Газета «Наше Дело»
новости, политика, экономика, история, скандалы, компромат
 
Зимние игры и развлечения дети.
о газете  подписка  контакты  форум  карта сайта 

Галичина — заложница УССР

Создавая Украину/УССР, Ленин и Сталин смикшировали этнических украинцев (Киевская, Полтавская, Черниговская, Екатеринославкая губернии) с пролетариями (Донецко-Криворожская республика и Харьковская губерния) и с интернациональными потомками переселенцев (Новороссия и Одесса)
Создавая Украину/УССР, Ленин и Сталин смикшировали этнических украинцев (Киевская, Полтавская, Черниговская, Екатеринославкая губернии) с пролетариями (Донецко-Криворожская республика и Харьковская губерния) и с интернациональными потомками переселенцев (Новороссия и Одесса)

Каждый социологический опрос на тему геополитических предпочтений граждан Украины показывает, что наибольшее количество украинских еврооптимистов проживает в Галичине.

Большая часть галичан убеждена, что стратегическая цель Украины — вступление в Евросоюз. Но их трагедия состоит в том, что остальные украинцы, большинство, являются евроскептиками.

Почему большинство граждан Украины не разделяет европейские ценности, в то время как абсолютное большинство галичан являются убежденными еврооптимистами? Разобраться в мировоззренческих различиях галичан-негаличан в вопросах евроинтеграции можно только в рамках историко-философского подхода. Только таким образом можно вырваться за пределы пропагандистских клише о «бандеровцах» и «совках».

Более того, историко-философский подход поможет и в построении более адекватных российско-украинских отношений, и прекратит спекуляции вокруг «русофобской Галичины».

Рожденные в СССР

Большевистские проектировщики (Ленин и политбюро) и коммунистические практики (Сталин) столкнулись с серьезной задачей: нужно было создать конфедерацию, с централизованной системой управления и контроля.

Для этого нужно было не только уничтожить центробежные силы, но и создать принципиально новое общество. Так появился СССР: 15 вертикально интегрированных субъектов конфедерации, где власть может осуществлять прямое управление вплоть до уровня ЖЭКа на китайской границе.

Идеологически проект назывался «построением советского общества» и «формированием советского человека». Фактически Ленин и Сталин пошли по пути Гогенцоллернов и Бисмарка, создавших Германию и немцев путем интегрирования германских государств и этносов в Пруссию.

Очевидно, не последнюю роль в выборе проекта сыграло то, что русская версия марксизма выросла из гегельянства и немецкой классической философии.

Концепция «советского общества» такова: создание новых этносов (советские украинцы, советские белорусы, советские казахи, etc), проживающих в границах новых государств, «намертво» интегрированных в сверхгосударство СССР/Россию.

Для различия назовем этот проект «сверхинтеграцией». Этот проект и специально организованная деятельность по его реализации имели и свой специфический продукт инновационного характера — человеческая общность — советский народ.

Главным результатом деятельности проектировщиков являлось образование советского человека. И только потом, с гораздо меньшим значением, этот человек был украинцем, казахом или белорусом.

Украина/УССР была одним из самых значимых и самых успешных примеров реализации проекта образования таких субъектов СССР/России. Причем сверхинтеграция проводилась на многих уровнях.

Производственном: весь экономический комплекс Украины/УССР был включен в производственную цепочку СССР/России.

Ресурсном: и промышленность, и атомная энергетика, и вооруженные силы, и жилищно-коммунальное хозяйство Украины/УССР были созданы с тем расчетом, чтобы они не могли существовать без энергоносителей, добываемых в основном в СССР/России.

Этническом: и Ленин, и Сталин понимали, что Украина (в границах периода Российской империи) всегда будет стремиться к суверенитету. Это стало очевидным после возникновения УНР.

Поэтому, создавая Украину/УССР, Ленин и Сталин смикшировали этнических украинцев (Киевская, Полтавская, Черниговская, Екатеринославкая губернии) с пролетариями (Донецко-Криворожская республика и Харьковская губерния) и с интернациональными потомками переселенцев (Новороссия и Одесса).

Социальном: реализовав проекты «индустриализация» и голодомор, репрессии, советской власти удалось построить социально монолитное, внеклассовое общество советских украинцев.

В результате реализации проекта «сверхинтеграции» была разрушена сама возможность создания и развития украинской этнической идентичности и создана альтернативная — советские украинцы. И новая страна — УССР.

Необходимо отдать должное высокому качеству проектирования. Все формальные риски срыва проекта на национальной почве были учтены. Украинский язык стал вторым государственным, в школах его обязательно изучали все жители Украины/УССР.

Количество учебников, книг, газет, журналов на украинском языке превосходило теперешнее.

С появлением телевидения был создан украиноязычный канал, а региональные студии вещали только на украинском. Этноукраинская, украиноговорящая элита была интегрирована в советскую элиту. Поэтому житель Украины легко мог быть украинцем по всем признакам, но при одном значимом условии — он должен был быть СОВЕТСКИМ украинцем.

«Евроукраинская» (не советская) идентичность

В 1939 году Галичина внезапно оказалась в составе УССР, и советская пропаганда назвала это «воссоединением Украины». На самом деле это была «оккупация Галичины Советским Союзом». Иначе как объяснить партизанскую борьбу галичан против советской власти? Равно как организованные советской властью массовые депортации галичан.

Советская пропаганда называла оккупацию «борьбой с буржуазно-националистическими элементами». И, нужно сказать, такое описание во многом соответствовало действительности. Галичина, на момент оккупации, представляла собой общество западноевропейского образца, соответствующее многоукладной экономике региона.

Разуметься, галичане сопротивлялись поглощению. Отцы и деды сегодняшних галичан боролись не за возможность говорить, читать и писать на украинском языке — это все у них было в рамках Украины/УССР. Они боролись против «осовечивания».

Сталиным был выбран проект полного искоренения идентичности «евроукраинца» и превращение его в «советского украинца». Поэтому, в отличие от стран Балтии, Галичина не стала отдельным субъектом СССР как, например Эстония, Литва, Латвия. Советское украинское большинство должно было ассимилировать и полностью «переварить» галичан.

Смерть Сталина в 1953 году привела к тому, что проект уничтожения «евро-украинской» идентичности и переформатирование Галичины в общество советского типа перешел в экстенсивную фазу. К середине 70-х советская власть и вовсе посчитала, что галичане полностью ассимилировались и, фактически, закрыла проект.

Таким образом, галичанам (как и прибалтам) удалось сохранить свою идентичность. А сразу после развала СССР приступить к восстановлению общества западноевропейского типа. В Украине/УССР, напротив, никто не стремился разрушить устои советского общества.

Произошли лишь некоторые изменения, продиктованные экономическими новациями: бывшая компартийная элита превратилась в класс крупных собственников-олигархов.

Экономический коллапс начала 90-х в Украине/УССР привел к перераспределению собственности. А в Галичине кризис окончился разрушением рудиментов советской промышленности.

Теперь экономика Галичины не привязана к российским энергоносителям. Галичане, не будучи «советскими украинцами», не испытывают симпатий к «славянскому братству», а тем более к Владимиру Путину.

Евротрагедия Галичины

Итак, Галичина, в отличие Украины/УССР, не была сверхинтегрирована в Россию/СССР. Поэтому интегрироваться в другой проект, Евросоюз, Галичина может. Но, к сожалению, галичане оказались заложниками воли советских украинцев.

Увы, нынешняя Украина/УССР не сможет интегрироваться в ЕС по ряду причин:

Экономически: экономика Украины/УССР, намертво привязана к России/СССР и не сможет существовать в рамках Евросоюза.

Поэтому для вступления в ЕС необходимо коренным образом трансформировать экономику страны, на что никогда не пойдут нынешние собственники — украинские олигархи.

Ментально: абсолютное большинство граждан нынешней Украины — советские украинцы, которые видят будущее страны в построении интеграционных проектов на постсоветском пространстве.

Именно эту ситуацию и демонстрируют соцопросы и результаты выборов. Галичина каждый раз оказывается заложником настроений «советских украинцев».

Галичина может (а галичане хотят) участвовать в интеграционных проектах в рамках Евросоюза, но вынуждена двигаться в рамках стратегии Украины/УССР.

Центральная власть постсоветской Украины/УССР понимала обреченность Галичины, и в ответ был создан миф о ее «исторической миссии». Согласно этому мифу, задача галичан состоит в превращении Украины/УССР в действительно украинскую Украину.

А галицкая элита, вместо того чтобы использовать собственное региональные преимущества и бороться за субъектность Галичины, занялась заведомо невыполнимыми культурно-просветительскими задачами.

Но если СССР-УССР не смогли ассимилировать Галичину, то цель, стоящая перед Галичиной — ассимилировать всю советскую Украину — явно невыполнима. Галичина исторически и генетически является частью другой системы, юридически оформляющейся сейчас в Европейский Союз. А Украина/УССР к этой системе не имеет никакого отношения.

Поэтому попытка реформации другой системы за счет сверхэксплуатации своей европейской идентичности приводит лишь к разрушению этой идентичности.

Политическая элита Галичины вынуждена либо обслуживать чужие политические, партийные и бизнеспроекты, превращаясь в наемных менеджеров, либо скатываться в маргинес. Одновременно с этим галицкую идентичность цинично используют мимикрирующие под евроукраинцев политики.

Другими словами, в то время, когда в стране проходила трансформация вчерашних коммунистов в крупных собственников и модернизация советского проекта, галицкая элита надеялась изменить Украину/УССР и реализовать проект евроинтеграции для всей страны.

Ко всему прочему, проевропейские настроения галичан всегда использовались центральной властью Украины/УССР в период выборов. Наиболее масштабная манипуляция состоялась в период оранжевой революции, когда Виктор Ющенко обещал галичанам скорое и гарантированное вступление в Евросоюз.

После пополнения ЕС Болгарией и Румынией, стран с аналогичным Галичине уровнем развития, центрально-украинской элите будет сложно ответить на вопрос галичанина: «Почему Украина не вступила и никогда не сможет вступить в Евросоюз?»

А галицкой элите, в свою очередь, предстоит сложный процесс постановки собственных исторических целей и соотнесение этих целей со спецификой Украины/УССР и Евросоюза. И понимания того, что Галичина продолжает оставаться в заложниках советской Украины. Как это было спроектировано еще в 1939 году.

Автор: Семен Уралов, Дмитрий Куликов
Наше Дело

Региональная общественно-политическая газета. Свидетельство о гос. регистрации выдано управлением по делам прессы и информации Одесской областной госадминистрации, серия ОД N991 от 14.12.04 г.