Газета «Наше Дело»
Газета «Наше Дело»
г. Одесса, ул. Б. Арнаутская, 72/74, каб. 1201.
Телефон: (048) 777–09–56

Дела грустные

Любишь медок — люби и холодок

Бабий Яр, Чернобыль, референдум 1 декабря 1991 года… Именно эти страшные, трагические даты из новейшей истории нашей Родины заставляют содрогнуться каждого гражданина

Ровно 18 лет назад состоялся референдум о независимости Украины. Точнее, эту независимость объявил еще 24 августа Верховный совет Украинской ССР, приняв соответствующий «Акт провозглашения». Мало кто помнит, что говорилось в этом «документе». А большинство, вероятно, его и не читали вовсе.

И даже сегодня, спустя годы, на этот текст и впрямь без слез не взглянешь:

«Исходя из смертельной опасности (?!), нависшей над Украиной в связи с государственным переворотом в СССР 19 августа 1991 года, продолжая тысячелетнюю традицию государственного строительства (?!) в Украине, исходя из права на самоопределение, предусмотренное Уставом ООН и другими международно-правовыми документами, осуществляя Декларацию о государственном суверенитете Украины, Верховный Совет Украинской Социалистической Республики торжественно провозглашает Независимость Украины и создание самостоятельного Украинского государства — Украины.

Территория Украины является неделимой и неприкосновенной.

Отныне на территории Украины имеют силу исключительно Конституция и законы Украины».

За ЭТО (с неведомой «смертельной опасностью» и «тысячелетними традициями») в трогательном единстве проголосовали искренне ненавидившие друг друга депутаты тогдашней Верховной Рады. Затем, как известно, последовал запрет Компартии… А председатель Верховного Совета УССР Леонид Макарович Кравчук, еще недавно — секретарь ЦК по идеологии (!), стал главным адептом «незалежной» Украины.

Кстати, незадолго до этих событий Макарыч даже книжку о героической борьбе Коммунистической партии с украинским буржуазным национализмом написал. Но это еще что! КГБ УССР, срочно переименованный в Службу Безпеки Украины (название нагло позаимствовали у «легендарной «службы безпеки» ОУН), возглавил Евгений Марчук. Он тут же дал своим подчиненным (еще вчера — советским чекистам) поручение бороться со всеми видами пророссийского влияния на Украину! Любопытно, что перед этим четверть века подряд он доблестно отлавливал национально «свидомых».

В те же дни Верховный Совет предписал правительству приступить к формированию Вооруженных сил Украины, Национальной гвардии. Свежеиспеченный министр обороны — генерал к слову, с абсолютно неукраинской фамилией Морозов — стал склонять советских военнослужащих, находившихся на территории «неньки», переприсягнуть «незалежной державе».

Напомним, все это творилось до пресловутого референдума, когда Украина теоретически еще была частью СССР. Хотя, откровенно говоря, после событий августа 1991 года существование Союза как единого государства действительно было весьма сомнительным. Что парадоксально, на общесоюзном референдуме 17 марта того же года за сохранение Союза высказалось свыше 70% населения Украины…

В то тягостное, противоречивое время в российских городах магазины и впрямь были пусты, а вот на украинских полках еще чего-то там было. Это обстоятельство отчасти и сыграло свою роковую роль на результаты голосования, ибо жители Украины ужасно боялись, что северо-восточные соседи их объедят. А потому агитка, которую сочинили организаторы референдума, была примитивнейшей, вроде «Москаль сжирае твое сало!».

«Тому біднi, що невiльнi. Щоб бути багатими, треба бути незалежними».

В то, что «мы отделимся и завтра заживем, как Финляндия, а послезавтра — еще лучше», были уверены многие. От этого было особенно грустно и стыдно.

Иван Солоневич писал в 1949 году в статье «О сепаратных виселицах»: «Ни русское правительство, ни русский народ во всех трех его ветвях — великорусской, малорусской и белорусской — никогда не признавали и, по всей вероятности, никогда не признают своей какой бы то ни было отделенности друг от друга. Отделение Украины от Великороссии означает гибель. И Великороссии, и Украины».

Что же мы имеем в итоге? Помните, как с гадливой, скабрезной ухмылочкой констатировал наш первый президент (потирая при этом пышечки-ладошки): «Маемо те, що маемо…». Чем запомнилась каждому из нас плеяда этих мерзавцев, то бишь лидеров этой неполноценной страны? Кравчук — тележками-«кравчучками», Кучма — большой стрельбой и всевластием «ментов», Ющенко — трипольскими горшочками и парламентариями-педофилами… Выяснилось, что злобному российскому медведю напрочь не надобны наши сало, мед и свекла.

Автор: Максим Хрусталев