Газета «Наше Дело»
новости, политика, экономика, история, скандалы, компромат
 
http://avtoshkolasems-orenburg.ru/ автошколы оренбурга.
о газете  подписка  контакты  форум  карта сайта 

Бедный Юрик и его глюки

Очень быстро выяснилось, что Луценко и в самом деле понимает власть как возможность, во-первых, мстить всем тем, против кого он стоял на майданах; а во-вторых, как безусловное право сильнейшего подавлять всех остальных
Очень быстро выяснилось, что Луценко и в самом деле понимает власть как возможность, во-первых, мстить всем тем, против кого он стоял на майданах; а во-вторых, как безусловное право сильнейшего подавлять всех остальных
Борис Пенчук. Человек, о котором Украина до того рокового мартовского дня 2005 года и знать ничего не знала
Борис Пенчук. Человек, о котором Украина до того рокового мартовского дня 2005 года и знать ничего не знала
На бумажку были записаны два варианта «тюремных сроков» для Колесникова — под завязку и минимальный. С обязательной конфискацией имущества и бизнеса в обоих случаях
На бумажку были записаны два варианта «тюремных сроков» для Колесникова — под завязку и минимальный. С обязательной конфискацией имущества и бизнеса в обоих случаях

Неприглядная история одного непризнанного преступления. В этой традиционно-украинской истории было все — принуждение, обман, угрозы, шантаж, многочисленные «разводки», формирование преступной группировки и неуемное желание стать первым.

А еще была попытка соединить традиционный «ментовский беспредел» с современными PR-технологиями, в надежде создать новый прецедент незаконного отъема денег...

Юра Луценко. Свой в доску парень. Вечный полевой командир. Пламенный революционер, который всегда готов обличать «врагов» и прочих «воров». Юный политик, который «всегда готов к труду и обороне». Политик, который быстро освоил главную политическую азбуку: уверенно говори самую изощренную неправду, и тебе наверняка будут верить. Юра Луценко — министр внутренних дел в 2005—2006 годах. Министр в том самом правительстве, где никто никого не контролировал. Где каждый министр был вправе самостоятельно придумывать себе любимые занятия, находить собственные синекуры и работать на собственный карман. Очень быстро выяснилось, что Луценко и в самом деле понимает власть как возможность, во-первых, мстить всем тем, против кого он стоял на майданах; а во-вторых, как безусловное право сильнейшего подавлять всех остальных. Банальная садистская трактовка власти, столь традиционная для незрелых юношей, слишком быстро перепрыгнувших многие жизненные ступени и нечаянно оказавшихся на самом верху.

А ведь это действительно «убивает» последние остатки морали. В считанные дни твой обыденный, такой привычный мир переворачивается с ног на голову, и «тот, кто был никем, стал всем». Луценко свой собственный жизненный переворот явно не пережил. Вернее, с ним случилось именно то, чего всегда следует опасаться. Он вкусил невероятно много вседозволенности. Стоп! Мы явно торопимся. Никто еще ничего не знает. Карьера молодого министра внутренних дел только начиналась. Правда, сам Луценко явно не ожидал такого подарка от судьбы. Он думал, что борьба за карьеру только начнется после Оранжевой революции. Он верил в свою звезду и теперь — в январе 2005 года — это «все» упало в его руки.

Невероятно счастливый, вдоволь напившись собственным величием, Луценко буквально бежал в тот самый ресторанчик, где уже собрались его закадычные друзья. Обмывать назначение. Решать дела. Придумывать новые ходы. Выстраивать карьеры. Луценко быстрыми шагами приближался к месту своей собственной встречи. Он уже министр. И он уже знал, что будет делать завтра. Он будет пугать самых «жирных зайцев» и... зарабатывать деньги.

В уютном ресторанчике в самом центре Киева Юрия Витальевича уже ждали соратники. «Господа-авантюристы». Как любовно называл их сам Луценко. Именно на них он надеялся. Именно с ними уже не раз обсуждал то, как «использовать свой шанс». Минут через сорок на столике стояло много пустых пивных бокалов, а уголке скромно лежал черновик, исписанный убористым почерком самого Юрия Витальевича. Нет, не черновик! А «золотой фолиант» будущего луценкового звездного часа. Это был «план одной многоходовой спецоперации», итоговым результатом которой должна была стать «разводка» Рината Ахметова на большие деньги, и «разводка» общественного мнения на рейтинг для самого Луценко. Юра широко улыбался. Все казалось таким простым и таким надежным. Аж дух захватывало от простоты. Итак, главная мишень для всеукраинской операции «Бандитам — тюрьмы» и последующего PR-спектакля была выбрана. Он не сомневался, что Колесникова задержат быстро и показательно — после революции та сторона и голову поднять не смела, разбегалась, подобно тараканам, под кровати и в соседние страны. Он не сомневался, что резонанс будет огромным, и уже подсчитывал будущие дивиденды. На следующее утро рейсовым самолетом авиакомпании «Донбассаэро» по маршруту «Киев — Донецк» вылетел неприметный человек в штатском. Операция началась.

Борис Пенчук. Человек, о котором Украина до того рокового мартовского дня 2005 года и знать ничего не знала. Он — всего лишь один из многих бизнесменов средней руки с пресловутой донецкой пропиской. Надо сказать, что Пенчук всегда играл по тем правилам, которые были приняты в тот или иной момент. Когда нужно — воевал, когда нужно — отдавал активы. С Колесниковым его дорога пересеклась абсолютно случайно где-то в сентябре 2002 года. Хотя разве в тогдашнем Донецке что-то могло быть случайным? Борис Колесников был хозяином региона и потому весьма жестко выстраивал отношения с прочими местными бизнесменами. Пенчуку пришлось продать часть акций крупного торгового центра «Белый лебедь» и... остаться недовольным.

Правда, эта «птичья история» не затерялась среди тысяч подобных историй. Именно «Белый лебедь» — по замыслу Юрия Витальевича — должен был выступить главной «кочергой» для удара по империи Рината Ахметова. На первом этапе: арест Бориса Колесникова, председателя Донецкого областного совета и демонстративное «закрытие» его в СИЗО. Второй этап: получение признательных показаний Колесникова и предварительная организация судебного шоу по факту «кровавого вымогательства». На бумажку записывается два варианта «тюремных сроков» для Колесникова — под завязку и минимальный. С обязательной конфискацией имущества и бизнеса в обоих случаях. Бумажка нужна была для следующего этапа. Третий этап: торговля с Ахметовым и получение в качестве отступных от 50 до 70% активов Рината Леонидовича. Кстати, в этом месте нужно сделать небольшое лирическое отступление. Луценко, к его большому сожалению, не настолько умен, чтобы просчитывать по-настоящему долгоиграющие комбинации. Юрий Витальевич чрезвычайно прост, а потому искренне считает, что оппонентов нужно просто уничтожать, а их добро в полном объеме экспроприировать. Он не понимает, что в крупной игре оппонентов нельзя уничтожать полностью. Иначе рано или поздно такая же участь постигнет и тебя самого. Так вот, идею с частичным «раздеванием» Ахметова подбросил в шальную голову Луценко кое-кто иной. Скажем так, сделал это... один из наиболее деятельных и влиятельных на тот момент президентских фаворитов. Так вот, этот деятельный фаворит подкинул свою идейку и порекомендовал Юрию Витальевичу отдать в своеобразных «революционный общак» львиную долю будущих экспроприаций, оставив себе не более 10%. Луценко поначалу согласился, но вскоре передумал и, не сказав никому не слова, решил забрать себе почти всю долю «ахметовских активов». «Почему я должен с кем-то делиться? Вся черновая работа на мне! Все силовые действия на мне! Все разработки на мне! Фиг вам всем. Все мое!» — Луценко принял единственно верное решение, и репрессивная машина заработала.

А мы тем временем вернемся к Пенчуку. Во время вечерней прогулки к нему подошла некая неприметная личность и, заученно-автоматическим движением вскинув левую руку, показывает корочку, в которой написано: «Министерство внутренних дел. Удостоверение личности №...». Прокашлявшись, незнакомец отрекомендовался: полковник милиции М. «Борис, я бы очень хотел с вами переговорить по одному интересному делу». Рядом тут же «нарисовался» еще один товарищ специфической наружности, сквозь гражданский пиджак которого явно просвечивались все те же три полковничьи «звезды». Пенчук напрягся: «Что хочет от меня этот столичный мент?». «Не верь, не бойся, не проси. Т.е. никогда не иди на сотрудничество с украинской милицией, и все будет в порядке». Эти простые истины твердо сидели в башке Пенчука. Но полковник, ловко подхватив Пенчука за локоть, властным жестом показал на ближайшее кафе и небрежно бросил: «Пройдемте!». Что было дальше? Традиционная ментовская «обработка личности» с прямолинейными угрозами, лживыми посулами и красноречивыми обмолвками. Пенчуку в деталях рассказали о его конфликте с Колесниковым и попросили подтвердить, все ли правильно. «Более-менее, — кивнул донецкий бизнесмен. — Если не считать некоторых несущественных неточностей». «А вот вы эти неточности и исправите в своем заявлении». Пенчук явно занервничал: «Зачем мне это нужно?» Полковник пристально посмотрел в глаза своей новой жертвы и сразу понял, что «клиент» почти сломан: «Ну, как же, вас ведь обидели. Вас обобрали. Вас почти раздели. Неужели не хотите восстановить справедливость?» «Это мои дела. Мой спор. Мне не нужна ваша помощь!» «Допускаю, что Вам помощь, может, и не нужна, но нам она очень пригодится. И вообще, гражданин Пенчук, машина уже работает. Твое, Боря, мнение мало кого интересует. Прокуратура и областная милиция уже вышли на старт. Все закрутилось. Обратного хода никто не даст. Хочешь ты или нет, но ты подпишешь любое заявление». «Да вы с ума сошли. Мне здесь жить». «Ты, наверное, не понял. У тебя никто не спрашивает, будешь ты писать заявление или нет. Оно уже написано и пущено в работу. А у тебя теперь две дороги: либо ты добровольно едешь со мной, либо мы вывозим тебя насильно, и ты как миленький все подписываешь, а еще получаешь свои три года тюрьмы за какую-нибудь фигню. Понял? Идет революция. И нам не до сантиментов. Будешь помогать — хорошо. Не будешь — заставим. Сегодня действуют другие законы. Наши законы».

Большая игра началась. Пенчук еще не успел толком понять, что происходит вокруг, как произошло сразу два грандиозных постановочных действа. Первое: через несколько дней поселок Красный Пахарь, где жила семья Пенчуков, был взять в оцепление силовыми подразделениями МВД. Многочисленный спецназ при полном камуфляже обеспечивал... эвакуацию семьи Пенчука в рамках программы защиты свидетелей. На самом деле это был банальный показушный спектакль. Маски-шоу вышло на славу. Страна была шокирована. А то, что пережили в это время сам Пенчук, его жена и двое несовершеннолетних детей, мало кого волновало. И ведь это было только начало. Бориса Пенчука еще долго будут использовать по полной программе в политико-шантажных разработках «группы Луценко», чтобы в конце выбросить как тряпку. Но все это позже. А пока начиналось второе шокирующее действо: показательный арест Бориса Колесникова...

Автор: Макс Михалишин
Наше Дело

Региональная общественно-политическая газета. Свидетельство о гос. регистрации выдано управлением по делам прессы и информации Одесской областной госадминистрации, серия ОД N991 от 14.12.04 г.