Газета «Наше Дело»
Газета «Наше Дело»
г. Одесса, ул. Б. Арнаутская, 72/74, каб. 1201.
Телефон: (048) 777–09–56

Оранжевые клоуны

Победа здравого смысла?

Эта новость потрясает своей необычностью и новизной. 15 лет независимости научили так называемого «пересичного» украинского гражданина ждать от новостей только плохое. Нет, исключения бывают. Но все же новости, как правило, негативные в тональностях от светло-серого до густо-черного. С изрядной примесью коричневого. От печальных до скорбных.

И тут такое событие. Пройти мимо невозможно. Значит, проходить не будем. Остановимся и задумаемся, что произошло.

А суть новости такова: 17 октября киевский городской апелляционный суд принял решение об отмене постановления правительства Украины (не действующего, а прошлого) об обязательном дублировании фильмов на украинский язык. Отмененное судом постановление предусматривало поэтапное обязательное дублирование, озвучение или субтитрирование на государственном (украинском) языке иностранных фильмов. С 1 сентября 2006 года должно было быть не менее 20% от общего количества копий по каждому фильму; с 1 января 2007 года — не менее 50%; и с 1 июля 2007 года — не менее 70%. Иначе говоря, речь шла о принудительном внедрении в кинопрокате мовы, резком повышении расходов кинопрокатных организаций (надо же где-то этот перевод взять!) и полном игнорировании мнения нас, зрителей. Можно вполне резонно предположить, что таким образом просто убивалась на корню вся кинопрокатная сфера Юго-Востока Украины. Раз население не захочет смотреть фильмы на неудобном языке, оно будет смотреть дома пиратские копии на языке русском, а пустые кинозалы будут сдаваться под нужды заокеанских деловаров от религии, дабы не прогореть окончательно.

Так что решение суда не лишено не только здравого смысла, но и реальной заботы об удобстве и благосостоянии людей. Браво…

Нашлись, как это всегда бывает, и недовольные. Коллективное недовольное высказал член фракции «Наша Украина» Вячеслав Кириленко. Логика у нациукраинцев всегда была довольно своеобразная. Посему депутат (народным назвать его язык не поворачивается) Кириленко уверен, что принятое судом решение означает запрет украинского языка в украинском кинопрокате.

С какого бодуна свалился Кириленко, понять сложно. Логика сего персонажа украинской политической трагикомедии довольно-таки забавная и исходит из одного следующего посыла: якобы ущемление русского языка, давление на него, а также административное внедрение украиноязычия приведут к автоматическому признанию украинского языка обществом как единственно правильного средства общения. Определенная степень истины здесь присутствует. Если людей давить и ущемлять, с очень большой вероятностью они рано или поздно откажутся от своих человеческих привычек: культуры, языка, религии, самосознания. И превратятся в бессловесное покорное бессознательное быдло — готовый инструмент для любых дальнейших манипуляций. Практики гитлеризма в 30-40-е годы минувшего столетия убедительно доказали на практике, что при определенных условиях (гетто, концлагерь) для этого много времени не надо. Собирается ли нациукраинская часть отечественного истеблишмента под флагом национального единения превратить в гигантский концлагерь половину страны? Похоже, что подобные намерения у них присутствуют. Причем совершенно искренние.

Например, упомянутый нациодепутат Кириленко уверен, что отмененное судом постановление правительства справедливо. Оно, далее цитата этого фашиствующего умника: «не запрещает ни одного другого языка в кинопрокате — русского и других, но дает возможность украинскому языку также появиться в кинопрокате». Вы знаете, будь моя воля, я это заявление самыми жирными буквами внес бы во все учебники нашей страны. Напечатал бы во всех газетах. Крутил бы безостановочно на всех телеканалах. Нанес бы трафаретом на все стены. Заставил бы вызубрить наизусть всех до последнего дебила.

Зачем? Да ведь более искреннего признания в том, что мова в качестве языка дублирования иностранного кинематографа никому в нашей стране, кроме кучки фашиствующих ублюдков, не нужна, и изобрести сложнее. Почему правительство настаивало всего лишь на 20% дубляжа на первых порах? Да потому, что спрос не покрывает даже эту долю. Суровые законы рынка, законы спроса и предложения диктуют очень простую и доходчивую вещь: на рынке будет только тот товар, который пользуется каким-никаким спросом. Если бы существовал спрос на украинский дубляж художественных фильмов, уже давно у пиратов были бы украинские копии, частные студии переводили бы один за другим фильмы и варили бы на этом бабки. Пусть бы только клиент бабло отстегивал. Русские копии пылились бы на прилавках, а украинские улетали, высасываемые из торговых точек мощным пылесосом платежеспособного спроса.

Но ведь этого не происходит. Клиенту, простите, ультрафиолетово. Клиент, имеющий самый мощный в современном мире регулирующий рычаг (ну, разве что, после оружия массового поражения), не намерен использовать его в пользу украиноязычно дублированного кинематографа. Клиента устраивают русскоязычные копии. Клиент доволен и платит деньги. Производитель тоже доволен, потому, что деньги платят ему. И тут в дело вмешивается регулирующая контора в лице правительства (бывшего) и указывает продавцу, что ему продавать. Иначе говоря, мешает ему составлять ассортимент в зависимости от спроса.

Задумаемся, как можно продать 70% продукции клиенту, который и 20% покупать не намерен? В такой ситуации и продавцу явный однозначный кирдык (в смысле, разорится), и покупателю одно неудобство. Организовывать насильно что-то подобное, может быть, еще не фашизм, но политическая шизофрения на марше — уж точно. Так что киевский городской суд правильно поступил, что дал по рукам национально ограниченным шизофреникам.

Те, впрочем, униматься не желают. Но близок локоть, а зуб, как говорится, неймет. Решение суда еще можно обжаловать в кассационном порядке. Оно не является окончательным, но обжаловать его может только ответчик. То есть правительство.

Законодательству и суду абсолютно фиолетово, то ли это правительство, которое принимало юридически безграмотное, экономически дебильное и нравственно преступное решение. Обжаловать может только ответчик. Ответчик — правительство. Оно в нашей стране одно, и другого быть не может. А оно, это правительство, такого постановления не принимало, отношения к нему не имеет и обжаловать судебный вердикт, что вполне естественно, вряд ли посчитает необходимым. Даже если национально бредовые граждане из НСНУ будут очень рекомендовать и настаивать. Даже если весь кадровый состав нациукраинцев во главе с почетным председателем будет биться головами об стену напротив Кабмина.

Автор: Симон Галицкий