Газета «Наше Дело»
новости, политика, экономика, история, скандалы, компромат
 
современный способ взять ссуду
о газете  подписка  контакты  форум  карта сайта 

История разграбления Украины. Часть II

Постановление о прекращении уголовного дела
Постановление о прекращении уголовного дела
Стр. 2
Стр. 2
Стр. 3
Стр. 3
Стр. 4
Стр. 4
Стр. 5
Стр. 5
Стр. 6
Стр. 6

Так, с конца 1989-го по февраль 1992 годов из этого банка структурам ассоциации «Импекс 55 Крым» было выдано 804 млн. рублей. В том числе (случай из ряда вон выходящий) 510 миллионов беспроцентной ссуды — производственной ассоциации «ПАСС», остальное другим структурам всего под 1—8% годовых. Почти ничего из выданных в кредит сумм назад в банк не вернулось, да и не могло вернуться, поскольку предназначалось совсем на иные цели.

Деньги конвертировались в твердую валюту и уходили в карманы участников группировки, а также расходовались на весьма сомнительные политические цели.

Дело в том, что ассоциация «Импекс 55 Крым» была одним из организаторов мощной антиукраинской кампании, которая едва не закончилась для жителей Украины полным расколом. Так, согласно «Протоколу о целевом использовании вступительного взноса», ассоциация «Импекс 55 Крым» передала в «Российский научный фонд» десятки миллионов рублей для «политического консультирования», «методического содействия» и «организации контактов с Верховным Советом и правительством России». Деньги фактически использовались Русским Движением Крыма, под крылом которого и пришел к власти Ю. Мешков.

Неплохое применение нашли своим деньгам «патриоты» из АК АПБ «Украина». При этом, как выяснилось, банк «Украина» в лице своего ОПЕРО Крымской республиканской дирекции с самого начала был одним из учредителей ассоциации «Импекс 55 Крым».

На проделки «Импекса» обратил внимание начальник ревизионного отдела Национального банка Украины Н. Алехин, но вскоре после этого был уволен.

Это и неудивительно, учитывая реакцию В. Ющенко на сделки с кредитами. Вот его официальное мнение как одного из высших руководителей АК АПБ «Украина»: «Кредиты, выданные Протасовой Н. Г. сверх ограничений предельных размеров и без соответствующих разрешений вышестоящих структур, выданы с нарушением внутренних ведомственных правил, но не противоречат действующему банковскому законодательству».

Итак, кредиты «выданы с нарушением», но «не противоречат действующему банковскому законодательству».

Следствием, которое проводила специальная следственная группа Генеральной прокуратуры Украины, было установлено, что, согласно уставу АК АПБ «Украина», в местном отделении банка можно получить кредит размером только до 5 млн. рублей и под 25-30% годовых. Ассоциация «Импекс 55 Крым» и ее структуры получала суммы гораздо большие и на льготных условиях, которые не могли быть согласованы иначе, как на уровне главной киевской конторы.

Ющенко не соврал, утверждая, что кредиты выдавались «без соответствующих разрешений вышестоящих структур». Но это согласование, скорее всего, обеспечивал он сам. Единолично. А ассистировал ему, видимо, партнер по бизнесу и отдыху в Крыму, коллега — Игорь Митюков. Каким образом это произошло — немного дальше, а пока нужно вернуться в номенклатурный дом отдыха «Аю-Даг».

«Условия», созданные в пансионате для проведения указанного выше семинара, В. Ющенко очень понравились. Так понравились, что летом, накануне отпуска, Виктор Андреевич позвонил Будиловичу (директору Крымской республиканской дирекции АК АПБ «Украина») с просьбой «организовать» в понравившемся пансионате отдых ему и еще «одному товарищу» (начальнику управления международных расчетов АК АПБ «Украина» Игорю Митюкову). Понятное дело, когда начальник просит организовать ему отдых, следует задать вопрос: а кто же заплатит за эту «организацию»? Но Виктор Андреевич как истинный рыночник указал на ассоциацию «Импекс», которая готова понести все сопутствующие расходы.

Потом, на допросах в Генпрокуратуре, Виктор Ющенко пытался «валить» все на руководителя крымского отделения банка «Украина» Будиловича: «...при встрече Будилович заявил, что один номер полностью выкуплен совместным предприятием банка (ассоциацией «Импекс». — авт.) и об оплате не может быть и речи...»

Словом, о совместной деятельности Н. Протасовой и В. Аверкина банкир был прекрасно осведомлен. Но будь у банка даже сто совместных предприятий и ты бы даже входил в число их сотрудников, разве это повод для того, чтобы не платить за свой персональный отдых?

Впрочем, повод у Виктора Андреевича, оказывается, был, и немалый.

Отпуск закончился, а 9 октября 1991 года ассоциация «Импекс 55 Крым» получила кредит АК АПБ «Украина» для конвертации в иностранную валюту на закупку сельскохозяйственного оборудования (тема сельского хозяйства в это время проходит красной нитью по жизни нашего героя, позже на короткое время ее сменит тема экологии, а затем уже — тема панукраинства).

Согласно действовавшему в АК АПБ «Украина» порядку, заключение о возможности выдачи кредита должен давать созданный для этих целей кредитный комитет банка. Причем на специальном заседании, после рассмотрения всех документов, обосновывающих целесообразность выдачи кредита. Письмо В. Аверкина от 10 октября 1991 г. с просьбой выдать кредит, по невыясненным до сих пор обстоятельствам, минуя кредитный комитет, попало прямо в руки к В. Ющенко, успев побывать до этого в руках И. Митюкова. И кредит был выдан, вопреки тому, что значительная часть документов от ассоциации «Импекс 55 Крым» была просто поддельной, а часть необходимых контрактов вообще не была предоставлена. Мало того, в кредитном деле банка «Украина» оказался даже протокол заседания кредитного комитета, датированный все тем же 10 октября 1991 года (поразительная оперативность!). В нем черным по белому говорится о проведенном заседании и о положительном решении в отношении выдачи 100 млн. рублей кредита ассоциации «Импекс 55 Крым», внизу, как положено, стоят подписи всех членов кредитного комитета.

При проведении допросов следователи Генпрокуратуры Украины выяснили, что свое присутствие на указанном заседании и подписи в протоколе подтвердили только два человека, а именно постояльцы «Импекса» в пансионате «Аю-Даг» Виктор Ющенко и Игорь Митюков.

Любопытно прочесть свидетельские показания A. M. Коваля — председателя кредитного комитета АК АПБ «Украина», допрошенного Генпрокуратурой 10 ноября 1992 года: «Я ознакомился с предъявленными мне на обозрение протоколом кредитного комитета №10 и с письмом от 10 октября 1991 г. Я могу пояснить следующее: я не участвовал в заседании и не принимал участия в обсуждении, выдавать ли разрешение на выдачу кредита 100 млн.»

Аналогичные объяснения дали и другие (кроме И. Митюкова) члены кредитного комитета. Упомянутое письмо, кстати, было адресовано И. Митюкову, но положительную резолюцию на него наложил все тот же В. Ющенко, что завершает картину «технологии» проведения незаконного кредитования.

Кредит «Импекс» не вернул, как, впрочем, и все остальные, поэтому нанесенный ущерб определялся в «особо крупных размерах».

Еще одним отягощающим вину участников операции обстоятельством было то, что действовали они, вне всякого сомнения, организованной группой.

Даже и без проведения графологической экспертизы у следствия были все основания для возбуждения в отношении В. Ющенко дела по факту участия в хищении государственной (банк «Украина» был частично государственным) и коллективной собственности в особо крупных размерах.

Характерно, что подобные же обвинения предъявлены сейчас Павлу Лазаренко. Причем, кроме этого, в действиях В. Ющенко усматривались и признаки таких преступлений, как подделка документов и использование подложных документов.

Но выдвижение кандидатуры В. Ющенко в число претендентов на пост главы Национального банка Украины охладило пыл генпрокурорского начальства. С самых вершин власти в Генеральную прокуратуру поступали совершенно прозрачные и очень настойчивые сигналы: «не трогайте Виктора Ющенко, не то хуже будет». Следователям было рекомендовано больше не задавать вопросов В. Ющенко.

Но один следователь, в отличие от своего начальства, занял принципиальную позицию и в канун рассмотрения кандидатуры председателя правления Нацбанка на заседании Верховной Рады написал ее главе Ивану Степановичу Плющу письмо с изложением всех незаконных действий утверждаемого кандидата. Следователь просил спикера просто ознакомить с содержанием письма народных депутатов, перед тем как они сделают свой выбор.

Депутаты, одобрившие кандидатуру Виктора Ющенко, об этом письме ничего так и не узнали. Как говорится в таких случаях, один моральный человек «прикрыл» другого морального человека, а если точнее — рука руку моет.

Вот так Ющенко вышел и сухим и «чистым» из воды только потому, что генпрокурорское начальство не позволило следствию задать Виктору Ющенко все необходимые вопросы.

Интересно, что Ющенко, допрошенный как свидетель 22 декабря 1992 года, через неделю представил в Генпрокуратуру квитанцию №765 от 30.12.1992 из Дома отдыха «Аю-Даг», где было указано: «принято вот Ющенко В. А. за проживание и питание куп. (купонов) 5 тысяч», о чем свидетельствовала оценка «ПОЛУЧЕНО».

Жест, очень характерный для Ющенко, и на нем следует остановиться подробнее.

Во-первых, на воре и шапка горит.

Если ты не виновен, почему же платишь? Но если платишь — значит, ты тем самым признаешь свою вину. Ведь платят, чтобы возместить убыток, надеясь смягчить наказание. Во всяком случае, такими являются правила криминального процесса.

Во-вторых, трудно поверить, что Ющенко сам слетал или съездил в Крым, скорее всего, оплату осуществил какой-нибудь очередной Будилович.

В-третьих, 5 тысяч купонов 30 декабря 1992 это далеко не 5 тысяч рублей по состоянию на лето 1991 года (не было тогда никаких купонов, а рубль стоил намного дороже). В Крыму только за килограмм говядины для школьной столовой брали 350 рублей. На деньги, уплаченные Ющенко (или за Ющенко) «за проживание и питание» в течение месяца в дорогом и шикарном пансионате едва ли можно был бы даже хотя бы разик скромно поужинать. В декабре 1992 года 1 доллар на бирже стоил 715 рублей, а это значит, что за месяц шикарного отдыха он заплатил 6 долларов и 99 центов.

Для сравнения, упомянутый выше главный гаишник Крыма Е. Жагорников «в добровольном порядке» вернул за сервис в «Аю-Даге» 92 тыс. рублей денежной наличностью в доход государства.

В-четвертых, зачем же Ющенко заплатил пансионату «Аю-Даг», если «Импекс» уже один раз оплатил его отдых по полной программе?

Ведь пансионат на самом деле никакого убытка не понес, как и ассоциация «Импекс», которую Ющенко «отблагодарил» незаконным кредитом без возврата.

Возмещать убыток надо было не пансионату, а банку «Украина», и не 5000 купонов, а, по крайней мере, 100 000 рублей, хотя реально сумма убытка из-за инфляции увеличилась во много раз.

Кому-кому, а человеку, который закончил ВУЗ по специальности «бухгалтерский учет в сельском хозяйстве», человеку, который защитил кандидатскую диссертацию на тему «Развитие спроса и предложения денег в Украине», человеку, который по рейтингу журнала «Global Finance» 1997 года вошел в шестерку лучших банкиров мира, эти обстоятельства должны быть хорошо известны.

Конечно, что такое для банкира с возможностями, как у Ющенко, 5 тысяч купонов? Человек миллиардами орудует. Но и здесь он не удержался, чтобы не смахлевать. Воистину сказано: не слова делают человека тем, кем он есть, но дела его.

Интересно, кто-нибудь из других лауреатов рейтинга журнала «Global Finance» оказывался когда-нибудь в ситуации, подобной той, в которую влип Виктор Ющенко?

В одно и то же время, когда Виктор Андреевич давал показания в своем деле, по соседству, в том же здании Генеральной прокуратуры Украины, расследовалась и другая афера.

Вот что написано об этом деле на Интернет-сайте «Украина криминальная»: «Суть. 13.12.91 председатель правления АПБ «Украина» В. Гетьман подписал договор с московской фирмой «ДиП СовГрупп» (учредитель А. Докийчук) о перечислении на ее счет в Сбербанке России 2 млрд. руб. для обмена на 31 млн. 111 тыс. долл. до 11.01.92. Забегая вперед, скажу, что г-н Докийчук был международным аферистом. О нем писала российская деловая пресса, «заботилось» ФБР, а уважающие себя банки отказывали в открытии счета. Понятно, что обязательства не были выполнены и деньги в «Украину» не вернулись. Вместо них Докийчук настойчиво и небезуспешно предлагал сертификаты финансовой корпорации «Картеза» на 35 млн. долл. 1.10.92 было возбуждено уголовное дело по ст. 167 (халатность) в отношении руководства банка и по ст. 86.1 (хищение в особо крупных размерах) против российского гражданина».

К сожалению, суть дела выскользнула из-под внимания даже таких дотошных репортеров, которыми зарекомендовали себя специалисты из «Украины криминальной». А состояла она все в том же различии стоимости советского рубля, которое возникло между Украиной и Россией.

Автор: Анатолий Афонин
Наше Дело

Региональная общественно-политическая газета. Свидетельство о гос. регистрации выдано управлением по делам прессы и информации Одесской областной госадминистрации, серия ОД N991 от 14.12.04 г.