Газета «Наше Дело»
новости, политика, экономика, история, скандалы, компромат
 
Выбор в spa салоне я на спа со скидкой.
о газете  подписка  контакты  форум  карта сайта 

Почему Россия продала Аляску американцам?

Подписание соглашения о продаже Аляски. С картины художника Эммануэля Лейце
Подписание соглашения о продаже Аляски. С картины художника Эммануэля Лейце
Чеки, использовавшиеся для покупки Аляски
Чеки, использовавшиеся для покупки Аляски
Александр II
Александр II

На Аляску весть о продаже пришла лишь в мае 1867-го, что стало полной неожиданностью для главного правителя Русской Америки Д.П. Максутова. Что же это было? Политическая близорукость или государственная измена? Сделка по продаже Аляски была выгодна определённому кругу лиц во власти при царе Александре II. В издательстве «Алгоритм» вышла книга Ивана Миронова, подозреваемого в покушении на главу РАО ЕС России Анатолия Чубайса. Сегодня 27-летний Иван содержится под стражей. Однако первая книга Миронова не о днях сегодняшних. В основу «Роковой сделки» легла его кандидатская диссертация. Главный вопрос, которым задаётся автор: «Кому было выгодно продать Аляску?»

Факты, которые приводит писатель, показывают, что довольно большая часть денег, уплаченных за Аляску, разошлась по карманам частных лиц!

Против русских индейцам давали пушки

Сделка обосновывалась стремлением России укрепить дружественные отношения с США, в ту пору основного союзника русского правительства в мировой политике. Продажа Аляски американцам усилила бы нарастание англо-американских противоречий. Таковы были официальные доводы, которые и легли в основу сделки.

Очевидец событий Д.И. Завалишин, участвовавший в 1822—1824 годах в кругосветном плавании под командованием М.П. Лазарева, отмечал, что Соединенные Штаты ведут на Аляске настоящую войну против России. Американцы прямо заявляли о том, что не успокоятся до тех пор, пока северная часть Тихого океана не «сделается исключительно нашим морем». Для достижения этой цели в ход шли и контрабанда, и натравливание на русские форты индейцев, которым поставлялась даже артиллерия.

В 1849 году в американских газетах началась кампания «Русская Америка — наши тихоокеанские владения». Вскоре за реализацию высказанной идеи взялись политики. Особенно отличился на этом поприще один из лидеров республиканской партии, В. Сьюард. В США сразу же началось широкое обсуждение намечавшегося приобретения. Большинство газет справедливо отметило колоссальную ценность Аляски.

Но некоторые издания выступили против. Причины были разными. Редактор нью-йоркской «Трибуны» Грили, к примеру, питал личную неприязнь к В. Сьюарду. Существенное влияние на стремление США купить Аляску оказала предвыборная кампания, проходившая в ряде штатов. Некоторые политики в погоне за голосами избирателей начали трогательно заботиться о кошельках налогоплательщиков и выступать против покупки. Вот эти-то выступления позднее и породили легенды о нежелании США забирать Русскую Америку. Шумели в Сенате: «Платим деньги за ящик со льдом», «глупость Сьюарда». А в конгрессе и вовсе дело застопорилось. Пришлось давать взятки. Но не Сьюард давал, а русский посланник в Вашингтоне — барон Э.А. Стекль, опасавшийся срыва сделки. Давал редакторам за поддержку в газетах, политикам за речи в конгрессе. Больше 100 тыс. долл. было списано Петербургом по тайной статье расходов — «на дела, известные императору». 25 тыс. долл. было пожаловано посланнику за труды.

9 апреля договор об уступке был ратифицирован в конгрессе почти единогласно. Через несколько дней договор ратифицировал российский император. 20 июня 1867 г. после обмена ратификационными грамотами договор вступил в силу. Сделка состоялась. На Аляску весть о продаже пришла лишь в мае 1867-го, что стало полной неожиданностью для главного правителя Русской Америки Д.П. Максутова.

Странные торговцы

Договор о продаже не был широко обнародован, текст его опубликовали только год спустя на французском языке в закрытом издании. Официальных комментариев, объяснявших причины добровольного отказа от своих территорий, российское правительство также не давало.

В апреле 1857 года в докладной записке правителя русских колоний в Америке адмирала Ф.П. Врангеля указывалась сумма, которую следовало запросить за колонии, — 20 млн. руб. плюс 7.442.800 руб. Последняя сумма должна была быть разделена между акционерами Российско-Американской компании (РАК) и правительством. В 20 млн. руб. правитель колоний оценивал только недвижимое имущество РАК: земли, строения, корабли и пр., не беря в расчет богатства Аляски. Но в итоге Аляска и Алеуты были проданы за 7,2 млн. долл. золотом, то есть приблизительно за 11 млн. руб., а казна получила вообще менее 10 млн. руб.

Забыв святой купеческий принцип «денежки вперед», составители договора о продаже Аляски при всей своей торопливости предусмотрели десятимесячную отсрочку в уплате денег. В начале июля 1867 года президент Джонсон направил документ конгрессу для принятия решений по расчету с Россией. Но если ранее договор прошёл на ура, то теперь энтузиазма было значительно меньше. Рассмотрение перенесли на осень. А местные газеты осудили намерения русского царя истребовать у Америки деньги.

Взятки в конгрессе и исчезновение барона

В качестве повода для проволочек было избрано так называемое «дело Перкинса». Еще в Крымскую войну некий Перкинс якобы устно договорился с российским послом о поставке в Россию пороха. Он намеревался поставить еще и партию ружей. Война закончилась. Ни пороха, ни ружей Россия так и не увидела. В 1858 году Перкинс решил поправить свои пошатнувшиеся дела и обратился в Верховный Суд США с иском к царскому правительству. Он пытался доказать, что будто бы в ходе подготовки своих прожектов понес гигантские издержки. Россия категорически отвергла домогательства дельца. Суд отклонил его иск и оценил ущерб в 200 долл. Тогда же эта сумма была ему и выдана за счет американской казны. Но в 1867 году предприимчивая вдова Перкинса оценила убытки уже в 800 тыс. долл. Значительная часть этих денег была обещана конгрессменам в качестве вознаграждения. И колеса законодательной машины завертелись. Избранники народа начали протаскивать идею о включении «российского долга» в счет уплаты за Аляску.

И перепуганное российское правительство согласилось с мошенническими предложениями. Э.А. Стеклю была предоставлена полная свобода действий.

Щедроты российского посла погасили патриотические замыслы американских политиков. 27 июля 1868 года, с более чем трехмесячной просрочкой, решение о выделении средств было принято. Россия из обещанных 7 млн. 200 тыс. долл. получила только 7 млн. 35 тыс. Какая-то часть денег осела в карманах политиков и деятелей прессы. Сколько осталось у Стекля, можно только догадываться. Интересный документ в связи с этим обнаружен в фонде Российско-Американской компании. Это приказ «Об отправке комиссара для передачи правительству Северо-Американских Соединенных Штатов колоний наших в Америке» за подписью М.Х. Рейтерна от 13 июля 1867 года, где пятым пунктом значится выделение Стеклю 100 тыс. долл. на реализацию договора по продаже Аляски: «На расходы по приведению в исполнение Трактата открыть чрезвычайному Посланнику и Полномочному Министру нашему в Вашингтоне кредит в сто тысяч (100.000) долларов».

Официальный рапорт Стекля о произведенных тратах из российских архивов исчез, хотя и другие бумаги посланника особенного доверия не внушают. Известно лишь то, что барон после завершения сделки сразу ушел в отставку и исчез в неизвестном направлении. Историкам так и не удалось проследить его дальнейшую судьбу.

Навязчивые покупатели

Заполучив Аляску, американцы захотели большего. Сьюард превратился из сердечного друга в сурового диктатора. Он потребовал ни много, ни мало, как дозволения хозяйничать уже и на побережье Дальнего Востока и тихоокеанских островов. В случае отказа госсекретарь грозил всяческими бедами.

Российский консул в Сан-Франциско К.Р. Остен-Сакен заметил, что «даже Китай», потерпевший поражение в опиумной войне, не принимал подобных условий. Приблизившись к нашим азиатским владениям, американцы усилили грабеж природных богатств Курильских и Командорских островов, Дальнего Boстока. Американские бизнесмены игнорировали международное право. Так один из них, некто Пфлюгер, поднял американский флаг на острове Беринга, как на «завоеванной земле». Родной брат Пфлюгера был российским консулом в Гонолулу, и «завоеватель» вполне мог рассчитывать на безнаказанность...

Итак, «Договор, заключенный между Россией и Северо-Американскими Соединенными Штатами в Вашингтоне 18 (30) апреля 1867 г. об уступке Российских Северо-Американских колоний» противоречил внешнеполитическим интересам Российского государства.

Государственная измена?

А между тем не столько залежи золота, минеральные ископаемые, изобилие ценных пород зверя и рыбы, иными словами, «золотое дно» русских колоний интересовали Соединенные Штаты. Аляска нужна была США для установления господства на континенте, и вместе с тем для обретения важнейших стратегических позиций на Тихом океане. В результате это привело к ослаблению позиций Англии в регионе, чего, собственно, и добивалась тогда Россия. Но одновременно с продажей Аляски оказалась подорванной геополитическая безопасность самой Российской империи.

Да и сами покупатели русских колоний не скрывали, что после приобретения Русской Америки они пойдут дальше. Так, председатель комиссии по иностранным делам палаты представителей Н. Бэнкс называл Аляску «ключом» к Тихому океану, он заявлял, что с приобретением Аляски и Алеутских островов Берингово море сделается «американским морем». Госсекретарь Сьюард в Бостоне накануне подписания договора о продаже Аляски заявил: «Дайте мне еще пятьдесят, сорок, тридцать лет жизни, и я обещаю вам во владение весь американский континент и контроль над всем миром».

Но правительство Александра II и сам император до конца слепо верили в «твердую дружбу» с Америкой: летом 1869 года новому посланнику России в США К.Г. Катакази Александр II сказал: «Ваши инструкции очень кратки и определенны. Вы должны постоянно помнить, что наш лучший друг — американский народ».

Автор: Иван Миронов
Наше Дело

Региональная общественно-политическая газета. Свидетельство о гос. регистрации выдано управлением по делам прессы и информации Одесской областной госадминистрации, серия ОД N991 от 14.12.04 г.