Газета «Наше Дело»
Газета «Наше Дело»
г. Одесса, ул. Б. Арнаутская, 72/74, каб. 1201.
Телефон: (048) 777–09–56

Дела заграничные

Розовый Миша — самая публичная девушка в Сакартвело

Президент Грузии Михаил Саакашвили ушел в отставку. Так велит тамошняя конституция: действующий президент, если он желает поучаствовать в выборах главы государства еще раз, должен это сделать за 45 дней до «часа Ч». И Миша это сделал. Ему так велели. Из-за океана. А он чуть-чуть подергался, потянул пару дней, но ослушаться не посмел.

И в этой вот зависимости от США — первая схожесть Грузии с Украиной. И первый «урок грузинского» для нее же. «Розовый» Миша с начала активных действий грузинской оппозиции фактически все делал так, как ему говорили внешние «спонсоры». Пацан он, конечно, гордый, но знает правило: кто девушку ужинает, тот ее и танцует. Такая самая публичная и в то же время высокопоставленная «девушка» в Грузии — это он сам. И мужик Миша, разумеется, «кобенится», иногда даже кажется, что рвет узду, но потом все равно возвращается к руке с сахаром.

То же, что за грузинскими событиями маячат США, не вызывает сомнений ни у кого, даже у самих американцев. Просто они не ожидали, что Саакашвили такой ретивый. Неосторожно брошенные слова зампомощника госсекретаря США Мэтью Брайзы о том, что действия оппозиции «не конструктивны», толкнули Мишу на водометно-слезоточивое укрепление собственной власти 7 ноября. Размаха и жестокости, с которой кавказский «наш сукин сын» Белого дома расправился с собственным народом, не ожидали даже в Вашингтоне. И накуролесивший Брайза бросился спасать «демократическое» лицо «самой демократической республики» и фейс ее главного героя.

Брайза частично спас. Во-первых, Миша согласился на досрочные президентские выборы. Многие наблюдатели уверены, что Брайза на понятном Мише матерном слэнге объяснил, что если тот не захочет «перезагружаться», то за него это сделают другие. Та же Нино Бурджанадзе, спикер просаакашвилевского, а значит, и проамериканского парламента. Во-­вторых, Брайза признал частично, что Миша сам виноват в создавшейся ситуации. Американец публично скептично оценил главное «пугало» Саакашвили — рассказы о том, что за оппозицией стоят Россия и ее спецслужбы. В-третьих, Брайза практически приказал отменить чрезвычайное положение, которое Саакашвили с Бурджанадзе скоренько «провернули», чтобы «домочить» оппозицию, не доводя ее даже до сортира. Миша и Нино взяли под козырек и ЧП отменили, чем фактически доказали, что вводить его они не имели никаких оснований.

«Влияние США на власти Грузии очень велико, однако оно не беспредельно. Несмотря на то, что Государственный департамент выразил недовольство закрытием независимых СМИ, Саакашвили отказался возобновлять вещание «Имеди». Он понимает, что с работающим оппозиционным телеканалом ему не выиграть выборы. Так что собственная власть стала для него дороже хороших отношений с Западом», — заявил один из лидеров грузинских консерваторов Каха Кукава. Но есть и другое мнение по этому поводу: не исключено, что США фактически вновь сделали ставку на Саакашвили. Потому и осталось не выполненным еще одно «демократическое пожелание» Брайзы — вернуть эфир оппозиционным телеканалам «Имеди» и «Кавкасия». Тут они, видимо, что-то перетерли за кулисами и пришли к взаимовыгодному согласию — оппозиционные каналы и радиостанции не закрывать официально, а просто по суду отобрать у них лицензии. На три месяца. То есть фактически до окончания предвыборной кампании (выборы состоятся 5 января 2008 года) и чуть-чуть после нее. Этого, надеются «демократы», должно хватить. Чтобы Миша вернулся в кресло «обновленным».

Второй урок: оппозиционеры доказывают, что:

а) они ничего не могут противопоставить президенту — нарушителю конституции, если у него такая «подписка». Саакашвили может уйти в отставку в назначенный основным законом срок, а может и повременить, если у него остались «недоделанные дела». То есть Саакашвили с конституцией обращается произвольно: выгодно это ему — он ее соблюдает, невыгодно — нет;

б) оппозиция вновь стала жертвой амбиций ее вождей и умелых манипуляций со стороны власти. Сегодня, кроме Саакашвили, уже есть 8 (!!!) оппозиционных кандидатов, готовых «побить президента». Среди них — кандидат от так называемой «объединенной оппозиции» Леван Гачечиладзе. Но, кроме него, есть еще лидеры Лейбористской партии, вышедшей, надо понимать, из состава «объединенных», Шалва Нателашвили, Партии «зеленых» Грузии Гиоргий Гачечиладзе, политического движения «Надежда» Ирина Саришвили, Партии будущего Гия Маисашвили, партии «Новые правые» Давид Гамкрелидзе, бывший заместитель премьер­министра Грузии в 1994—1995 годах и вождь политического союза «Единая Грузия» Автандил Маргиани, бизнесмен Бадри Патаркацишвили (с оговоркой, что он снимется с гонки, если будет «единый»). И вот теперь «единый» есть, но и Патаркацишвили пока присутствует.

С таким «суповым набором грузинской демократии» Миша «сделает» их, скорее всего, легко и непринужденно. Из этого следует и третий урок грузинских событий — каким будет качество грузинской революции. Каково оно сейчас, всем понятно. Украине и украинцам, как по мне, важно знать, изменится ли хоть что-то. Действия 7 ноября в Грузии уже зацепили своим крылом Украину. Во-первых, грузины не поверили, что другой грузин — пусть и Саакашвили — может с такой жестокостью «мочить» своих соплеменников. И поэтому им подкинули «мульку»: демонстрации разгоняли «братья по разуму и революции» из Украины — ее спецназ.

А тут еще, во-вторых, ЕС подкинул дровишек в огонь. 9 ноября в рамках рабочего визита в Грузию специального представителя министра иностранных дел Украины, заместителя министра иностранных дел Константина Елисеева и его встречи со специальным представителем Евросоюза на Южном Кавказе Питером Семнеби и руководителем представительства Еврокомиссии в Грузии Пэром Эклундом двое последних отметили важность ведущей роли украинской стороны в поддержке демократического процесса в Грузии. По словам Семнеби, активное сотрудничество ЕС и Украины в содействии «последующему утверждению демократических норм и стандартов» в Грузии является «доказательством значительного потенциала для взаимодействия в отрасли обеспечения европейской безопасности и стабильности». А Саакашвили на встрече с Елисеевым отметил готовность «обеспечить демократическое и свободное волеизъявление грузинского народа и подтвердил приглашение всем членам международного содружества, в том числе Украине, принять участие в наблюдении за будущими выборами». Миша также подтвердил, что, независимо от развития ситуации в его стране, украинско-грузинское стратегическое партнерство будет продолжать развиваться и наполняться новым содержанием.

Каким получилось это «сотрудничество с содержанием», знают все: только пострадавших от дубинок, газа и водометов насчитывается более 600 человек...

И вот тут и возникает вопрос, который непосредственно касается и Украины: что будет в Грузии после выборов и что будет на Украине, если в ней паче чаяния случится то, что случилось в Грузии?

Либералы всех мастей уже заявляют, что Саакашвили — все же демократ, который «неадекватными методами» защищал демократию и реформы, а значит, конечная цель оправдывает промежуточные методы, потому что оппозиция тянула страну в «прошлое».

Очень характерна в этом плане статья известной российской журналистки либеральной ориентации Юлии Латыниной, которая в «Газете.ru» написала: «Вот что очень важно понять: это другого качества оппозиция. Это в США демократы спорят: «Надо вывести войска из Ирака». И приводят серьезные доводы. А республиканцы спорят: «Надо оставить». И тоже приводят серьезные доводы. И те, и другие хотят видеть процветающую страну, только не согласны в способах — как. При реформах — другое. При реформах оппозиция... — это те, кто хотят, чтобы все осталось, как было. А что «как было» — это сидеть в болоте, им плевать. И не надо думать, что всегда реформаторы побеждают. Вон, самый страшный пример: шах Ирана Реза Пехлеви. Если бы он победил, Иран был бы сейчас вровень с Китаем и Индией. Но победила оппозиция и сделала, «как было» — при Фатимидах. Как я уже сказала, такого рода реформаторы редко бывают демократами. Демократический кафтанчик трещит на них, как заячий тулупчик на Пугачеве. Может быть, за всей трескотней наших каналов, всегда готовых вылить ушат помоев на Саакашвили, не всякий читатель разобрал, с чего начался митинг оппозиции. А вот с чего: в Грузии должны были быть парламентские выборы осенью и президентские — весной. И Саакашвили перенес парламентские на весну, в очевидной попытке усилить парламентские выборы собственным весом и обеспечить себе, как и теперь, в парламенте абсолютное большинство. Не то чтобы мера диктатора, но и не вполне демократа. Выборы — что? Мебель, чтобы таскать их туда-сюда, как президенту удобней? Но это все для меня лично не главное. А главное — вот что. В Грузии мы наблюдаем, как президент ее ломает постсоветское общество — общество переродившихся взяточников, ментов и воров. И за ноздри втягивает свою страну в Европу и в НАТО, строя сверхлиберальную экономику. И одновременно строя государство, потому что до Саакашвили государства в Грузии не было. Было что-то другое. Было, допустим, вот как: живет независимая Южная Осетия, и живет тем, что контрабандой тащит через Поти и Рокский тоннель во Владикавказ американский спирт. И власть грузинская, до самых высших уровней, в этом бизнесе участвует. Ну, в общем как у Кремля с Чечней сейчас».

Пафос Латыниной и ей подобных «либералов» понятен: им нужно и Саакашвили защитить, и «родной» Кремль лягнуть. Но Латынина — женщина все же умная. Она в упомянутой статье хоть интересуется, кем является «кавказский демократ»: уже Пиночет или еще Саакашвили? «И вот когда Россия станет строить настоящее государство (а когда­нибудь его придется строить), то ей придется делать то же самое: выгнать всех ментов — а это миллион человек. Повыгонять чиновников — а это уже пара миллионов. Разогнать к черту всю армию, которая полезна у нас не больше, чем стрельцы при Петре I. И мне очень важно: делая то же самое на меньшем пространстве, сумеет ли Саакашвили остаться демократическим лидером?» — вопрошает Латынина. Согласитесь, вопрос не праздный и для Украины.

И тут остается только добавить, что в современном мире демократия, увы, демократии — рознь. Потому что все зависит от качества того большинства, которое демократически диктует волю обществу. Одно дело, когда демократия — это власть большинства людей, желающих получить удочку и самим себе наловить рыбки. То есть решить свои проблемы самостоятельно — трудом и усилиями стать хозяевами своей судьбы и не мешать другим делать то же самое. И другое — когда волю начинают диктовать те, кто хочет, чтобы рыбку им дали. А перед этим отобрали ее, рыбку, у других — тех, кто ее наловил сам...

Фиговая получается демократия, когда и власть, и оппозиция идут на выборы с одинаковыми обещаниями «дать рыбку». Рыбки на всех не хватает, и тогда вместо «живности» тем, кто хочет получить «обещанное свое», предлагают водометы, слезоточивый газ и дубинки на спины. А то и расстреливают часом или рубят саперными лопатками. Как в том же Тбилиси в апреле 1989 года. Или 7 ноября 2007 года...

Автор: Владимир Скачко