Газета «Наше Дело»
Газета «Наше Дело»
г. Одесса, ул. Б. Арнаутская, 72/74, каб. 1201.
Телефон: (048) 777–09–56

Оранжевые клоуны

Балога перепутал Генпрокуратуру с монтировкой!

Если шофер обижается на другого шофера, он бьет его монтировкой. Политики тоже обижаются друг на друга. И действуют почти как шоферы.

Только вот по причине хилости суставов и вялости мускулов монтировку даже поднять не каждому политику под силу. А попробуй еще замахнись, попади! Можно себе же в лоб и засветить. Поэтому приходится политикам выкручиваться кто во что горазд. У Виктора Балоги, например, вместо монтировки — Генпрокуратура.

Секретарь президента обиделся на Александра Мороза. Как же так? Они вместе с президентом из штанишек выпрыгивали, еле-еле с третьего раза парламент распустили. А получается, без толку? Мороз везде выступает, собирает пленарные заседания, подписывает и предает гласности законы — в общем, по-спикерски живет, иуда этакий. Для чего же тогда Секретариат ж... э-э, жилы рвал? Для чего на весь мир вместе с президентом указами позорился? Зря, что ли?

Не бывать этому! Решил так Балога — и тут же «предложил» Генпрокуратуре заняться нехорошим спикером. Провести, понимаешь, «правовой анализ деятельности» и «неотложно принять надлежащие меры», если окажется, что спикер действительно «нарушает законодательство и вредит интересам общества и государства».

Между прочим, Балога послал генпрокурору письмо. Да-да, государственной важности, не кукиш с маслом. В письме он описал всю глубину политического и морально-нравственного падения Мороза, а также намекнул: «Есть все юридические основания считать (...), что в действиях Мороза имеются четкие признаки злоупотребления властью и служебным положением».

Что за трудолюбивый и бескорыстный человек этот секретарь! Не просто жалуется генпрокурору, а облегчает ему работу. Зачем, дескать, проводить расследование, и так все ясно: есть юридические основания. Кто сказал? Я сказал, секретарь президента. Можете заводить дело.

Виктор Балога, как настоящая птица-секретарь, не упустил никаких деталей. Рада неполномочна, а Мороз собирает заседания. Рада неполномочна, а коалиция принимает законы. «Дело чрезвычайно серьезное, — стращает Балога, — речь ведь идет о стране, а не только о Морозе».

Поскромничал. Чего уж там! Страна — это так, пустяки, дело-то житейское. А вот ведь речь идет о президенте — это да. Пуще того — о его секретаре! А к этой должности у Балоги, видно, еще с советских времен внутреннее почтение заложено, пусть даже и не «генеральный».

Странно только одно: если Рада нелегитимна и заседания — это «просто собрания части депутатов», чего ж тогда так переживать? Пусть принимают, что хотят, это будет недействительно, так как недействительна сама Рада. Или все-таки чуть-чуть действительна?

Но ведь когда с монтировкой из машины выскакиваешь, не до деталей. Главное — успеть быстрее долбануть соратника по дороге. Так что вместо приведения своих обвинений в соответствие с логикой Балога, как настоящий стукач, предпочел подлизаться к Генпрокуратуре. У нее, говорит, есть весь необходимый арсенал средств, чтобы дать беспристрастную, объективную оценку активности Мороза.

Интересно, повторит ли он эти слова, если Генпрокуратура не найдет ничего незаконного?

Автор: Амвросий Выбегалло