Газета «Наше Дело»
Газета «Наше Дело»
г. Одесса, ул. Б. Арнаутская, 72/74, каб. 1201.
Телефон: (048) 777–09–56

Дела заграничные

XXI век: Новая расстановка сил

Президент Украины Виктор Ющенко и стоящие за ним силы, продолжая мыслить консервативно-националистическими стереотипами, во внешней политике ориентируются исключительно на Запад. Между тем эксперты единодушны в том, что в наступившем XXI веке произойдут решающие перемены в нынешнем раскладе экономического и, соответственно, политического веса отдельных государств и группировок стран на планете. Предполагается, что центр мирового капитализма (о прорыве в общественно-экономических отношениях речь в докладах специалистов пока не идет) переместится из Северной Америки и Европы на Дальний Восток.

Ветер с Востока

Восточная и Южная Азия в лице, в первую очередь, Китая и Индии развиваются семимильными шагами. Поднебесную уже сегодня можно назвать новой «мировой мастерской», а Шанхай на глазах превращается в третий, после Лондона и Нью-Йорка, финансовый центр мира. Быстрыми темпами наращивает экономическую мощь Индия, народное хозяйство которой в большей степени, чем китайское, ориентировано на производство услуг в высоких технологиях, в частности, в области современных телекоммуникаций и программного обеспечения.

В Бангалоре, например, где расположены крупные индийские IТ-подрядчики, включая Infosys, Tata Consultancy Services и Wipro Technologies, а также многие западные IТ-компании, в технологическом секторе сейчас занято более 200 тыс. человек. В Индии считают, что по качеству научно-технических разработок Бангалор уже не уступает знаменитой Силиконовой долине в США.

Не следует также забывать об экономике Японии. Также к числу мощных в экономическом отношении стран относятся Тайвань и Южная Корея.

Большие возможности открывает формат государств «АСЕАН+3», объединяющий членов Ассоциации государств Юго-Восточной Азии, Китай, Японию и Южную Корею. У этой организации есть потенциал стать самым большим торговым блоком мира, затмив Евросоюз и Североамериканскую ассоциацию свободной торговли. Углубление связей между странами «АСЕАН+3», как отмечают наблюдатели, — это крупное дипломатическое поражение США, надеявшихся использовать организацию Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) для ограничения роста азиатского экономического регионализма за счет Америки.

Словом, ветер в паруса мировой экономики, да и политики тоже, начинает дуть с Востока.

Красный гигант

Но особенного внимания заслуживает Китай, способный вскоре превратиться в экономическом и военно-политическом отношении в мировую сверхдержаву. После экономических и политических экспериментов Мао Цзэдуна, истощивших страну, Дэн Сяопин в 1978 году приступил к реформам с использованием элементов рыночных отношений. Первоначально ставка делалась на развитие легкой промышленности, не требовавшей больших капиталовложений. Конкурентоспособность достигалась за счет низкой цены рабочей силы.

Прибыль от экспорта продукции и сбережения граждан инвестировались в более капиталоемкие производства. Были созданы также специальные экономические зоны для привлечения прямых иностранных инвестиций. Реформы сопровождались децентрализацией управления экономикой и предоставлением большей свободы в планировании органам власти на местах.

Реформы Дэн Сяопина дали мощный толчок для быстрого экономического роста. Прямые иностранные инвестиции заявлены в размере около $1 триллиона, в страну поступило и освоено уже более половины этой суммы. ВВП за годы реформ вырос более чем в десять раз и достиг $2,7 трлн., а если пересчитать по паритету покупательной способности — масштаб цен в Китае выгодно отличается от мировых, — то и все $5—6 трлн., а это, считай, половина того, что имеют Соединенные Штаты. С той разницей, однако, что, в отличие от виртуального во многом характера ВВП США, китайский ВВП имеет вполне вещественный характер.

Эксперты едины во мнении, что спустя десяток лет Поднебесная станет второй экономикой мира после США. Несмотря на наличие серьезных экологических проблем — бурное промышленное строительство не всегда учитывает состояние окружающей среды, — снижения темпов роста пока не предвидится. Страну еще долго будут выручать крупные ресурсы относительно дешевой рабочей силы.

Серьезная проблема, которая стоит перед китайским руководством — это недостаточное развитие внутреннего рынка. Если общий прирост экономики в прошлом году показал 10,7%, то внешнеторговый оборот увеличился на 23,8%, составив $1,76 трлн. Случись на внешних рынках сбыта кризис, Китаю придется нелегко. Поэтому в рамках принятого курса на построение «гармоничного общества» как важнейшей составной «социализма с китайской спецификой» Пекин работает над выравниванием уровня жизни в богатых прибрежных и относительно бедных внутренних регионах страны. Эти меры должны стимулировать внутреннее потребление и уменьшить зависимость от внешней конъюнктуры.

Соперник Америки

Важным обстоятельством, позволяющим Китаю уверенно смотреть в будущее, является крупнейший в мире валютный резерв, превысивший $1 триллион. На первый взгляд, скупая американскую валюту, Китай поступает неосмотрительно, поскольку укрепляет тем самым слабеющий доллар. Более того, Китай таким образом финансирует дефицит бюджета и государственный долг США. Это позволяет Соединенным Штатам поддерживать высокий уровень потребления и увеличивать расходы на военные цели.

Можно отнести к числу парадоксов то обстоятельство, что США получили возможность частично оплачивать свою агрессивную внешнюю политику, в т.ч. интервенцию в Ирак, за счет труда китайских рабочих. Однако Пекин пока заинтересован в умеренно сильном долларе, поскольку 21% всего экспорта КНР приходится на Соединенные Штаты.

Разумеется, так будет не всегда. Уже сегодня экономические интересы китайских производителей приходят в противоречие с долговременными политическими интересами Пекина. Близится то время, когда Китай, в достаточной степени диверсифицировав внешнюю торговлю за счет ЕС, России, Индии, Ирана, выбросит валютные запасы в долларах на мировые рынки. В результате доверие к доллару как к стабильной валюте будет подорвано, а США столкнутся с серьезным экономическим кризисом. Настолько серьезным, что лишатся возможности наращивать военные расходы и насильственно насаждать в других странах «демократию» американского образца.

Превращение Китая в альтернативный по отношению к США мировой полюс вынудит Вашингтон проводить более взвешенную политику, находящуюся в рамках международного права. В свою очередь периферийные государства, вроде нашего, получат больше возможностей для осуществления собственных моделей экономического развития.

Уверенность на одном полюсе, паника — на другом

«В 1998 году госсекретарь США Мадлен Олбрайт сказала о своей стране: «Мы незаменимое государство». Но односторонний подход Буша доказал, что она была не права. США оказались вполне заменимым государством. Европа, Китай, Россия, Латинская Америка и другие регионы и страны потихоньку предпринимают меры, эффектом, если не единственной целью, которых будет поставить Америку на место», — пишет китайская газета China Daily.

В свою очередь американский исследовательский фонд RAND Corporation утверждает, что Китай к 2020 году значительно усилится и превратится в ключевого игрока на глобальном пространстве. А газета The Washington Times уже пишет о том, что «однажды американцы проснутся и поймут, что место в мире, которое мы принимаем как должное, — это вовсе не какое-то право, данное нам Богом. Это место необходимо защищать».

Вот такие вокруг нас «пироги», вкус которых еще предстоит познать государственному руководству Украины. Если, конечно, не перевесят другие интересы.

Автор: Виталий Дзюба