Газета «Наше Дело»
Газета «Наше Дело»
г. Одесса, ул. Б. Арнаутская, 72/74, каб. 1201.
Телефон: (048) 777–09–56

Дела Одесские

Сегодня он играет джаз...

Нормальному, морально воспитанному человеку всегда неприятно быть перед кем-то в долгу, обязанным деньгами. Долг тяготит порядочного человека, делает его несвободным, зависимым от кредитора, портит настроение по принципу «одалживал чужие, а возвращать надо свои». А теперь представьте себе, какие чувства испытываешь, когда одалживали не вы, а отдавать придется вам. Именно в такое положение поставили одесситов «муниципальные займы» Гурвица. Мало того, эти «ваши» долги могут послужить основанием для нового политического переворота на Украине. Чтобы понять, куда это нас ведет, надо в который раз напомнить всю эпопею одесских займов.

Одесский вид спорта

Как известно, первый заем 1997 г. в 61 млн. грн. Гурвиц взял под фантастические 50% и сроком всего на год. Пытаясь остановить эту аферу, Минфин дал негативный прогноз по поводу реализации займа. В ответ одесская власть выставила это заключение как попытку ущемления местного самоуправления (МС). Причем горсовет в том же 1997 г. собирался выпустить и второй заем уже на 500 млн. грн. Его остановило лишь Положение Кабмина «О порядке выпуска и обращения облигаций местных займов». К уходу Гурвица в мае 1998 г. на спецсчете для погашения займа в 61 млн. лежало лишь 240 тыс. грн. С учетом предыдущих выплат и процентов по займу долг Одессы составил 90 млн. грн.

Старый и новый мэры списали вину друг на друга. Гурвиц заявлял, что оставил в «тумбочке» почти все деньги на возврат займа, а Боделан эти деньги разворовал. Боделан уверял, что к его приходу «тумбочка» была пуста, Гурвиц сам разворовал заем. Между тем, местные власти были вынуждены объявить позорный дефолт — банкротство Одессы. Правительственная комиссия установила, что только четверть суммы займа пошла по назначению, да и то освоение этих 15 млн. было до того запутанным, что невозможно было контролировать расходование средств.

В июне 2000 г. юридические лица — держатели облигаций займа 1997 г. — объединились в клуб кредиторов и подписали соглашение о реструктуризации выплат по займу. Но им вкупе принадлежали облигации лишь на 32 млн. А держатель основного пакета на 48 млн. грн. — кипрская фирма Lindsell Enterprises Ltd. — в 2004 г. выиграла дело в Верховном суде Украины. Мэрии пришлось срочно брать кредиты в Укрсоцбанке и «Хрещатике». Комментаторы предполагают, что, кроме предыдущих выплат, общую сумму в 38 млн. грн. мэрия взяла у банков под 15% годовых.

После такого оглушительного дефолта и судебных тяжб по долгам до 2004 г. в цивилизованной стране никакой инвестор и не подумал бы покупать облигации нового муниципального займа уже через год. Причем не просто того же города, а той же опозорившейся административной команды. В Одессе на это идут с охотой. Чаще всего иностранные фирмы. 15 июля 2005 г. Одесский горсовет проголосовал за предложение Гурвица выпустить трехлетний заем. Обанкротив Одессу в 1998 г. на 61 млн. грн. и избежав наказания, Гурвиц уже через пару месяцев после своего возвращения в кресло мэра собрался выпустить новый заем в 300 млн. То есть он должен был стать крупнейшим муниципальным займом в Украине. Цель займа 2005 — «латание дыр»: социальные программы, развитие городской инфраструктуры и... погашение предыдущего займа.

Такой напор вызвал опасения даже у оранжевого Минфина, который не позволил Гурвицу выпустить заем на 300 млн. грн., понимая, что это открытое разбазаривание города. Причем, как заметила глава департамента Министерства финансов по финансовой политике и управлению госдолгом Г. Пахачук, Одесса претендовала на такой огромный заем, даже не доработав программу развития.

Минфин урезал аппетиты Гурвица вполовину. Однако даже из этих 150 млн. удалось разместить облигаций только на 125 млн. Как замечают комментаторы, наибольшие проблемы возникли с размещением именно долгосрочных одесских облигаций на 25 млн., выплата по которым приходится на 2010 г., примыкающий к выборам. Инвесторы опасаются, что Гурвиц опять оставит их с носом.

Итак, оставшиеся после погашения долгов по прошлому займу деньги Гурвиц пустил на ремонт дорог, межквартальных проездов и освещение улиц. Другими словами, ни копейки из займа не пошло на перспективные прибыльные проекты, способные вытащить Одессу из долговой ямы, в которую ее с 1997 г. загоняют Гурвиц и Ко. Один из предполагаемых путей погашения займа 2005 г. — продажа 50 га земли территориальной общины, а также нежилого фонда. По словам начальника управления финансов горсовета С. Бедреги, это может приносить до 50 млн. грн. в год. Как заключает журнал «Эксперт Украина», по худшему сценарию Одесса снова признает себя банкротом и будет расплачиваться муниципальным имуществом. Другой вариант — строительство «финансовой пирамиды», когда средства от новых займов будут гасить старые долги. Как заявил журналу «Эксперт Украина» один из киевских банкиров, «разбазаривать госсобственность — одесский вид спорта».

Ползучий оранж

Я не против муниципальных займов — цивилизованного способа инвестирования в развитие территориальных общин. Больше того, на унитарной Украине, высасывающей доходы муниципалитетов в бездонную прорву надобщинных целей, такие займы — едва ли не единственный способ вырваться из удушливых объятий госбюджета. Это одна из свобод самоуправления. И надо приветствовать развитие подобной практики в украинских городах. Но только при условии прозрачности бюджетного процесса и его подотчетности гражданам. А значит, прозрачности и подотчетности муниципальных займов. Именно такие цели декларирует проект «реформа местных бюджетов в Украине», финансируемый фондом «Агентство США по международному развитию» (USAID).

Однако только речь заходит об американских фондах, сразу вспоминается оранжевая революция, под правильными лозунгами цинично обобравшая всех украинцев — и лево-, и правобережных. Естественно, ждешь подвоха. Вот, к примеру, это самое USAID. Начнем с режима Кучмы — преступного, но все-таки легитимного в глазах всего мира. Именно данный фонд, непосредственно подчиненный Госдепу США, был главным финансистом НПО, этот режим насильственно свергших. Заметьте, речь я веду не о качествах режима, а о манере поведения американского фонда в чужой стране. И Украина не исключение. Например, USAID же финансировало цветную революцию в Киргизии. А осенью 2006 г. разразился скандал с подобным сценарием USAID для выборов в Венесуэле. Вырисовывается глобальная имперская политика США. Что, в сущности, и не скрывал директор USAID Э. Натсиос: «Помощь осуществляется на американские деньги и является частью внешней политики США. И общественные, и коммерческие организации — рука правительства США».

Поэтому не стоит воспринимать дословно муниципальные программы подобных фондов. Это высокотехнологичные организации в области манипулирования массовым сознанием и умеют красиво «упаковать» свой продукт. Хотя, с другой стороны, в такой «упаковке» нет ничего принципиально нового. Повторяется старая большевистская схема: под популистским лозунгом «Фабрики — рабочим! Земля — крестьянам!» обобрать до нитки и тех и других, а все богатства сосредоточить в руках управляемой бюрократии. Или, чтобы аналогия была дословной — программы фондов, как яркие обертки трансгенных продуктов, которые обещают полезность и наслаждение, а на деле несут неизвестные мутации организму. Так же действуют и продукты фондов на социальные организмы развивающихся стран. Кстати, вы будете смеяться, но американские трансгены в развивающиеся страны наиболее активно продавливает именно USAID!

Механизм такого «продавливания» — вовлечение в коррупцию политиков и бюрократии этих стран. «Финансовое оружие» (термин ЦРУ) — главный инструмент США для проникновения в их внутреннюю политику. Например, согласно докладу экспертной группы по России Конгресса США, в первые годы режима Ельцина «олигархия, созданная по совету и при содействии администрации Клинтона, еще более затянула петлю коррупции на шее российского правительства и на огромном секторе якобы «приватизированной» экономики, находящейся под ее контролем». А по сообщению казахского центра «Транскаспийский проект», США намеренно создают арсенал «компроматных дубинок» для политиков стран, входящих в сферу американских интересов. Таким оружием в 2001 г. они пытались шантажировать казахское правительство для получения контроля над нефтяными месторождениями республики. А получив отпор — стали раскручивать подобие «кассетного скандала».

Поэтому, читая муниципальные программы USAID, нельзя забывать, что его главная цель — продвижение имперской политики США и содействие экспансии американских товаров и капиталов, а не реформы для каких-то «туземцев». Как известно, холодная война — это замена войны горячей информационными и экономическими операциями. Именно их можно видеть в программах западных фондов. Если национальные программы демократизации и создания сетей НПО на Украине, как оказалось, имели конечной целью захват центральной власти «вашингтонскими мальчиками», нельзя наивно полагать, что цели муниципальных программ тех же фондов будут принципиально отличаться. Это аналогичные операции на уровне МС — захват плацдармов на местах, продолжение оранжевой революции в провинциях. Наиболее показателен здесь пример одного из подрядчиков USAID — Urban Institute (Городского института), специализирующегося на развитии МС. Летом 2006 г. его изгнали за подрывную деятельность из Узбекистана, но он перебрался в Азербайджан, готовить бархатный захват этой нефтяной республики.

По той же концепции «финансового оружия», и на Украине фонды выискивают политиков и чиновников, падких на гранты или замазанных в коррупции, приручают их посредством всяких программ и получают очередную «компроматную дубинку» для продвижения своих интересов. Естественно, после аферы с займом-1997 Гурвиц был для фондов одним из первых кандидатов. Тем более что, по одной из версий, Гурвиц смог вернуться в кресло одесского мэра только через заступничество перед Ющенко посла США Хербста. Такие одолжения надо отрабатывать. В ноябре 2005 г. Одесская мэрия была «приглашена» в проект USAID «Реформа местных бюджетов в Украине». Проект рассчитан на 3 года и предоставит «помощь» 140 (!) городам Украины в реализации бюджетной реформы. Но, по данным узбекских экспертов, муниципальные программы USAID-Urban Institute — «это глубоко продуманный механизм, но не с целью решения социальных проблем и помощи гражданам, а для реализации далеко идущих планов формирования антигосударственных настроений». Имеется ввиду управление протестным настроением граждан.

Тот же мотив звучит и в заявлении лидера Комитета избирателей Донбасса (КИД) А. Хрякова. Местные программы USAID в Донецке идут при поддержке чиновников исполкома горсовета, финансируемых напрямую фондами. То есть «финансовое оружие» в действии. По информации КИД, цель таких местных программ фондов — развитие на Юго-Востоке управляемых сетей НПО для новых оранжевых акций, затягивания Украины в НАТО и т.д. «Принцип простой. Необходимо собрать общественников, организовать их и посадить на финансирование. Название проекта может быть любым от борьбы со СПИДом, туберкулезом или развитие местного самоуправления. Но главная задача — сбор информации и готовность выйти на демонстрацию. Сейчас в Донецке 270 организаций. Это настоящая пятая колонна». По мнению Хрякова, программа эта рассчитана на досрочные выборы весны 2007 г. Если такое творится в бело-голубом Донецке, в Одессе, при оранжевом Гурвице, все должно быть намного хуже.

Вспомним, кстати, что растраченные миллионы от займов Гурвиц собирается возвращать путем продажи городских земель. Но именно USAID реализует на Украине Проект поддержки приватизации земли, ее продажи через аукционы. Как это служит разворовыванию курортной зоны в Одессе — нам всем хорошо известно. И, по данным экспертов, USAID же активно продвигает программы муниципальных займов. Получается замкнутый цикл. Через прикормленную бюрократию USAID навязывает общинам займы. Эта же бюрократия средства от займов разворовывает. А затем, по программам того же USAID, погашает кредиты путем продажи земель своей территориальной общины. В таком контексте начинаешь понимать, почему прогарные одесские облигации пользуются спросом именно у иностранных фирм. Так петля коррупции и долгов затягивает украинские города в зависимость от фондов.

Муниципальная революция

Итак, судя по долгам от займов городов Украины, у нас вовсю идет муниципальная революция, тихая и бархатная, захватывающая на местах то, что не смог украсть оранжевый режим. Каким бы анахронизмом или юмором это ни казалось, но ведется она с помощью старых «шпионских механизмов» холодной войны. По типу «сегодня он играет джаз, а завтра Родину продаст». Фонды выискивают очаги коррупционного растления на местах, подсаживают местных чиновников на иглу финансирования различных программ и делают их своими «агентами влияния». Так же, как в СССР иностранные спецслужбы вербовали фарцовщиков, валютчиков и другой «антисоветский элемент».

Но та ли это революция, что нужна одесситам? Безусловно, хорошо, что Одесса стремится стать европейским городом. Но я вижу большую разницу между принадлежностью к Европе по уровню жизни простых одесситов и принадлежностью к Европе как собственности европейских банков и компаний, за спинами которых часто маячат имперские фонды. В последнем случае это означает массовое выдавливание самих одесситов с их родины, которая им будет уже не принадлежать и жить в которой им станет не по карману. Возможны два варианта окончания этого процесса. Либо всякие «гурвицы» будут набирать и разворовывать займы, пока под их погашение не распродадут всю Одессу. Либо одесситы пресекут эту преступную практику, вынудив местные власти к реальному общественному обсуждению займов, создадут систему общественного контроля над властью.

Механизмы общественного контроля МС разрабатывались в Одессе в начале 2000-х гг. Это система территориальных Общественных наблюдательных советов (ОНС). Такие низовые органы самоорганизации населения призваны решать две главных задачи реального самоуправления: создание эффективного контроля над местным Советом и его исполкомом и повышение гражданской компетентности и, как следствие, социальной активности населения. ОНС создаются на территориях городских избирательных участков по инициативе самих избирателей. В межвыборный период они ведут мониторинг действий городских властей непосредственно на их участке, так и по городу в целом. И постоянно информируют жителей участка об их работе.

Таким образом, на момент новых выборов граждане имеют полную картину деятельности их избранников и могут объективно выносить решения. Мало того, на основе собранных данных ОНС составляет свои «рекомендации избирателям» по поводу баллотирующихся кандидатов. А если некий депутат занимает явно вредительскую позицию в отношении своих избирателей, ОНС может инициировать сбор подписей по досрочному отзыву таких депутатов. Правда, начиная с 2006 г., выборы и в местные Советы на Украине осуществляются по партийным спискам, что затрудняет наказание конкретного депутата за нарушение предвыборных обещаний. Зато партийные фракции горсовета чаще всего голосуют за те или иные инициативы мэра консолидированно, что позволяет отказать в перевыборах всей партийной фракции.

Более важная задача ОНС — повышение гражданской компетентности избирателей, что позволит им создавать свои органы настоящего низового социального и территориального самоуправления. Эту работу предполагалось инициировать через постоянно действующие «гражданские слушания» — обучающие программы для избирателей в области самоорганизации и защиты своих прав. «Гражданские слушания призваны превратить разрозненных, малознакомых пассивных обывателей в общественность». Ввиду повсеместного развала социальной и коммунальной сферы в городах Украины такие ОНС неизбежно приведут к созданию реальных самоуправленческих структур населения. Структур, которые постепенно станут вытеснять местную бюрократию, а также сросшийся с государством «третий сектор» — квазиобщественные территориальные и социальные НПО, зачастую также являющиеся «агентами влияния» имперских фондов. Повсеместное создание ОНС в городах Украины неизбежно выльется в национальное ОНС-движение.

Таким образом, «программа минимум» ОНС — принуждение к политической ответственности местных депутатов и мэров. «Программа максимум» — инициация и помощь в создании системы прямого самоуправления граждан, которая выведет украинское общество на новый уровень народовластия. Станет не очищать власть, а замещать ее, вымещать государство из все большего количества общественных сфер, переходящих таким образом на саморегулирование. На Украине начнет создаваться система всеобщего самоуправления, реально способная противостоять любой «оранжевой агрессии». Такое по сути своей анархическое самоуправление станет наиболее прочной гарантией сохранения общественного порядка. Когда свободы и права граждан в первую очередь будут защищать не какие-то выборные мэры и депутаты (которые станут чисто техническим персоналом), но сами граждане, объединенные заботой о своем общем доме.

Если Верховная Рада в ближайшее время примет закон о продолжении политической реформы на уровне местного самоуправления, такой «момент истины» — перевыборы органов МС — может наступить уже осенью 2007 г. Времени крайне мало. Но даже при инициации самоуправленческой системы, подобной ОНС, она с первых шагов может стать серьезным заслоном на пути разворовывания общинной собственности посредством муниципальных займов и втягивания местной бюрократии в сценарии бархатных переворотов. Для начала граждане просто не станут переизбирать таких джазменов.

Автор: Вячеслав Азаров