на Украине герои рождались до присоединения к Российской империи и после этой самой империи.

Казацкое происхождение

Ну не рожала малороссийская земля героев в это время. Шевченко не в счет. Как-то одиноко он смотрится на общем фоне, да и не герой он, а скорее классик. Об этом никто и не спорит, а вот героев на его фоне как бы и не видно. Поэтому хочу исправить этот недостаток и рассказать об одном человеке, который, безо всякого сомнения, на героя тянет. Это во-первых. Я сам собирал по крупицам про него информацию много лет. Это во-вторых. И, наконец, самое главное. Удивительная жизнь этого человека опровергает кое-какие основополагающие постулаты современной украинской мифологии, столь усердно насаждаемые в настоящее время.

Я имею ввиду 45-го генерал-фельдмаршала русской армии Ивана Федоровича Паскевича. Приведу основные вехи его биографии, ибо как в советское время, так и сейчас они незаслуженно замалчиваются.

Родился в мае 1782 года в Полтаве. Дед Иван Григорьевич, в чине бунчужного советника возглавлял канцелярию наместника Малороссии генерал-фельдмаршала Румянцева и, видимо, не без протекции последнего направил внука в Пажеский корпус в Петербург. То, что Иван Григорьевич был крупным помещиком, о чем постоянно писали советские источники, вранье. Был он мелкопоместным дворянином, жившим на жалованье. Как потом и долгое время его великий внук. «Состояние генерала Паскевича незначительно», — доносил накануне вторжения Наполеону в Париж французский военный атташе. Да и само дворянское происхождение Паскевичей, скорее всего, выдумка, а вот то, что род они вели от сподвижника Хмельницкого Цалого Паська, несомненно. Не шляхетский это был род, а казацкий. Низкое происхождение не помешало Ивану с успехом закончить пажеский корпус и получить назначение в гвардию и флигель-адъютантом к самому Павлу Первому. Блестящее начало карьеры для небогатого малоросса, угнетаемого царскими властями. И протекции уже не было, Румянцев умер в 1796 году. Значит, все-таки не смотрело царское правительство на национальное происхождение своих офицеров. Другие критерии были важнее.

Но, не успев начаться, карьера чуть было не оборвалась. Павел через год был убит, а сменивший его Александр I всех любимцев отца задвинул куда подальше. Так и прозябал бы Паскевич в невеликих чинах, если бы не многочисленные войны, которые вела Российская империя. Только на поле боя оставался его шанс. Он представился в 1806 году, когда началась война с Турцией, куда и отправился гвардейский поручик Паскевич.

В 1809 году командир Витебского полка полковник Паскевич имел два георгиевских офицерских креста и пулевое ранение в голову. Впоследствии он станет одним из четырех полных георгиевских кавалеров, ну а в 1810 году, получив чин генерал-майора, он отправляется в Киев, формировать Орловский полк. Почему-то до сих пор многими считается, что в царской России в полку служили уроженцы одноименного города. Это не так. Орловский полк формировался на базе разного сброда, который ему «подарили» другие полки, и местных рекрутов. Там он познакомился и подружился с Ермоловым, которого также по делам службы командировали в Киев.

К началу войны 1812 года полк стал лучшим в 26-й пехотной дивизии, которой командовал Н.Н.Раевский и к которому Паскевич был определен замом. Перед самым началом кампании Раевский пошел на повышение, приняв 7-й корпус, а начальником 26-й дивизии стал Паскевич. Нельзя точно утверждать, почему получилось так, что именно 26-ю дивизию постоянно ставили на направление главного удара, но несомненно то, что и командир, и его солдаты всегда с честью выходили из всех переплетов, в которые они попадали.

Судьба не щадила Паскевича

Несколько раз он попадал в ситуации, когда от него зависела если не судьба России, то судьба компании и российских завоеваний точно.

Первый случай произошел под Смоленском. До этого 26-я дивизия успешно действовала под Салтановкой, и Раевский уделял ей меньше внимания, чем 12-й дивизии, считая, что начальство над 26-й в надежных руках. Смоленское сражение, казалось бы, многократно описанное, хранит в себе страшную тайну. До сих пор умалчивают, что Россия тогда была на грани военного поражения. Наполеон обманул Барклая де Толли. Тот ждал французского наступления под Рудней на Витебской дороге, а Наполеон перешел Днепр под Оршей и шел всей армией на почти неприкрытый Смоленск. Взятие Смоленска в тот момент означало отбрасывание русской армии к Петербургу, прерывание ее коммуникаций с Тулой, где был арсенал, и с Калугой, где были интендантские склады. К проигрышу войны, одним словом.

Почти уничтожив попавшуюся на пути дивизию Неверовского, 15 августа Наполеон подошел к Смоленску, где по счастливой случайности, а точнее, из-за бардака, царившего в русском штабе, остался корпус Раевского. Понимая, чем грозит потеря города, Раевский на военном совете решил драться до конца, чтобы дать Барклаю с Багратионом возможность вернуться в город, хотя имел под командованием всего 18000 против 180000 у Наполеона. В ночь на 16 августа 7-й корпус оставил предместья и занял позиции на крепостных стенах города. Авторство такого решения принадлежит именно Паскевичу, дивизию которого поставили на направление предполагаемого главного удара — Королевский бастион и прилегающую к нему часть стены.

В 6 утра начался штурм города. Главный удар наносил маршал Ней на Королевский бастион. Штурм был отбит, причем, когда в его ходе французы взяли бастион, Паскевич отбил его обратно, лично возглавив штыковую контратаку. Успешно действовала артиллерия 26-й дивизии на бастионе, которая была сведена в одну мощную батарею. Через три недели он повторит этот же прием под Бородино. А пока в 12 часов подошел Багратион, еще через 4 часа Барклай. Наполеон войну не выиграл.

Ночью корпус Дохтурова сменил корпус Раевского в городе и весь следующий день держался в нем. Про это написано много. Не умаляя достоинства Дохтурова и его солдат, стоит отметить, что цена неуспеха у него была несоизмеримо меньше, чем у Раевского с Паскевичем. Впоследствии Паскевич станет обладателем всех мыслимых и немыслимых наград Российской империи. За бой под Смоленском он не получит ничего!

Под Бородино 26-я дивизия опять на направлении главного удара. Она прикрывает Курганную высоту, позже вошедшую в историю как батарея Раевского. Всесильный фельдмаршал Паскевич, открывавший позже памятник на этом месте, наверное мог назвать батарею своим именем, но не сделал этого, храня уважение к памяти своего командира и учителя Н.Н.Раевского. Хотя в день сражения батарея называлась Шульманской по имени начальника артиллерии 26-й дивизии Густава Максимовича Шульмана. Но человек с такой фамилией дать имя национальной святыне не может.

Его имя не упомянул даже Лев Толстой в «Войне и мире», описав безымянного полковника как рябого человека с длинными ногами.

История Королевского бастиона повторилась под Бородино, только стала более трагичной. К 10 часам дивизия Паскевича перестала существовать. Она почти вся осталась лежать на Курганной высоте. В отчаянной штыковой контратаке с остатками дивизии Паскевич помог Ливенштерну отбить батарею. Позже эту контратаку Ермолов припишет себе, и они станут врагами на всю оставшуюся жизнь. Как и с ермоловским двоюродным братом Денисом Давыдовым. Тот командовал 2-м эскадроном в Ахтырском гусарском полку, приданном 26-й дивизии для усиления, и Паскевич был им очень недоволен. Пока тот не отправился партизанить. Позже обладавшие литературными дарованиями Давыдов и Ермолов «о...т» Паскевича, и их мемуары, до сих пор расходящиеся тысячными тиражами, продолжают формировать негативный образ этого замечательного человека!

Дальше был Малоярославец, Вязьма, Красный. И опять — на направлении главного удара! В конце компании в Вильно Кутузов представил Паскевича Александру Первому как лучшего командира дивизии в своей армии. Опала окончательно закончилась. На поле Лейпцигского сражения Александр лично произвел его в генерал-лейтенанты, а вскоре после войны Паскевич принял гвардейскую стрелковую дивизию, где под его начало попали младшие братья царя: Николай Павлович (будущий Николай Первый) и Михаил. Как Вам после этого миф об угнетении царизмом малороссов?

Перед этим, правда, Паскевич побывал в Смоленске, где его принимали как героя, где он познакомился с действительным статским советником Грибоедовым и женился на его дочери Елизавете. Брак был удачный, но надо сказать, что ничего и никого не боявшийся генерал жену побаивался. Простим ему это.

О службе его в Петербурге известно немного. Именно там началась его дружба с будущим Николаем Первым, который до конца своих дней называл Паскевича «отцом-командиром».

В 1824 году Паскевича перевели командиром гренадерского корпуса в Митаву, и он не был рядом с Николаем во время событий на Сенатской площади. В противном случае с мятежом было бы покончено гораздо раньше. Но в члены трибунала он попал. Как он там себя вел, неизвестно, но вот своего шурина Александра Грибоедова из Петропавловской крепости вытащил именно он. Не очень хотел, но жена надавила. Впоследствии тот «отплатит» своему благодетелю, изобразив его полковником Скалозубом. Впрочем, кто решил, что Скалозуб — отрицательный персонаж?

Русско-иранская война

В 1826 году началась Вторая русско-иранская война. Пользуясь тем, что Ермолов развязал войну с горцами и растянул войска от Анапы до Махачкалы, иранская армия Аббаса-Мирзы вторглась в пределы Российской империи. Азербайджанские ханства тут же перешли на его сторону, грузинские князья готовили восстание против Ермолова. Николай направляет Паскевича на Кавказ к Ермолову замом. Личные отношения тут ни к чему. Ермолов — талантливый администратор, царедворец и интриган, но не полководец. Тут нужен боевой генерал. Собрать войска Паскевич не успел. Армянские перебежчики сообщили о подходе 35-тысячной армии Аббаса-Мирзы. 13 сентября 1826 года 10-тысячный корпус Паскевича успел занять господствующие высоты у Елизаветполя (Гянджа). Канны у Аббаса не получились, хотя на флангах иранская кавалерия обратила казаков в бегство. Позже победу пытались приписать ставленникам Ермолова Мадатову и Вельяминову, но уж больно стиль схож с предыдущими успехами: сильные батареи на холмах и стремительная штыковая атака. Полчаса, и брошенные в прорыв Ширванский и Херсонский полки обращают иранскую армию в бегство. Цена победы велика. В случае неудачи российское господство в Закавказье рухнуло бы. Он должен был либо победить, либо умереть. Он победил. В течение месяца азербайджанские ханства были приведены к покорности, а трусливые грузинские князьки обцеловали ермоловские сапоги. Но дни Ермолова были сочтены. После Елизаветполя у Паскевича были все шансы поквитаться, и он их использовал. В 1827 году Паскевич стал главнокомандующим отдельным Кавказским корпусом. Дальше были взятие Эривани и освобождение Армении. Армяне чтят его память по сей день. В начале 1827 года армия вошла в Тебриз и начались мирные переговоры.

Паскевич был против мира. Он требовал добить Иран и расчленить его. Вот кто хотел обмыть сапоги в Индийском океане! Жириновский — жалкий плагиатор. Но царь не дал. Паскевич с помощью Грибоедова как мог затягивал переговоры и ждал момента, когда персы нарушат перемирие. Дождался-таки и выступил на Тегеран, но в Туркманчае армию настиг Обресков с приказом царя подписать мир, и мир был подписан. За Россию его подписали главнокомандующий Паскевич и замминистра иностранных дел Обресков, а отнюдь не Грибоедов, как считают многие. Иран обложили неподъемной контрибуцией в 20 млн. Из нее 1 млн. Паскевичу лично, что делало его одним из богатейших людей России. Помимо этого графский титул и орден Георгия 2-й степени. Пилюлю подсластили, но генерал все равно обиделся. Но он не знал того, что знал царь. Начиналась война с Турцией.

На войну с турками царь денег Паскевичу не дал. Предложил взять их у персов, которым поначалу 4 миллиона из 20 простили. Паскевич готовил войска на свои, ну а миллион послали выколачивать назначенного послом Грибоедова. Тот переусердствовал и был разорван толпой. После этого выяснилось, что у шаха, подставившего под контрибуцию свой народ, средства были. За Грибоедова заплатили уникальным алмазом.

Русско-турецкая война

Война с турками стала продолжением «звездного часа». Взяты Карс, Ахалкалаки, Ахалцых, разгромлена турецкая армия при Каинлах. И вот уже Эрзурум у ног Паскевича. Это поход описан Пушкиным, которого наш герой из своей армии попросту выгнал за опереточное катание под пулями. Он вообще ни с кем не считался. Брата всесильного Бенкендорфа он тоже выгнал, а декабриста Бурцева произвел в генералы. Смелый был человек и с волевым характером. По заключении мира он получает фельдмаршальский жезл и Георгия 1-й степени. Теперь их 4 полных Георгиевских кавалера: Кутузов, Барклай, Дибич и он.

Но судьба опять испытывает его предназначение. Польское восстание 1830 года. Фельдмаршал Дибич действует неудачно, несмотря на тактические успехи под Остроленкой и Гроховой. Запад готов признать независимость Польши. Результаты Венского конгресса для России под угрозой. В такой обстановке, после смерти от холеры Дибича, Паскевич принимает командование на Западе. Он меняет стратегический план ведения войны, форсирует Вислу севернее Варшавы и обходит ее с запада. Через 90 лет то же самое попробует сделать Тухачевский, но неудачно. Фланг забыл прикрыть. А Паскевич не забыл. Корпус Ридигера на Волыни не дал Ромарино ударить во фланг (обрусевшие немцы Ридигеры давно служат России, вот и Алексий II тоже Ридигер).

Штурм Варшавы назначен на 19-ю Бородинскую годовщину. Он шел без перерыва 36 часов! Сам Паскевич контужен ядром, и дело доводил до конца его начштаба Карл Толь, скрывший от армии потерю командующего. Варшава взята. Пушкин пишет свою знаменитую «Бородинскую годовщину», где много строк посвящено Паскевичу, рассматривавшему войну с поляками как продолжение 1812 года. Символично, что именно потомок соратника Хмельницкого довел его дело до конца — уничтожил польское государство. Царь назначает его наместником Польши с титулом князя Варшавского. Историческое возмездие свершилось. За все те унижения, которые претерпела от Польши Малороссия. И теперь на 25 лет малоросс будет управлять Польшей, как провинцией Великой Российской империи.

Крымская война

Блестящий жизненный путь имел трагический финал. В 1853 году началась Крымская война. На стороне Турции выступили Англия и Франция. Паскевич назначен командовать Дунайской армией. Как всегда блестящее начало, Валахия занята, Дунай форсирован, осаждена Силистрия. Но что дальше? Он медлит, не отдает приказа на штурм. Потом его обвинят в утрате полководческого дарования, чуть ли не в трусости. Но он знал то, чего не знал Николай I. В случае успеха штурма к союзникам присоединялась Австрия. А это уже предвещало полный военный разгром. Он должен был предотвратить его, и он сделал это, пусть ценой собственной репутации. Штурма не было. Австрия выдвинула ультиматум, и русская армия отошла за реку Прут. Теперь Паскевич опять в Варшаве, с армией, которая стоит в готовности №1 на австрийской границе. Франц-Иосиф боится Паскевича, нападения не произошло. Но и лучшие русские части не ушли в Крым.

Война проиграна. Узнав о тяжелых условиях Парижского мира, фельдмаршал Паскевич, патриот России, получил удар и скончался. Ему было 74 года. Вскоре не вынесла разлуки и умерла его жена.

Рассматривая современные украинские мифы, не возможно не увидеть, что жизненный путь Паскевича в них, мягко говоря, не укладывается. Очевидно следующее:

  1. Угнетения малороссов в Российской империи не было. Православное население Малороссии пользовалось теми же правами, что и так называемые великороссы; для них действовали те же правила игры;
  2. Российская элита охотно включала в себя достойных представителей Малороссии;
  3. Малороссы было «соучредителями» великой Российской империи, не щадили своих сил для ее укрепления и были одним из государствообразующих народов;
  4. Настоящего величия малороссы достигали именно тогда, когда служили империи, которая помогала им достигать заслуженный высот, выдвигала на высшие государственные и военные посты;
  5. Если и выбирать среди уроженцев Малороссии главного полководца за всю известную историю, то никто, даже Хмельницкий и Сагайдачный, не в состоянии, по совокупности содеянного, соперничать с 45-м фельдмаршалом русской армии.

Путь, пройденный И.Ф. Паскевичем, уникален, но в целом типичен. Среди русских военачальников было множество уроженцев Малороссии. Широко известны имена Котляревского, выигравшего 1-ю русско-иранскую войну, героев 1812 года Неверовского, Жураковского, Раевского, фельдмаршала Гурко и многих, многих других. И вся их жизнь только дополняет сказанное выше.

Автор: Пармен Посохов
Наше Дело

Региональная общественно-политическая газета. Свидетельство о гос. регистрации выдано управлением по делам прессы и информации Одесской областной госадминистрации, серия ОД N991 от 14.12.04 г.