Газета «Наше Дело»
новости, политика, экономика, история, скандалы, компромат
 
Террасная доска из лиственницы. Кляммеры для террасной доски из лиственницы dimdek.ru.
о газете  подписка  контакты  форум  карта сайта 

Самураи трехцветного флага

Генерал М.Г. Дроздовский
Генерал М.Г. Дроздовский
Знак 2-го Офицерского генерала Дроздовского полка
Знак 2-го Офицерского генерала Дроздовского полка
Форма чинов Офицерской генерала Дроздовского дивизии
Форма чинов Офицерской генерала Дроздовского дивизии
Бронепоезд «Генерал Дроздовский» Добровольческой армии
Бронепоезд «Генерал Дроздовский» Добровольческой армии
Танки Добровольческой армии на железнодорожных платформах
Танки Добровольческой армии на железнодорожных платформах
Бронепоезд Добровольческой армии «Офицер»
Бронепоезд Добровольческой армии «Офицер»
Бронепоезд «Единая Россия» Добровольческой армии
Бронепоезд «Единая Россия» Добровольческой армии
Тяжелый бронепоезд «Иоанн Калита» Добровольческой армии
Тяжелый бронепоезд «Иоанн Калита» Добровольческой армии
Отличительный знак дроздовцев — малиновые погоны
Отличительный знак дроздовцев — малиновые погоны
Генерал А.В. Туркул
Генерал А.В. Туркул
Сотоварищ Туркула по попыткам спасения Крыма генерал Слащев
Сотоварищ Туркула по попыткам спасения Крыма генерал Слащев
Девиз барона Врангеля: «Хоть с дьяволом, но против большевиков!»
Девиз барона Врангеля: «Хоть с дьяволом, но против большевиков!»
Генерал Миллер, похищенный и убитый агентами НКВД
Генерал Миллер, похищенный и убитый агентами НКВД
Книга А.В. Туркула «Дроздовцы в огне»
Книга А.В. Туркула «Дроздовцы в огне»

Изначально этих людей роднило немногое. Потомственный военный, блестящий генштабист и не сумевший поступить в юнкерское училище гимназист из скромной семьи бессарабского чиновника... Но их имена сегодня стоят рядом, вписанные золотом в книгу славы героев Белого движения. Имя первого отца-основателя одной из самых лихих частей Добровольческой армии и имя последнего ее командира. Генералы Михаил Дроздовский и Антон Туркул. Те, кого по самоотверженной верности долгу и чести можно сравнить с японскими самураями...

Разные судьбы

Михаил Гордеевич Дроздовский родился в 1881 году в Киеве, в семье генерала, бравого ветерана обороны Севастополя в Крымскую войну. С десяти лет от роду он идет по фамильному пути — Киевский кадетский корпус, знаменитое Павловское военное училище, из которого талантливый юнкер выпускается офицером в славный лейб-гвардии Волынский полк. С младых ногтей он смел и одновременно дисциплинирован, сочетает в себе рассудительность и верность юношескому товариществу. Дух кадетской, а потом и юнкерской дружбы, категорически исключавший наушничество и трусость, он сохранил на всю жизнь...

В начале Русско-японской войны Дроздовский готовится к поступлению в Академию Генерального штаба. Он имеет право сдавать экзамены и не подлежит отправке на фронт. Но, влекомый чувством долга, подает рапорт и идет воевать. Только после окончания боевых действий он, уже опытный, раненый и награжденный за храбрость офицер, поступает в Академию и успешно оканчивает ее в 1908 году. А затем служба в штабе Киевского военного округа, на которой он проявляет себя умным и талантливым офицером. Впрочем, этого старательного штабиста влечет все новое, неизведанное. Так, в 1912, что называется, на заре русской военной авиации, он оканчивает летную школу под Севастополем, решив посвятить себя этому романтическому и весьма опасному роду войск...

Начинается Первая мировая война. Грамотные штабисты нужнее авиаторов, и Дроздовский становится сначала офицером штаба Северо-Западного фронта, а потом переводится в гущу боевых действий, начальником штаба 15-й пехотной дивизии. И там не отсиживается за спинами строевиков: во время отступления 1915 года лично водит солдат в контратаки, получает тяжелое ранение и офицерский орден Святого Георгия 4-й степени. Выйдя из госпиталя только после Февральской революции, полковник Дроздовский тяжело переживает отречение государя и развал армии. Он командует 60-м Замосцским полком на Румынском фронте, храбро воюет и даже представляется к ордену Св. Георгия 3-й степени — одной из самых редких и почетных офицерских наград. Но получить ее не успевает — грядет Октябрь, а вместе с ним — царство Великого Хама... Революцию он встречает в Бессарабии. Здесь-то его путь и пересекается с дорогой штабс-капитана Туркула.

Единение в огне

Антон Васильевич Туркул принадлежал к младшему поколению рыцарей Белого движения. Тому, что только в детстве видело нормальную мирную жизнь. Он родился в 1892 году в Тирасполе, в небогатой семье бессарабского дворянина-чиновника. Без особых успехов окончив одесскую Ришельевскую гимназию в 1909 году, этот рослый и сильный юноша добровольцем поступает на военную службу рядовым на правах вольноопределяющегося. Очевидно, он это делает, чтобы облегчить поступление в юнкерское училище.

Однако две попытки оканчиваются провалом. В 1913 году младший унтер-офицер Туркул выходит в отставку. И вскоре оказывается снова в строю. Война... Ускоренный курс юнкерского училища. Погоны прапорщика и фронт в рядах 75-го пехотного Севастопольского полка. Здесь неудачливый абитуриент показывает свое истинное лицо: три боевых ранения, орден Св. Георгия 4-й степени и Золотое Георгиевское оружие за храбрость. Штабс-капитан Туркул однозначно не принимает Февральскую революцию, вступив в ударный батальон. Части эти формировались из добровольцев по приказу главковерха Брусилова из добровольцев после Февральской смуты, и до поры до времени на их штыках держался трещащий по швам фронт... Недаром на плече они носили шеврон с черепом — были они смертниками, своей отвагой и самоотречением пытавшимися спасти гибнущее Отечество...

Оказавшись после Октября в Бессарабии, Антон Васильевич понимает: с большевиками необходимо бороться. Ужасы «офицерских погромов», когда его боевых товарищей убивала пьяная солдатня за отказ снять погоны, делают его непримиримым сторонником нарождающегося Белого движения. На Дон! Но как туда попасть?

В это самое время, с декабря 1917-го, полковник Дроздовский начинает формировать в Яссах бригаду добровольцев для присоединения к Добрармии. Без тени сомнения бравый штабс-капитан Туркул присоединяется к нему, получив должность фельдфебеля (в офицерских по преимуществу состава частях солдатскую лямку тянули все, не взирая на чины). С огромным трудом сколотив чуть больше тысячи бойцов, дроздовцы выступают в далекий путь. Несмотря на помехи со стороны опасливого командования фронта, невзирая на сопротивление «союзников»-румын, пытавшихся разоружить русские части (от них пришлось отбиваться штыками и огнем!), сквозь заслоны красных и желто-блакитных, австрийцев и немцев проходит железная бригада свои тяжкие 1200 верст до соединения с Белой армией.

Выступив в поход 11 марта 1918 г., они в пасхальную ночь 21 марта берут Ростов, свалившись как снег на голову большевикам. Их приход крайне своевременен: поднявшееся против красных казачье восстание захлебывалось в крови. Дроздовцы спасают казачью столицу Новочеркасск и воссоединяются с Добровольческой армией в конце мая в станице Мечетенской. Дон встречает их как избавителей, а смертельно больной первый вождь белого движения генерал Алексеев низко кланяется храбрецам, пробившимся сквозь вражеские заслоны.

Следует заметить, что и внешне, и по опыту довоенной жизни они были очень разными, Дроздовский и Туркул — сухощавый генштабист в непременном пенсне и рослый красавец, похожий скорей на кавалергарда, а не пехотинца. Высокообразованный профессиональный военный — и выпускник ускоренного училища прапорщиков, опытный армейский интеллектуал — и вчерашний гимназист. Но всемогущий бог войны сроднил их высочайшим чувством фронтового братства, верностью долгу и чести. И непримиримой, лютой ненавистью к большевикам.

И Дроздовский, и его любимый ученик Туркул понимали: это не простая война. Здесь идет битва за само существование России... А потому они не щадили ни себя, ни врагов. И в то же время оба были, что называется, отцами-командирами. Сплоченность дроздовцев была уникальной даже для первых, лучших времен Белого движения. Никогда не оставляли они раненых, вынося их с поля боя даже при отступлении. И даже рядовые солдаты хранили верность своим командирам в самых тяжелых ситуациях. Известен случай, когда лазарет дроздовцев был захвачен красными. Ни один солдат не выдал офицеров на смерть и поругание!

В то же время красные, боявшиеся воинов с малиновыми погонами как огня, пощады не ждали и не получали. В этой войне пленных практически не брали обе стороны. Но в чем можно было упрекнуть Туркула, три брата которого были зверски убиты красной солдатней? Так было ведь и в семьях большинства белых воинов...

Третья пехотная дивизия под командованием Михаила Гордеевича Дроздовского прославилась в боях за освобождение Кубани, ее ряды росли за счет прибывавших и считавших честью влиться в ряды добровольцев... Но Дроздовский тяжело ранен в ногу под Ставрополем в ноябре 1918-го. Восемь операций, лихорадка и заражение крови... Нет ни лекарств, ни даже порой перевязочных материалов. Он получает погоны генерал-майора в госпитале, но носить их ему не суждено. 1 (14) января дивизия осиротела. Похоронив своего героя вначале в Екатеринодаре, при отступлении, под огнем, верные своему командиру офицеры спасли его гроб и гробы иных сотоварищей, перевезя их в Севастополь, на Малахов курган...

Туркул быстро завоевывает авторитет своей редкостной даже среди отчаянных рубак храбростью. Как и Дроздовский, он водит своих солдат в «психические атаки» — с папироской в зубах и винтовками наперевес, без единого выстрела идут они на пулеметный огонь и... разрезают позиции панически бегущих красных. Знаменитые кадры из «Чапаева», без сомнения, навеяны этими безумными наступлениями «отпетых дроздовцев».

Антон Васильевич проходит путь от командира роты в Кубанском походе до командира родной дивизии в чине генерал-майора в 1920 году. Множество славных дел за плечами этого бесшабашного и беспощадного рыцаря идеи. В Крыму он прославился не только храбростью — не раз она спасала фронт, — но и расстрелами дезертиров, мародеров и комиссаров. Идет борьба, в которой нет и не может быть компромисса. На кону стоят судьба и само существование России!

Причем порой Туркул, как и его сотоварищ по попыткам спасения Крыма генерал Слащев идет на весьма непопулярные при либеральном режиме Врангеля меры. Возмущенный толпами «кейфующих» в тылу горе-офицеров, он со своими орлами, в основном, 19-20 летними юношами офицерской роты, окружает севастопольский Морской парк в разгар гуляний и... проводит поголовную мобилизацию фланирующих «героев тыла». А когда местная либеральная газетенка возмущается «самоуправству», захватывает редакцию и подвергает редактора публичной порке!

Борьба в изгнании

Но белое дело проиграно. За время Гражданской войны погибло 15 тысяч дроздовцев, ставших наряду с корниловцами и марковцами сердцем белого дела и белой идеи. Дальше — изгнание. Ледяной лагерь беженцев Галлиполи под Стамбулом, недружелюбная Болгария, где Туркул активно участвует в подавлении коммунистического антиправительственного бунта. И Франция. Там он — один из самых активных деятелей Российского Общевоинского Союза, сменившего Добровольческую армию.

Он ратует за продолжение борьбы с большевиками любыми активными средствами. А потому, не удовлетворенный бездеятельностью главы РОВС генерала Миллера, позже похищенного и убитого агентами НКВД, организует и возглавляет Русский Национальный Союз Участников Войны (РНСУВ). Организация эта была весьма радикальна и настроена на прямое действие против ненавистных красных. Высланный в Германию правительством либерала Блюма, Туркул активно контактирует с германскими нацистскими властями, установив тесные отношения с идеологом партии Альфредом Розенбергом. Его девиз повторял девиз барона Врангеля «Хоть с дьяволом, но против большевиков!»

Поэтому с началом войны против СССР уже немолодой генерал старается возобновить запрещенную вместе со всеми русскими организациями, деятельность РНСУВ. Безуспешно... Русский патриотизм чужд немцам. Он посещает Севастополь, где пытается найти могилу Дроздовского. Но Малахов курган так перемолот войной, что никаких следов найти не удается...

В конце войны Туркул вступает во власовскую РОА. Он формирует части из ветеранов Гражданской. Но ни Власов, ни Трухин не доверяют ему. Для них он слишком «правый». А потому Отдельный корпус, формально состоявший из 5 тысяч человек, по существу создан не был. Немногие его бойцы в составе полка «Варяг» приняли участие в боях в Словении. Сам Туркул попадает в плен к союзникам в мае 1945-го, но в 1947-м выходит на свободу, не будучи замешан в военных преступлениях.

Он живет под Мюнхеном и активно продолжает свою борьбу: пишет одну из лучших (если не лучшую!) книг воспоминаний о Белом движении «Дроздовцы в огне» (вместе с писателем-ветераном движения Иваном Лукашом). В ней столь свежо и ярко показана романтика обреченных, но не сломленных бойцов, столь эмоционально передан дух фронтового братства, что до сих пор читается она на одном дыхании.

А еще возглавляет движение бывших власовцев, став его председателем, издает газету «Доброволец».

Он скончался в ночь с 19 на 20 августа 1957 года. Умер, убежденный в правоте своего дела. Прах его похоронен на славном парижском кладбище Сен-Женевьев де Буа. Там же стоит стела памяти Михаила Дроздовского и его соратников...

Нам ли судить их, отдавших свои жизни идее, которая сегодня вновь доказала свою правоту. Идее Великой России. Мир праху героев!

Автор: Александр Калугин
Наше Дело

Региональная общественно-политическая газета. Свидетельство о гос. регистрации выдано управлением по делам прессы и информации Одесской областной госадминистрации, серия ОД N991 от 14.12.04 г.