Газета «Наше Дело»
новости, политика, экономика, история, скандалы, компромат
 
http://24open-casino.com/ ігрові автомати на гривні: грати на гроші в ігрові автомати.
о газете  подписка  контакты  форум  карта сайта 

Цинизм Луценко предела не имеет!

Время действия — 9 марта 2001 года. Место — забор на улице Богомольца, 10, у центральной проходной МВД Украины. А фраза, которая Юрий Витальевич так старательно выводит на этом заборе, целиком читается так: «КРАВУ — НА ЛАВУ!»
Время действия — 9 марта 2001 года. Место — забор на улице Богомольца, 10, у центральной проходной МВД Украины. А фраза, которая Юрий Витальевич так старательно выводит на этом заборе, целиком читается так: «КРАВУ — НА ЛАВУ!»
Лучшим увековеченьем памяти Юрия Кравченко станет очищение этой памяти от лжи и грязи. И суровое наказание тех, кто эту грязь лили. Любителей пакостить на заборах — в том числе...
Лучшим увековеченьем памяти Юрия Кравченко станет очищение этой памяти от лжи и грязи. И суровое наказание тех, кто эту грязь лили. Любителей пакостить на заборах — в том числе...

Собственно говоря, никто не сомневался, что свое вступление в новую-старую должность министра внутренних дел страны Юрий Луценко непременно ознаменует какой-нибудь совершенно оглушительной глупостью, каким-нибудь изреченным с глубокомысленным видом неимоверным «ляпом». Без таковых Юрий Витальевич, похоже, не может связать и двух слов. Так что следящим за его публичными выступлениями согражданам оставалось только затаить дыхание и ждать, подобно зрителям в цирке, на арену которого выпустили известного «коверного». Ожиданий почтеннейшей публики наш кло... то есть «министр», не обманул.

Прозвучавшее из уст Луценко заявление о том, что, мол, «необходимо увековечить память о профессионализме и опыте Юрия Кравченко» — это даже, пожалуй, не цинизм. Это нечто такое, что вообще не имеет названия. Не говоря уж о том, что само по себе касание имени Юрия Кравченко, мягко говоря, нечистым языком Луценко, является, на наш взгляд, оскорблением памяти последнего... Есть еще и другие аспекты. Какое моральное право имеет Луценко трепать имя покойного министра после всего того зла, которое он лично принес и ему, и его семье?!

Версию о возможной причастности самого Луценко и его преступной «команды» к трагическим событиям 2005 года мы достаточно подробно изложили в материале «Кто стоит за убийством Юрия Кравченко?». Но даже если не принимать во внимание ее (хотя бы и в силу недоказанности), то как быть с другим — запретом Юрия Луценко на то, чтобы прощание с Юрием Кравченко проходило в Доме культуры МВД, еще более строгий его запрет кому-либо из сотрудников министерства присутствовать на похоронах и, наконец, репрессии, вплоть до увольнения, обрушившиеся на тех, кто, поставив офицерскую честь превыше карьеры, на этот запрет наплевали?! Но ведь и это еще не все!

Вне всякого сомнения, Луценко стоит в первых рядах тех гнусных типов, из-за лжи и интриг которых Юрий Кравченко был сперва смещен с поста министра внутренних дел, а впоследствии и убит. Кто, как не он, озвучивал бесконечные, высосанные из пальца обвинения в адрес Кравченко по «делу Гонгадзе»? Кто, как не Луценко, был среди заправил шабаша «Украина без Кучмы»? Очевидно, Юрий Витальевич считает всех нас, своих соотечественников, страдающими то ли полным идиотизмом, то ли полной амнезией. Но даже если б и вправду всем нам отшибло память — что делать с ЭТОЙ фотографией?!

Время действия — 9 марта 2001 года. Место — забор на улице Богомольца, 10, у центральной проходной МВД Украины. А фраза, которая Юрий Витальевич так старательно выводит на этом заборе, целиком читается так: «КРАВУ — НА ЛАВУ!» Вглядитесь в лицо — губку, болезный, закусил, только что язык от усердия не вывалил... Прямо дефективный мальчик, которого более старшие хулиганы посвятили, наконец, в таинственное значение слова из трех букв и дали в руку кисть и краску.

Напрашивается вопрос: «Так где же НАСТОЯЩИЙ Луценко?! Тот, который паскудит забор МВД оскорбительным для Юрия Кравченко убогим «стишком»? Или тот, который, повторно забравшись в этом ведомстве в «кресло №1», предлагает память Кравченко «увековечить»? Где же истинные убеждения Юрия Витальевича?!» Искать ответ, думается, бессмысленно. Поскольку убеждений нет. Они отсутствуют как таковые. Есть одно — безудержная, всепоглощающая жажда власти. Полученной и удерживаемой любой ценой...

Лучше всего это, пожалуй, иллюстрирует выступление Кирилла Куликова — экс-главы Интерпола в МВД Украины, «въехавшего» ныне в парламент «на закорках» Луценко. Уразумев, какую бестактную дурь сморозил «шеф», верный Куликов немедленно бросается его «выручать». При этом, прежде всего, грозит пальчиком журналистом — это, оказывается, они, «пр-а-ативные», Юрия Витальевича «не так поняли»! Сотворили, по словам Куликова, «черный пиар», опустив из выступления Луценко упрек в адрес Кравченко в том, что тот был хорош «...до тех пор, пока не стал вмешиваться в политику...». Ну, вот уж кому упрекать кого-либо в политизации милиции, так это, безусловно, Луценко с Куликовым. Вот уж они (и их многочисленные подельники... то есть, простите, соратники!), ни в чем подобном, конечно, не замечены...

Правда в «комментарии», прозвучавшем из уст Куликова, заключается в другом: он заявил, что «...Кравченко был личностью, которую уважают 300 тысяч украинских милиционеров, а к мнению 300 тысяч стоит прислушиваться...». Вот оно в чем дело: вернувшись на пост, с которого его в свое время с позором вышибли (кстати, во многом именно прислушиваясь к мнению украинских милиционеров), Луценко готов без мыла лезть к ним в... душу! Вот только, думается, зря. Поскольку любой нормальный мент — включая тех, которым под началом этой «команды» уже приходилось и придется, увы, служить вновь, — не может испытывать к Луценко и его «команде» ничего, кроме презрения и отвращения.

И дешевый популизм, пиар пигмея на могиле действительно выдающейся личности ничем тут не поможет. Мнение «300 тысяч украинских милиционеров» о Луценко и его прихлебателях, подобных Куликову, останется все тем же — кратким и крайне непечатным. Особенно мнение тех тысяч милиционеров из упомянутых трехсот, которые в 2005 году стараниями этой гоп­компании уже были выброшены из милиции по политическим мотивам. А также тех, кому, можно в этом не сомневаться, подобное еще предстоит — в связи с возвращением горе-«министра».

И, наконец, нельзя, не упомянуть и об еще одном голосе, раздавшемся в связи с упомянутым выше заявлением Луценко. Вскинулся, забился в падучей, брызжа ядовитой слюной, еще один «светоч отечественной демократии», вернее, ее далеко торчащие «уши». Речь об «экс-майоре» Государственной службы охраны Николае Мельниченко, чей портрет, без сомнения, вовеки пребудет особым украшением галереи украинских Иуд. Он своими недреманными (и как писал классик, «скошенными от вечного вранья»), очами узрел в подобном «...возвращение к старым «добрым» кучмовским методам работы...». Алярм! Ахтунг! Демократия в опасности! Почему-то подобные мысли не тревожили профессионального предателя Мельниченко в 2005-м, когда не «орлы Кравченко», а «ослы Луценко» бросали в тюрьмы людей, впоследствии оказавшихся невиновными. Бросали как раз именно по политическим мотивам...

Не демократии увидел угрозу «диктофонных дел мастер», вовсе не ей! Усмотрел он угрозу своим собственным интересам — бездонной кормушке в виде фальсификаций вокруг президентского дивана и своей же неприкосновенности, все с тем же диваном связанной. А вдруг да будет признано наконец-то то, что все обвинения в адрес Юрия Кравченко в связи с «делом Гонгадзе» абсурдны, лживы, необоснованны и, в конце концов, ничем и никем не подтверждены за прошедшие уж скоро восемь лет! Ведь эдак могут докопаться и до истинных организаторов и участников тех событий. И уж тогда каждому да воздастся... И будет тогда предатель и изменник Родины Мельниченко давать показания не по поводу им же самим выдуманных либо озвученных нелепостей, а касательно собственной подрывной деятельности против Украины.

Неужели такой день настанет?! В это хочется верить, поскольку, как кажется нам, лучшим увековеченьем памяти Юрия Федоровича Кравченко, помимо памятников и мемориальных досок, которые, несомненно, еще появятся в Украине, станет очищение этой памяти от лжи и грязи, которыми пытались и пытаются ее замарать. И суровое наказание тех, кто, став причиной его трагической гибели, эту грязь лили. Любителей пакостить на заборах — в том числе...

Автор: Роман Иванов
Наше Дело

Региональная общественно-политическая газета. Свидетельство о гос. регистрации выдано управлением по делам прессы и информации Одесской областной госадминистрации, серия ОД N991 от 14.12.04 г.