Газета «Наше Дело»
новости, политика, экономика, история, скандалы, компромат
 
Аксессуары для автомобиля. Видеорегистратор Шо Ми. Рассрочка.
о газете  подписка  контакты  форум  карта сайта 

«Сеню послушаю — и пойду борщ жрать!»

 — Уважаемая громада, спасибо вам! Вы приходите еще, меня приглашайте, пока погода хорошая...
— Уважаемая громада, спасибо вам! Вы приходите еще, меня приглашайте, пока погода хорошая...

Намедни Арсений «вече» проводил. Аж в двух районах столицы! Чем мероприятие с таким оглушительным названием отличается от банального политического митинга? Да, по большому счету… Впрочем, судите сами.

Угол парка Победы, что возле станции метро «Дарницкая», был заставлен палатками с агитацией от «Фронта перемен». Чуть поодаль стояла сцена, а за ней — небольшой грузовичок, от которого в парк тянулась небольшая очередь. Это ребята Арсения раздавали всем желающим надувные шарики с характерной болотно-полосатой символикой. В очереди стояли дети и их родители, некоторые старались умыкнуть сразу по нескольку «гандончиков». Но! Случались и семьи с принципами.

— Мама, — задало вопрос какое-то проходившее мимо чадо лет пяти, — можно, я 3 шарика возьму — мне, тебе и папе?

— Нет, Витя, — строго ответила мама, — мы за Яценюка голосовать не будем и шариков его брать тоже не будем. Мы тебе потом других шариков купим.

И Витю потащили в глубину парка.

Тем временем сам виновник торжества стоял за трибуной, будто пианист перед концертом. Наконец, ведущий со сцены дал команду. В черном костюме и светлой рубашке без галстука Арсений Петрович молодцевато выскочил на передовую.

Вряд ли увиденное его сильно порадовало. При идеальной погоде в идеальное время на «вече» пришло 3, от силы 4 сотни людей. Негусто. Однако капризничать было некогда — приходилось работать с теми, кто был под рукой.

Начал Арсений Петрович вполне удачно.

— Сегодня хорошая возможность, знаете, что провести? Не политический митинг. Для меня важно, чтобы вы услышали меня, а я услышал вас. Может, у вас по каким-то вопросам своя позиция. Но мне важно, чтобы вы мне подсказали, где я не прав. Чтобы я знал, когда…

— …А у меня дома борщ стоит, — громко изрек вдруг куда-то в пространство морщинистый дедуган. От него ощутимо пахло перегаром.

— Борщ? — невнимательно переспросил стоявший рядом корреспондент.

— Да, целая кастрюля. Наваристый! Вот Сеню послушаю — и пойду домой, борщ жрать! Да… с ним — вот прямо сейчас и пойду!

И, развернувшись, дед удалился. Тем временем Арсений излагал народу свою концепцию того, почему все так плохо. Излагать было легко — за несколько недель предвыборного тура по Украине заученные слова привычно отскакивали от зубов.

— Прошло уже 18 лет — но, к большому сожалению, никаких новых достижений мы так и не сделали. Мы ездим на этом старом возе, который был сделан еще во времена Советского Союза. На пальцах можно посчитать объекты, которые появились в Украине. На пальцах можно посчитать те промышленные гиганты, которые начали работу в Украине…

— Маша, как думаешь, сколько ему лет? — спросила у подруги стоявшая рядом женщина средних лет.

Подруга окинула Арсения критическим взглядом.

— Лет сорок — сказала она наконец. — Или сорок пять.

— Та не чуди. Он молодо выглядит.

— А они вообще хорошо сохраняются.

— Кто «они»?

— Евреи. Евреи хорошо сохраняются.

— А с чего ты взяла, что он еврей?

— А что, не видно? И люди говорят…

— Та то про него распускают… меньше надо слушать!

Тем временем Арсений «на пальцах» объяснял народу возвышенно-стратегические тезисы своей программы.

— Что такое национальная идея для нас всех? И что такое «проект Украина»? Так вот, «проект Украина» и национальная идея — это тождественные понятия. Мы когда хату строим, мы же проект делаем? Делаем. Мы не можем фактически без проекта построить хату. То же самое происходит и по самолету, и по автомобилю…

Публика с интересом слушала, как самолеты и авто бороздят просторы воображения выступающего оратора. Самые активные граждане уже толкались на подступах к сцене за право задать Арсению вопрос через одного из «модераторов» вече — девушку с микрофоном.

— Я хочу о правах человека задать! — яростно говорил кадыкастый человек в сиреневой куртке. — Мне нужно знать позицию Арсения Петровича!

Окружающие глядели на него со снисходительной брезгливостью. В их личном Топ-10 вопросов права человека явно занимали, как минимум, предпоследнее место.

Тем временем Арсений перешел к любимой теме — «новой индустриализации»:

— Стране неотложно нужны новые заводы, новые фабрики, новые автодороги, новые сети, новые железные дороги, новые аэропорты. Это единственный подход к тому, как сформировать в Украине новые рабочие места. При других обстоятельствах мы не сможем решить вопрос трудоустройства украинцев. Это во-первых. А во-вторых, мы не сможем решить вопрос непосредственно доходов — как отдельно взятого украинца, так и бюджета в целом.

— Вот молодец! — восхищенно, ни к кому конкретно не обращаясь, сказала стоявшая справа дама бальзаковского возраста.

— Нехай этот молодец сначала скажет, сколько у него денег! — отреагировал стоявший рядом дед.

Дама бальзаковского возраста достала их кармана конфету и любовно посмотрела на сцену.

— Завидовать грешно, — сообщила она деду. — Мужик сам всего добился. Мне такие нравятся.

И сунула конфету в рот.

Как раз в этом время дело дошло до вопросов публики. Первым за микрофон уцепился мужчина лет 70-ти:

— Арсений Петрович, меня волнует такой вопрос. Вот будете вы президентом — какие у вас будут отношения с Пинчуками, Ахметовыми и прочая?

Лицо Арсения осветилось широкой улыбкой. — Хорошие отношения! — сказал он. — Даже можете не сомневаться, — очень хорошие! А теперь я вам расскажу, как я вообще вижу роль и место большого бизнеса! Вот сейчас вы назвали больших бизнесменов — правильно? Часть людей, которых вы назвали, присутствует сегодня в украинской политике. А другая часть не присутствует. Так вот первое, с чего я начну: Украина — это классическая олигархическая страна. Кто такой олигарх? Это такой дядька, у которого, кроме миллиардов, есть свои депутаты в парламенте, свои министры и руководители администрации, свои мэры и свои прокуроры; он владеет территорией, государством, управлением. Так вот, я вам очень четкую скажу формулу. Я как президент буду поддерживать большой, средний и малый украинский бизнес. И буду выполнять все их разнарядки только для одного — чтобы они сделали рабочие места для Украины. Чтобы они платили налоги, строили города и выполняли социальную функцию. Но…

На физиономии Арсения появилось выражение волевого сарказма.

— …Но как только эти дядьки, о которых вы сказали, начнут лезть в политику, начнут скупать пачками народных депутатов, у них будет только одна телефонная линия. И одна возможность для общения — Генеральный прокурор Украины. В Украине не будет олигархов, в Украине будут бизнесмены!

Наградой оратору за этот пылкий монолог стали жидкие аплодисменты. Народ нежился на солнышке, совмещая приятное с полезным. Излагаемые Арсением упрощенные тезисы и постулаты необременительным грузом ложились в подкорку. Я же подумал: «Слышал бы это Фирташ. Или тот же Пинчук!» Не из ихних ли рук Сеня, еще будучи депутаном… Ну, да ладно! А то еще и обо мне скажут, что «наговариваю».

Было, однако, в этой лекции нечто такое, что резало слух. И называлось это «нечто» — барская интонация. Вроде бы, и объездил Арсений всю Украину, вроде, и принял участие в сотнях митингах и «вече» — а это снисходительное отношение самодостаточного «яппи» к собственному народу (преимущественно не столь башковитому и уж точно не столь удачливому) просачивалось то тут, то там. Так, о своем президентстве Арсений говорил как о деле практически решенном и неопределенном лишь во времени. При этом публике отводилась роль добровольных, но не таких уж незаменимых помощников. Там, где у опытных Тимошенко с Януковичем звучит ритуальное «мы с вами», Яценюк со сцены провозглашал:

— Я во второй раз на эти грабли не наступлю…

— Мне нужен инвестор, который…

— Мне в школе нужно воспитание…

Этот менторский тон пер из «молодого и перспективного», как фарш из мясорубки. Не имея за спиной ни одних президентских выборов (с соответствующей реальной «засечкой» рейтинга), Арсений вел себя как человек, имеющий право поучать стоящую перед ним толпу. То выставлял себя Черчиллем («Я вам могу пообещать только тяжелый труд, слезы и пот»). То громко возвещал: «Перестаньте верить в сказки!». И пусть при этом оратор говорил правильные вещи о лживости обещаний политиков — само право этого человека так себя вести вызывало серьезные сомнения.

Очевидно, дело усугубилось с тех пор, когда технологи Арсения стали вводить в его беззлобную, смешливую «харизму» поистине нордическую тему. И тогда на фоне грозного «возьму хамов за яйца» природное высокомерие кандидата стало особо заметным. В сочетании с его младенческим — как для украинских президентских выборов — возрастом это дало эффект столь же странный, сколь и смехотворный. Из вполне органичного умного кролика-пересмешника получился высокомерный кролище, который при обычных обстоятельствах клал бы на своих «простых» соотечественников с высокой колокольни, но тут случились выборы…

…С другой стороны, интонации эти выпирали из Арсения лишь время от времени. В остальном же он был весьма тих. Скучно говорил о пенсиях, нищенствующей армии, образовании. Народ слушал не без интереса, однако особых эмоций не высказывал.

Впрочем, надолго Сеню не хватило. Когда истекал лишь первый час «вече», ведущий неожиданно сказал, что «у нас мало времени». Затем слово опять взял Яценюк.

— Уважаемая громада, спасибо вам! Вы приходите еще, меня приглашайте, пока погода хорошая. Вам приятных выходных, до свидания!

И, в сопровождении охранников, зашагал по дорожке к проезжей части, где его уже ждало авто. Вслед за ним поплелась часть публики.

На подходе к машине Арсения притормозила какая-то дама. Яценюк с пониманием кивал головой. Закончив свою мысль, дама развернулась, и Арсений двинулся к авто.

— Арсений Петрович! — раздалось сразу несколько голосов. Громче всех просила женщина, в руках у которой были какие-то бумаги.

— Арсений Петрович, я за чоловіка... крім того, що тут кримінальна справа...

— Я посмотрю!

И сразу попятился к своему рэйнджроверу. Еще мгновение — и авто умчалось прочь, а вслед за ней и машина сопровождения.

Избиратели проводили эту кавалькаду взглядами — и стали расходиться. Не стал исключением и автор этих строк. У пешеходного перехода с ним поравнялся давешний дед, хотевший узнать, сколько у Арсения денег.

— А ты, парень, зачем все записывал? — спросил он подозрительно. И, услышав ответ, задумчиво почесал голову.

— Журналист? А я думал, ты из органов. А то этим Арсением нужно заняться. В мое время им бы точно занялись. Ты его машину видел?

На светофоре зажегся зеленый свет.

Автор: Максим Барсуков
Наше Дело

Региональная общественно-политическая газета. Свидетельство о гос. регистрации выдано управлением по делам прессы и информации Одесской областной госадминистрации, серия ОД N991 от 14.12.04 г.