Газета «Наше Дело»
новости, политика, экономика, история, скандалы, компромат
 
кс го рулетка
о газете  подписка  контакты  форум  карта сайта 

Ах, Вова, Вова, мы с тобой нужны в Париже, как в женской бане пассатижи!

Литвин неинтересен стране. Только этим можно объяснить вакуум в обсуждении его основных политических тезисов
Литвин неинтересен стране. Только этим можно объяснить вакуум в обсуждении его основных политических тезисов

Стране нужен Литвин, говорите? Возможно — если ей нужен кандидат в президенты с размытым образом, срединным мировоззрением, конъюнктурным нравом, пораженный комплексом собственной значимости, неоценимым опытом кучмовского менеджмента, зато с должностью, vip-статусом, с деньгами, с обустроенной жизнью, с умением продаваться тем, кто хочет купить.

Только Литвину можно доверить африканскую страну

Почему африканскую? Потому что лишь в неразвитых демократиях претенденты на наивысший пост общаются с народом в стиле политического трайбализма — межплеменного противостояния на персональном уровне вождей. Литвин, имея партию, неуклонно презентует именной блок. Спикер постоянно говорит о себе в третьем лице. Единственное отличие наших политических реалий от африканских — лидер племени априори должен быть харизматичным и безоговорочно поддерживаемым снизу. А у нас это вовсе не обязательно — как в случае с Владимиром Михайловичем.

Вроде бы, заботясь о демократических ценностях, политики утверждают на Украине стилистику этого самого трайбализма. Имена, вожди, лидеры, лица (даже не личности), фамилии. За которыми стоят не партии, не развитые структуры, не поддержка в обществе, а слепая зацикленность на фамилии и персоне лидера. Литвин наравне с остальными «политиками» ответственен за грех перед народом. Ведь страну в центре Европы затолкали на ступени африканской политики, где лишь фамилия племенного вождя становится даже не основным, а единственным мерилом электоральной поддержки. Литвин в эту забаву-обман играет охотно и с подчеркнутым удовлетворением.

Именно эта претензия к политически невыразительному спикеру делает невозможным его позиционирование как вероятного президента. «Только Литвин достоин нашего доверия», «Только Литвину можно доверить страну». На каждой улице и каждой трассе — визг самоуверенности. Литвин — это вечный сиквел, вечное повторение одного и того же навязчивого самопиара — а следовательно, Литвин не может быть новым. Ни в чем абсолютно. Вот и нынешние лозунги кандидата являются логическим продолжением старого лозунга «Стране нужен Литвин». Психологи или психиатры профессиональнее проанализировали бы бонапартовские замашки лидера наименьшей парламентской фракции.

Но его феномен беспрекословен. Страна действительно имеет дело с политиком, который умудряется долго держаться на политическом манеже, при этом ВООБЩЕ ничего не предлагая стране так, чтобы это можно было обдумать и отреагировать. «Только Литвин» — такая железобетонная постановка вопроса откровенно раздражает. Может, страна сама определилась бы? Вот это и есть уровень общения кандидата с избирателем. Не языком предложений, видений, идей — а ультимативно «только я». Кампания африканско-племенного пошиба, не больше.

Символ сервильности

Другое впечатление от Литвина — еще более смятенное. Истерический плач кандидата во время его выдвижения сеет тревогу среди общества. Опять же стоит апеллировать к специалистам в отрасли психического здоровья, но неумение владеть собой является прямым противопоказанием к занятию высшей должности в государстве. Моя мама, обычный пенсионер из обычного райцентра, после увиденного в новостях сюжета со всхлипами Литвина мигом перезвонила и поинтересовалась, не видел ли я это шоу. Объединив впечатления, получаем кредо кандидата: «Доверить страну можно лишь растроганному неуравновешенному человеку». В лучшем случае — человеку, который устраивает цирк на проволоке, чтобы произвести впечатление или вызвать сочувствие.

Если же рассматривать Михалыча как политического типажа, то поневоле наталкиваешься на дилемму. Очень сложно составить портрет избирателя Литвина в четкий, емкий образ. Он такой же непонятный, усредненный, как и сам кандидат. Люди-интуиты не могут голосовать за спикера, потому что одно его лицо и мимика очень красноречивы. Люди-прагматики тоже не могут, потому что разбрасывать голоса не в их стиле. Люди-моралисты не могут голосовать за Литвина, потому что он никакой. Люди-националисты не могут, потому что не могут по определению. Люди-либералы могли бы проголосовать за всеядного спикера, но в наших условиях они быстрее проголосуют против всех или за Бродского. Люди-правдолюбы никогда не забудут, что Литвин был одним из столпов кучмизма. Люди-деньги получили другой выбор — Тигипко и Яценюк. Главный парламентарий очутился, вроде бы, вне электоральных ниш. Он для электората никто. Он и не власть, и не оппозиция. И не проукраинский, и не антиукраинский. И не слабый, и не харизматичный. И не принципиальный, и не открытый перебежчик. Сплошная серость, без цвета, без зацепки, без мейнстрима. Кандидат, основным достоинством которого являются не исповедуемые и проповедуемые ценности, а сам факт длительного участия в политической жизни. Литвин является привычной декорацией, атрибутом отечественного политического театра. Такой себе непритязательный фон, на котором играют харизматы и клоуны, а фон продолжает стабильно существовать на неотъемлемом заднем плане.

Михалыч иллюстрирует глубинный парадокс украинской политики: как могут «средние» политики так долго удерживаться на орбите и занимать наивысшие должности. Литвин, сам того не желая, дает ответ на биллбордах: он «нужен». Только не стране, а истеблишменту. Такие деятели, как он, — компромиссные, договорные, технические. Основные игроки должны играть на ком-то или кем-то. Литвиным играет онтологическое свойство украинской политики — сервильность (прислужливость). Она, как черта, дает шансы многим нашим политикам, пока сама политика является разновидностью не интеллектуальной деятельности, а сферы услуг. Нужно согласиться: спикер действительно нужен. Он прекрасный инструмент, наконечник, делегат, имплантант. Вот почему в политическом лексиконе отсутствует понятие «политика Литвина». Он не может иметь политики — политика может иметь его. Так написано в инструкции по использованию.

Герой Кучмы

Еще один феномен Литвина состоит в том, что он является заслуженным коллекционером имиджей и статусов. Их перечень достоин удивления. Как он все это успевает? Заслуженный деятель и лауреат чего-то там, вице-президент Национальной академии наук, Большой офицер орденов Великого князя Литовского Гедиминаса и «За заслуги перед Литвой».

Какой Литвин научный работник — это еще вопрос. Дело в том, что все свои статусы и звания он получил, когда был при власти. Что характерно, все регалии Литвину присвоены до 2004 года включительно, когда страной правил Кучма — деятель, соратником которого был все эти годы Михалыч. В августе 1994 года он стал помощником Кучмы по вопросам внутренней политики — и с тех пор вся карьера и все достижения нынешнего спикера напрямую завязаны на экс-президента. С ноября 1995 г. — заместитель главы президентской Администрации, с сентября 1996 г. — первый помощник президента, с ноября 1999-го по апрель 2002 года — руководитель администрации президента.

Поэтому если стране «нужен» Литвин и только он достоин нашего доверия, то нужно прямо сказать, что стране нужен герой Кучмы. Галерею почетных званий Литвина завершает именно это особенное звание — Герой Украины. Очень симптоматично время присвоения: 9 декабря 2004 года. В разгар Майдана Леонид Кучма награждает Литвина этим наивысшим званием. Литвин — последний политик, который получил звание Героя от Данилыча.

Возникает вопрос: не Литвин ли единственный столп кучмизма, который полностью сохранился в публичной постмайданной политике? Более того, он неплохо себя в ней чувствует. Как отмылся Литвин, на «серое кардинальство» которого приходится самое резонансное событие Украины третьего тысячелетия — кассетный скандал? Как отмылся первый номер избирательного блока «ЗаЕдУ»? Неужели всеукраинская амнезия или склероз? Нет. Просто он «нужен».

Последняя надежда старой гвардии

Литвин был и остается по-новому распиаренным локомотивом старой политической гвардии. Особенно выразительно это сказалось на фиасковых для Литвина выборах 2006 года в Верховную Раду. Каждый третий в его избирательном списке (33,89% от списка) — действующий депутат парламентского большинства старого парламента. Того, куда Литвин в ранге флага власти провел блок «ЗаЕдУ».

Вполне можно понять, почему под фамилией Литвина в 2002 году в парламент попали такие фигуранты, как Кинах, Пустовойтенко, Тигипко, Гладий, Дергач, Толстоухов, Сафиулин, владелец комбината им. Ильича Бойко, нынешние бютовцы Васадзе и Шевчук, «нашеукраинец» Онищук и тому подобные. Главное — что после революции прибежищем старой гвардии стал опять же Литвин. Открыто в списке-2006 Народного блока Литвина нашли место не менее одиозные люди наподобие Левочкина (№13 в списке), Маляренко (тогдашнего председателя Верховного Суда), молочного олигарха Еремеева, Дубины (нынешний шеф «Нефтегаза») или скандального Ратушняка. Ниже шестого места в списке и до конца — длинная шеренга заедунивских нардепов. По-видимому, это содержание и укладывалось в концепт «Мы», который Литвин предложил избирателям в 2006 году.

Тогда это не прошло. Да и не могло пройти в стране после Майдана. Однако уже через год наименьшая фракция, составленная все из тех же деятелей, проникла в парламент и со временем сумела оккупировать трон спикера. Диагноз: не Литвин выздоровел, а Украина заболела. Реанимация спикера — это прямое следствие поражения Майдана. Случилось так, что последний Герой Кучмы стал вторым лицом в государстве и имеет право исполнять обязанности президента на время его отсутствия.

Как фанера над Парижем

Трудно даже спрогнозировать, чем конкретно кандидат в президенты Украины Литвин может войти в сердца избирателей. Социальный пакет предложений от Литвина — это набор лозунгов по принципу «легко сказать». Большинство цитат из программы кандидата — это пустые слова. Стабилизация национальной валюты; укрощение инфляции, замена системы подсчета минимальной зарплаты социальным стандартом потребления (это даже сложно выговорить); проведение комплекса мероприятий по повышению производительности труда; завершение реформирования системы оплаты труда; подъем престижа работников научной сферы; возобновление моральных стимулов труда; внедрение традиций коллективизма; внедрение альтернативных источников энергии; уменьшение налоговой нагрузки и так далее. Относительно всего этого возникает встречный вопрос: КАК?.. Как все это будет делать президент Литвин? Ведь, согласно действующей Конституции, гарант полностью зависим от парламентской коалиции, потому что только она может помочь реализовать право президента быть субъектом законодательной инициативы голосованием «за». Или легко нейтрализовать предложения президента голосованием «против».

Литвин неинтересен стране. Только этим можно объяснить вакуум в обсуждении его основных политических тезисов. А они более чем кардинальные. «Обрезание» парламента до 300 человек, полная отмена института неприкосновенности (для всех), провозглашение русского языка языком межнационального общения, отказ от вступления в НАТО, ЕС и ЕЭП, выборность судей! Каждый из этих тезисов предусматривает резвую и мощную дискуссию, поскольку речь идет о революционных изменениях не только внутренней политики в стране (какую можно доверить только Литвину), но и внешней (что еще более важно). И вдруг — полное молчание экспертов и политиков. Очевидно, это и является ответом, есть ли Литвин в обойме потенциальных президентов. Президентские выборы для большинства кандидатов — это пробежка ради поддержания формы. И политикам почему-то не стыдно получить свои 1,5% или 2% поддержки в обществе — и при этом дальше возглавлять целую ветвь власти. Владимир Литвин — кандидат вынужденный, которому постоянно нужна политическая подзарядка. Он не хочет и не может, он должен.

Автор: Постсовет
Наше Дело

Региональная общественно-политическая газета. Свидетельство о гос. регистрации выдано управлением по делам прессы и информации Одесской областной госадминистрации, серия ОД N991 от 14.12.04 г.