Газета «Наше Дело»
новости, политика, экономика, история, скандалы, компромат
 
гидравлические прессы
о газете  подписка  контакты  форум  карта сайта 

Гриценко? Считалово, кидалово, грузилово...

Господин Гриценко явно долго, слишком долго засиделся в кресле министра обороны...
Господин Гриценко явно долго, слишком долго засиделся в кресле министра обороны...
Однажды Анатолия Степановича осенила блестящая идея: а не стать ли мне буржуином (за государственный счет, конечно)? Да не простым, а авиационным (как-никак, по первой офицерской специальности — инженер авиационной службы!
Однажды Анатолия Степановича осенила блестящая идея: а не стать ли мне буржуином (за государственный счет, конечно)? Да не простым, а авиационным (как-никак, по первой офицерской специальности — инженер авиационной службы!
Менеджмент УАТК был срочно «усилен» представителями Центра им. Разумкова. Не уверен, что они хоть что-нибудь понимают в авиации, но «политику партии и лично Анатолия Степановича» выдерживали правильно
Менеджмент УАТК был срочно «усилен» представителями Центра им. Разумкова. Не уверен, что они хоть что-нибудь понимают в авиации, но «политику партии и лично Анатолия Степановича» выдерживали правильно

Во время своего прихода на министерский пост Анатолий Степанович Гриценко имел очень хорошую, прямо-таки исключительную поддержку средств массовой информации и общественного мнения. Оно и понятно. Первый «истинно гражданский» министр обороны, считавшийся одним из самых компетентных независимых военных экспертов (некоторые и до сих пор так думают; впрочем, насколько это «считалово» было правильным — уже другой вопрос, о котором мы пока говорить не будем), наконец — «патентованный демократ».

Впрочем, в этой статье речь пойдет отнюдь не о многочисленных PR-акциях Анатолия Степановича. Напротив, речь пойдет о делах совершенно материальных, но вызывающих стойкую ассоциацию: а) с упомянутым министром обороны и б) с законодательным актом, именуемым Уголовным Кодексом Украины (в просторечии — УК).

Началось все давно. Точнее более 10 лет назад. Именно тогда было создано Государственное предприятие Министерства обороны Украины «Украинская авиационная транспортная компания» (оно же ГП МОУ «УАТК» или просто УАТК). Ее возникновение уже тогда порождало некоторые вопросы. Действительно, Украина имела едва ли не крупнейший на территории бывшего СНГ парк тяжелых оперативно-стратегических военно-транспортных самолетов Ил-­76 и единственный в ВВС бывшего СССР полк транспортно-заправочных самолетов на базе «семьдесят шестых» — Ил­-78. Всего «на круг» в 6 полках набегало 180 (!) машин. И было совершенно ясно, что даже когда безумные фантасты из Министерства обороны бредили 450-тысячными «национальными вооруженными силами» (а было и такое!), упомянутое количество тяжелых военно-транспортных самолетов создаваемым ВВС Украины не нужно даже и близко.

Конечно, цивилизованный выход был. Создать ОАО (первоначально со 100-процентной долей акций государства) с названием, скажем, «Грузовые авиалинии Украины» и передать ему для использования и реализации (но только для этих целей и только целостными авиационными комплексами — без «раскурочивания на запчасти»!) и подчинить его, как и все нормальные авиакомпании, органу авиационного регулирования Министерства транспорта. А потом с частью самолетов работать, а часть постепенно (во избежание «обвала рынка») продавать за хорошие деньги. Но, как известно, «нормальные герои всегда идут в обход». Вот и МО Украины не пожелало расставаться со столь милыми его сердцу транспортниками. И создало свое, «домашнее» предприятие. При этом, поскольку «своему парню ничего не жалко», УАТК получила в свое распоряжение и аэродромные комплексы (что мировой практикой, мягко говоря, не приветствуется). Ну а сама УАТК тоже «постаралась»: самолетов продали всего 7 (из них 3 на запчасти, да и то частично), зато остальные были с энтузиазмом использованы для «технического каннибализма». Поясняю: это когда с законсервированного самолета снимается какая-нибудь деталька (или, что бывает чаще — несколько деталек) и идет на текущий ремонт машины, еще находящейся «на крыле». Неудивительно, что после нескольких лет такого варварского отношения к авиапарку в летном состоянии осталось только 22 Ил­-76 из 126 Ил-­76 и Ил­-78, переданных компании. Один разбился, четыре продали, три продали на запчасти, а 98 (целая военно-транспортная авиационная дивизия!) стоят у забора и уже больше никогда не взлетят.

Но, в конце концов, все это было «за злочинного режиму Леоніда Кучми и його злочинних міністрів». Но а как же обстоит дело сейчас? А сейчас... Сейчас дело обстоит «совсем весело».

Было бы вполне логичным, если бы новый, «демократический и евроатлантический» министр обороны, коль скоро он считает себя лишь административным руководителем Вооруженных Сил страны (что, по большому счету, справедливо — какой полководец из инженер-полковника?), сначала провел инвентаризацию компании, а потом вошел в Кабинет министров с предложением о передаче ее в подчинение «по принадлежности» — Министерству транспорта и связи Украины. А то бы уже ее санировало, реструктуризировало и принимало прочие необходимые меры. Однако ASG учинил нечто другое, чего до него не вытворял ни один (!) министр обороны «злочинного режиму» (а равно и времен Кравчука).

Во-первых, он решил «спрятать все концы в воду», путем утилизации 50 наиболее непригодных Ил-­76. Нет, конечно, решение об этом принимало руководство компании, но оно не могло быть принято без согласования с Министерством обороны: самолеты УАТК являются резервом Воздушных Сил Украины. А тут: сплошная «лепота!» — и немалая копеечка на дорогостоящем авиационном металлоломе (почти целиком — цветной металл, да еще и дефицитных специальных сортов), и главное: когда «семьдесят шестой» или «семьдесят восьмой» порезан на мелкие кусочки — уже никто и никогда не определит, могла бы машина еще летать и летать после капитально-восстановительного ремонта или же ей действительно дорога только на «Вторцветмет» (или как там он сейчас называется)... Что же касается военно-транспортной авиации самих «успешно реформированных» Воздушных Сил Украины, то ее парк в настоящее время составляет аж 32 самолета (раньше столько «умещалось» в один-единственный авиаполк). Но не стоит унывать! К концу 2011 года транспортных «бортов» станет еще меньше — всего 26 машин.

Во-вторых, при всем этом УАТК «на халяву» получает от Министерства обороны Украины 50 тяжелых грузовых самолетов (часть во вполне исправном состоянии, а часть — даже абсолютно новые) — 10 Ан-­70-100 и 40 Ил-­76МД. Причем примерно полумиллиардная (в долларах) сделка обойдется компании, по сути, совершенно бесплатно. Ан­-70-100 она действительно купит, но 40 штук «семьдесят шестых» достанутся ей «шаровым образом», полностью (если не с лихвой) покрыв расходы от покупки «семидесяток» (которые якобы крайне нужны нашим ВВС, хотя на самом деле Ан-­70 им не нужен «ни чучелом, ни тушкой»). Ну а чтобы «процесс прошел гладко», менеджмент УАТК был срочно «усилен» представителями Центра им. Разумкова. Не уверен, что они хоть что-нибудь понимают в авиации, но «политику партии и лично Анатолия Степановича» выдерживали правильно. Впрочем, это уже пройденный этап. Выполнив свои задачи в УАТК, «разумковцы» благополучно вернулись в свою «альма-матер»...

Но, ASG не был бы ASGем, если бы не готовил себе «запасной аэродром» на случай своей отставки. Конечно, депутатская неприкосновенность — это хорошо, да только... «нунчаки» от нее сами демонстративно отказались. Следовательно, надо что-то «покапитальнее», ведь Центр им. Разумкова голландскими товарищами больше не финансируется, да и репутация его порядком дискредитирована избирательной кампанией 2004 года. Тогда г-н Гриценко одновременно выступал и в качестве руководителя информационно-аналитической службы штаба «нашеукраинцев», и в качестве «независимого» эксперта-социолога. Естественно, что после такого «фортеля» ни один серьезный заказчик социологических опросов (если, конечно, их результаты не «оговорены заранее за отдельную плату», что бывает не так часто, как может показаться) не подойдет к Центру им. Разумкова не то что на пистолетный, но даже и на пушечный выстрел. Следовательно, и эта копеечка для ASG успешно прикрылась. Ну, конечно, не совсем, но почти. И тогда Анатолия Степановича осенила блестящая идея: а не стать ли мне буржуином (за государственный счет, конечно)? Да не простым, а авиационным (как-никак, по первой офицерской специальности — инженер авиационной службы!).

Спору нет, отнюдь не Анатолий Степанович УАТК придумал. Да и щедро подкармливали «любимую дитятю» отечественного МО самолетами, вертолетами, аэродромами, а также прочим — как движимым, так и недвижимым авиационным и «околоавиационным» — имуществом не только (а по отдельным пунктам — и не столько) при Гриценко. «Отметились» тут и Александр Кузьмук (в обоих своих «пришествиях» на пост военного министра), и Евгений Марчук.

Но у ASG есть от них два весьма важных отличия. Первое: до 2005 г. процесс уничтожения самолетного парка военно-транспортной и гражданской грузовой авиации Украины хотя бы частично еще носил обратимый характер. В конце концов большинство независимых (или зависимых, но компетентных) специалистов при условии «консультации при выключенном диктофоне» признавали: 2 года назад: абсолютное большинство авиапарка УАТК можно было постепенно восстановить до состояния хотя бы ограниченной (а значительную часть нелетающих машин — и полной) летной годности. Теперь же, когда запущен механизм гидравлического пресса и ацетиленовой горелки, с доброй половиной транспортных самолетов проделать такую процедуру будет уже невозможно. Кроме того, даже сохранившиеся нелетные образцы быстрее деградируют. Сузившиеся возможности для «технического каннибализма» обостряют «голод» на него. И еще уцелевшие, но бездействующие по тем или иным причинам самолеты (а среди бездействующих есть — или, во всяком случае, еще недавно были — и годные к полетам машины) «раскурочиваются» все интенсивнее.

Второе: до того же 2005-го, т.е. до прихода в ведомство нынешнего министра обороны, действовала схема «почти прямого дерибана». УАТК получала колоссальные материальные ценности, оперировала ими в очень крупных (и не только по украинским меркам!) масштабах, но парадоксальным образом всякий раз оказывалась «немножко убыточной». Хотя при этом только ленивый не знал, по чьим карманам расходятся деньги от реальных прибылей компании. Теперь же, после долгого периода псевдоубыточности, УАТК начала демонстрировать хоть и маленькую, но рентабельность. Тут бы порадоваться, воздав должную хвалу «транспарентности» вкупе с «прозрачностью». Если бы... если бы не причины, побудившие компанию так поступать. А они (эти причины) в последнее время стали видны чрезвычайно явно.

Не секрет, что «большой дерибан» не всем нравился не только среди «простых» граждан (им он, в массе своей, вообще не нравился никогда), но и среди граждан, «власть предержащих». Причем, как ни странно это для некоторых «апельсиновых» деятелей — вне зависимости от степени «евроатлантичности» либо «пророссийскости». Так появилось «широко известное в узком кругу» Постановление КМУ №560 от 26 апреля 2006 г., которым МО было фактически предписано навести хоть какой-то порядок в «увлекательном процессе» — путем создания Государственного департамента излишнего имущества и земель (с прямым выходом на Кабмин — собственно, именно для этого департаменту и придали статус государственного). Разумеется, МО сопротивлялось созданию «Госдепизлишков» не просто отчаянно — фанатично. Достаточно сказать, что директор этого ведомства был назначен только... 13 июня 2007 года — то есть без малого год с четвертью спустя!

Собственно, вся история с «Госдепизлишков» возникла из-за банального нежелания «демократического» руководства МО исполнять вполне четко прописанный Закон Украины «О правовом режиме имущества в Вооруженных Силах Украины». А им четко установлено: военное министерство имеет право лишь перераспределять имущество между воинскими частями. Ну еще — закреплять за ними такое имущество в случае необходимости. Причем это исчерпывающий перечень. Однако возможно, что «настоящий гражданский полковник» Гриценко за два с половиной года до конца так и не разобрался в структуре вверенного ему ведомства (и вправду довольно запутанной), а также своих правовых полномочиях? Имея, заметим, в своем карьерном багаже многолетний опыт «ведущего эксперта» в области «демократического контроля над Вооруженными Силами». Как говаривал незабвенный товарищ Сухов: «Ну эт вряд ли!»

Так что, думается, Анатолий Степанович на самом деле прекрасно все понимает. И просто нещадно эксплуатирует (в далеко не бескорыстных целях) свой статус «министра президентской преференции». Примеры? Пожалуйста! Всего чуть больше трех месяцев назад (12 мая 2007 г.) ASG подписывает приказ о передаче УАТК... целостного имущественного комплекса в/ч А2602. В переводе на гражданский — печально известный (но от этого не ставший менее высококлассным) аэродром «Скнилов» в районе Львова (кстати, это уже третий (!) аэродром, подаренный УАТК). Ну и конечно, в перечне передаваемого имущества весь «джентльменский набор»: от разнообразных складов до водоемчика для купания с прилагаемой к нему крытой беседкой. Возможно, все это делается исключительно во благо национальных вооруженных сил. Допустим (у нас в стране вообще всякое бывает). Но что тогда есть вред для ВСУ?!

Как уже говорилось, до 2006-го года УАТК была «стабильно убыточной». Но в минувшем году у нее появилась прибыль — примерно $200 тыс. (около 1 млн. грн.). Трудно отделаться от впечатления, что такое изменение политики было неслучайным. Потому что следующим шагом компании стал выпуск облигаций сроком на 5 лет и на сумму 75 млн. грн. Доходность их в первый год обращения установлена на очень высоком уровне (как для компании, находящейся в подобном финансовом состоянии) — 14,5% годовых (10,875 млн. грн.). Выплата — ежеквартальная (более 2,7 млн. грн. каждые 3 месяца, что почти втрое больше прошлогодней годовой прибыли компании) плюс годовая оферта (аналог всем известной «13-й зарплаты», но для акционеров). Но откуда УАТК возьмет на все это деньги?

Реальных путей может быть только три: срочная передача на баланс УАТК крупной партии находящейся в хорошем техническом состоянии и коммерчески интересной авиационной техники (чего вроде бы не планируется); государственный или банковский кредит (что вообще из области фантастики) и срочное акционирование (кстати, любопытно, что топ-менеджмент компании в своих многочисленных интервью не утомляется приводить аргументы в пользу акционирования УАТК) с бестендерной либо «псевдотендерной» передачей группе «приближенных к телу» инвесторов не менее 50%+1 акций компании (поскольку на меньший пакет стратегический инвестор не согласится даже при «диком» акционировании).

Но почему акционирование может быть только «диким»? Да потому, что для акционирования цивилизованного нужны передача компании в сферу управления Минтранссвязи, независимая от МО инвентаризация ее имущества, независимый (вообще ни от кого) финансовый аудит и введение в компании режима санации на срок не меньше года, а то и двух. Естественно, никакого нормального акционирования в этот период быть не может.

В общем, очень и очень похоже на то, что нынешнее руководство МО, действуя фактически в обход правительства, весьма активно реализует по сути противозаконную идею «приватизации (или «прихватизации»?) армии». Точнее «ликвидной части» армейского имущества (которым осталось, в основном, именно «имущество двойного назначения»). А что делать? Демократия, однако!

Тем более что справедливости ради нужно заметить: ASG не брезгует и другой недвижимостью. Например, широкий резонанс получила история с Одесским военным институтом сухопутных войск. Тут нужно сделать некоторое отступление. После того, как высшие военные училища и военные факультеты гражданских вузов в Украине реорганизовали в военные институты, военных институтов Сухопутных Войск первоначально было два — Киевский и Одесский. Было бы весьма рационально сделать базу для национального института сухопутных войск в Одессе (благо, там можно готовить морскую пехоту — море все-таки). Тем более что даже в «догриценковский период» военной реформы два военных института сухопутных войск являлись для Вооруженных Сил Украины слишком избыточными. Был у нас и институт, как это сейчас называется, «менеджерів з гуманітарних питань» (проще говоря, замполитов, поскольку функции этих «господ из бывших товарищей» на самом деле очень мало изменились). Готовил сию публику в погонах Львовский военный институт при национальном университете «Львівська політехніка» (бывшее Львовское высшее военно-политическое училище). Вопрос о судьбе Киевского института сухопутных войск даже и не стоял — в Киеве и так много военных вузов, даже и для нынешней армии.

И тут ASG учинил «фортель», от которого «волосы стыли в жилах» (бессмертное выражение Матвея Гонопольского) даже у «видавших виды и подвиды». Львовский военно-гуманитарный институт стал Львовским военным институтом сухопутных войск (с переходной трансформацией в «просто» военный институт при том же гражданском ВУЗе). Да-да, Вы не ошиблись, это не опечатка, теперь там вместо офицеров по гуманитарным вопросам и военных журналистов будут готовить по боевым специальностям. Но КАК? И чего будут стоить такие «тоже офицеры», окончившие, скажем, факультет «Боевое применение войск» с прочными традициями политучилища? Впрочем, это уже вопросы к министру обороны...

Самое же прискорбное в этой истории, что истинной причиной уничтожения Одесского военного института сухопутных войск является земля. Четыре военных городка общей площадью 60,5 га передаются одесской мэрии. Которая уже заявила, что с радостью их принимает (если бы я был одесским мэром, я бы тоже принял и тоже с радостью). В качестве же компенсации МО обещает строительство жилья для военнослужащих. Целый один дом. Повторю еще раз: целый один дом в обмен на земельные угодья четырех военных городков, расположенных в престижном районе, и подрыв обучения офицеров сухопутных войск по боевым специальностям, устранять который потребуется много лет.

Спору нет, возможно, это и не коррупция. Хотя очень на нее похоже. Но в любом случае тут должна разбираться прокуратура Украины и быть суд. Причем не такой как у нас обычно, а правый. Но если все произошедшее не является коррупцией, тогда оно является преступной халатностью. В крайнем же случае — вопиющей некомпетентностью. И при любом из этих вариантов господин Гриценко явно долго, слишком долго засиделся в кресле министра обороны...

Автор: Сергей Гончаров
Наше Дело

Региональная общественно-политическая газета. Свидетельство о гос. регистрации выдано управлением по делам прессы и информации Одесской областной госадминистрации, серия ОД N991 от 14.12.04 г.