Газета «Наше Дело»
новости, политика, экономика, история, скандалы, компромат
 
о газете  подписка  контакты  форум  карта сайта 

«Европейская гиена»

Пакт Молотова-Риббентропа стал четвертым и последним разделом Польши, страны, которая сыграла огромную роль не только в становлении нашего государства, но и нашей нации
Пакт Молотова-Риббентропа стал четвертым и последним разделом Польши, страны, которая сыграла огромную роль не только в становлении нашего государства, но и нашей нации

Европейская гиена — такое прозвище Польша «заработала» в 20-30-х годах у многих авторитетных западных историков. В советской историографии эта метафора не прижилась. Восстановленное Советским Союзом Польское государство входило в число стран соцлагеря. Называть своего союзника подобными прозвищами, согласитесь, было бы крайне некорректно. В постсоветский период, когда Польша была назначена эталоном демократии и успешности для бывших советских республик, гиений образ также оказался неприменим. Насколько справедливо такое сравнение, можно судить, немного ознакомившись с непродолжительной историей существования Польши между двумя мировыми войнами.

Версальское недоразумение

После 150 лет исторического небытия Англия, Франция и США (Антанта), вышедшие победителями в Первой мировой войне, восстановили Польское государство на руинах трех империй – Германской, Австрийской и Российской. Сначала большевики подарили независимость части Польши, входившей в состав Российской Империи, после этого Антанта нарезала полякам куски бывших германских и австрийских территорий. В обход договоренностей с Антантой Польша тут же расширила свои границы за счет агонизирующей Германии и вновь созданных Чехословакии и Литвы. Западные покровители, немного поворчав, признали эту самодеятельность молодого государства.

В 1920 году при пособничестве Петлюры Польша вторглась в раздираемую гражданской войной Советскую Украину. Без особого сопротивления поляки оккупировали украинское правобережье, включая Киев. Полгода спустя большевики вытеснили назойливую соседку, но в свою очередь потерпели разгромное поражение на территории самой Польши. В конце концов полякам отошли территории Западной Украины и части Белоруссии, ранее закрепленные европейскими договорами за Россией. Таким образом, в составе восстановленного Польского государства лишь 60% населения оказалось поляками, а остальные 40% составили так называемые национальные меньшинства – 8 млн. украинцев и 3 млн. белорусов.

На протяжении 20 лет правительство Польши подвергало непольское население республики национальной, религиозной и экономической дискриминации. Уже после гибели Польши в 1939 году нарком иностранных дел СССР Молотов назовет ее «уродливым детищем Версальского договора, жившим за счет угнетения непольских национальностей».

Традиционная политика

Тактика отбирания земель у ослабевших соседей, которая принесла полякам успех при создании государства, в 20-30-х годах стала основой польской внешней деятельности и известна под именем «традиционной политики». К примеру, в январе 1933 года польский диктатор Пилсудский предлагал Франции и Англии напасть на тогда еще безоружную Германию. Несомненно, польская верхушка надеялась вновь поживиться за счет поверженного соседа. Этот план в жизнь воплотить не удалось.

Звездный час Польши настал в 1938 году. Германия потребовала передачи в состав Рейха Судетской области Чехословакии, население которой было преимущественно немецким. Чешское правительство обратилось за помощью к своим союзникам – Франции и СССР. Согласно договору Советский Союз обязался выступить на помощь Чехословакии в случае, если ей будет оказана помощь со стороны Франции, а Польша предоставит возможность прохода войск через свою территорию. Выполняя союзнический долг, СССР привел в боевую готовность части двух военных округов общим составом до сорока дивизий. Однако поляки наотрез отказалась пропускать советские части на помощь чехам. Франция, видя неуступчивость «нейтральной» Польши и не желая в одиночку защищать своего союзника, отказалась от своих обязательств. Фактически Англия и Франция стали на сторону Гитлера и потребовали от чехов удовлетворить немецкие претензии. Именно позиция Польши лишила Чехословакию союзников и способствовала ее разделу. 29 сентября на конференции в Мюнхене с участием Англии, Франции, Италии и Германии было принято решение об отторжении Судетов в пользу Германии. Эта конференция вошла в отечественную историографию как «Мюнхенский сговор». Накануне «сговора» министр иностранных дел Польши Юзеф Бек через своего посла в Германии докладывал Гитлеру о проделанной дипломатической работе:

«1. Правительство Польской Республики констатирует, что оно парализовало возможность интервенции Советов в чешском вопросе;

2. В течение прошлого года польское правительство четыре раза отвергало предложение присоединиться к международному вмешательству в защиту Чехословакии;

3. Непосредственные претензии Польши по данному вопросу ограничиваются районом Тешинской Силезии».

Естественно, что поляки содействовали немцам не из братских побуждений. 30 сентября Польша выдвинула Чехословакии ультиматум и оккупировала Тешинскую область, в которой тогда проживало 156 тыс. чехов и 77 тыс. поляков. Тут Польше удалось обскакать даже немцев, которые в отличие от своих польских товарищей действовали, предварительно сговорившись с тогдашней «мировой общественностью». Вновь повторилась та же самодеятельность, что и при создании Польской Республики. Вновь, как и десятью годами ранее, Франция и Англия были вынуждены признать польские новоприобретения. Нацистское руководство не жалело комплиментов в адрес своих польских партнеров.

Грезы об Украине

Для такого великого государства, каким мнила себя в 1938 году Польша, небольшая Тешинская область была только разминкой. Взоры польских вождей устремились в сторону Украины. 26 января 1939 года, во время встречи со своим коллегой Риббентропом, Юзеф Бек прямо заявил, что «Польша претендует на Советскую Украину и на выход к Черному морю». Еще ранее во время своего визита в Берлин Бек хвастался, что в 1920 году поляки уже были в Киеве и что в польском народе живо стремление вернуться туда вновь. Тогда же внешнеполитические ведомства двух стран обговаривали возможность заключения военного союза и возможный совместный поход на Советскую Украину.

Тема отторжения Украины от СССР была среди европейских политиков и журналистов очень популярна зимой 1938-39 годов. Вручив Гитлеру Чехословакию, западные демократии получили от нацистов гарантии, что Судетской областью интересы Рейха в Европе исчерпаны. Европейская элита пребывала в твердой уверенности, что теперь уж точно начнется многообещающий Гитлером «Поход на Восток».

Предполагалось, что отторжение Украины пройдет по той же схеме, что и в случае с Судетами: сначала провоцируется сепаратистское движение, далее выдвигается лозунг «самоопределения», затем путем военной угрозы Германия требует освободить страждущий украинский народ, а тем временем «мировая общественность» дружно поддакивает.

В качестве «зародыша» сепаратизма немцы планировали использовать пронацистскую Организацию украинских националистов, реальную популярность которой в Украине они тогда сильно переоценивали. Будущее показало, что вместо удара в спину ненавистным большевикам Украина дала Красной Армии около 5 миллионов бойцов. Вероятно, Польша в этой схеме должна была выступить в качестве традиционного защитника интересов украинского народа, а также предоставить свою территорию для прохода немецких частей к территории СССР. Хотя европейцы были всерьез уверены в реализуемости подобного плана, для немцев это были лишь наброски. Англичане и французы недостаточно внимательно читали «Майн кампф».

Накануне последнего похода

В своем главном теоретическом труде Адольф Гитлер заявлял, что прежде, чем начать завоевание жизненного пространства на Востоке, вначале необходимо обезвредить Францию и лишить Англию всякого влияния на континенте. Весной 1939 года Германия в обход договоренностей оккупировала остатки Чехословакии, отторгла от Литвы Меммельскую область и диктатом подчинила себе экономику Румынии. В марте того же года Гитлер расторгает пакт о ненападении с Польшей и выдвигает теперь уже к ней территориальные претензии (правда, очень ограниченные). Поход на Украину откладывается. Западные политики не скрывают своего «разочарования» в Гитлере.

Понимая, что Рейх становится абсолютно неуправляем, западные державы обращаются за помощью к СССР. Правда, очень своеобразно. В апреле 1939 года англичане предлагают СССР подписать договор, из которого следовало, что в случае, если Германия нападет на Францию, Польшу или Англию, СССР обязуется оказать им военную помощь. В случае, если же Германия (либо Германия в союзе с Польшей) нападет на СССР, то Франция или Англия помогать СССР не обязуются. Такой договор стал бы своеобразной перестраховкой для европейцев и окончательно подтолкнул бы нацистов к вторжению в Советский Союз по пути наименьшего сопротивления.

Естественно, что правительство СССР прекрасно понимало подобный замысел и настаивало на обеспечении взаимных военных гарантий. Когда стало очевидно, что односторонний формат документа Советским Союзом подписан не будет, англичане принялись всячески затягивать переговоры. Расчет был на то, что Гитлер все же решится в первую очередь разделаться с Россией, пока она на тех или иных условиях не примкнула к антигерманской коалиции западных государств. Параллельно англичане вели тайные переговоры с Берлином о подписании договора о ненападении, который дал бы им возможность отказаться от союзнических гарантий, данных Польше.

Позиция Польши весной-летом 1939 года была практически идентичной той, которую она занимала осенью 1938 года. Польскому правительству, которое тесно сотрудничало с Германией при разделе Чехословакии, было прекрасно известно, что, предъявляя Праге ультиматум, Гитлер блефовал. Если бы целостность Чехословакии была гарантирована Францией и СССР, немцы не посмели бы напасть. Поляки были уверены, что, выдвигая ультиматум Польше, которая в отличие от чехов сумела заручиться четкими гарантиями со стороны западных держав, Гитлер также блефует. Немцы не посмеют выступить против оборонного блока Франции, Англии и Польши, значительно превосходивших тогдашнюю Германию, как по населению, так и по военному потенциалу.

Польскому руководству представлялось, что, как и в случае с Чехословакией, следует всеми мерами предотвратить участие СССР в европейской системе безопасности и оставить Советский Союз, в то время считавшийся слабым государством, наедине с немцами. С одной стороны будет мощный англо-франко-польский блок, с другой — одинокий СССР. Уверенности, что немцы выберут именно «советы», полякам придавал уже начавшийся военный конфликт Японии (немецкого союзника) и СССР. Кроме того, начиная с осени 1937 года, Гитлер настойчиво повторял, что экспансия в «русское пространство» осуществится в обход Польши через страны Балтии. Дальше все стало бы уже делом техники. Польша не упустила бы возможности поживиться за счет побежденной стороны. Типичный маневр для «традиционный политики».

Но поляки жестоко ошиблись. Гитлер уже не верил в то, что Франция и Англия станут выполнять свои союзнические обязательства. После прихода нацистов к власти бывшая Антанта спускала с рук немцам любые нарушения Версальского договора. Весной 1939 года Франция и Англия окончательно отказались от своих сентябрьских гарантий Чехословакии, потом от гарантий Литве, после закрыли глаза на подчинение Румынии — авторитет западных демократий рухнул. Гитлер не верил, что союзники вступят в войну из-за поляков.

Перед «Походом на Восток» немцы решают привести в исполнение первую часть своей теории о жизненном пространстве — сокрушить Францию и избавиться от английского агента влияния — Польши. В августе 1939 года немцы предлагают СССР подписать договор о ненападении. Убедившись в лицемерии англо-польской дипломатии, СССР соглашается. Советское правительство решает остаться в стороне от европейских разборок и выиграть время для проведения модернизации Красной Армии. В сентябре 1939 года Германия в недельный срок разметала мнившую себя великим государством Польшу. В июне 1940 немцы сокрушили сильнейшее государство континента — Францию. До последнего «Похода на Восток» оставался один год.

Автор: Денис Селезнев
Наше Дело

Региональная общественно-политическая газета. Свидетельство о гос. регистрации выдано управлением по делам прессы и информации Одесской областной госадминистрации, серия ОД N991 от 14.12.04 г.