Газета «Наше Дело»
Газета «Наше Дело»
г. Одесса, ул. Б. Арнаутская, 72/74, каб. 1201.
Телефон: (048) 777–09–56

Дела Одесские

Он здесь памятники сносит, букву «р» не произносит

Это что за «большевик» лезет к нам на броневик?

Мэр города — Мордко Йосифович Гурвиц — личность, как известно, неординарная. В то время, как его коллеги по исполкому, подбивая итоги того или иного дня, стараются до отказа набить свои карманы, он закрывается в собственном кабинете и зачем-то подолгу в нем просиживает.

Кое-кто думает, что таким нехитрым способом «голова» предохраняет себя от неожиданных сюрпризов. Мол, иди его знай? Останется в одной комнате с уже видавшими небо в клеточку Ворохаевым и Кучуком — где гарантия, что туда опять, совсем как восемь лет назад, по веревочкам не спустятся «маски» и не поволокут всю честную компанию в ближайший «обезьянник»?

Да… И то правда. Как в песне поется, бывали дни веселые. При старом, помнится, режиме этих молодцев хорошо приняли. Что называется, в два счета. Не помогли ни исполкомовские «корочки», ни истошные вопли городского сумасшедшего Левы Гиммельфарба.

А он — разорялся! «Только троньте мне Ворохаева — зубами загрызу!», — кричал он, свисая с фонаря на бульваре. Зря надрывался. Во-первых, один мой знакомый депутат за это оттаскал идиота за нос. А во-вторых, — Толю и Моню все равно определили, куда следует, посоветовав заодно заправить брюки в носки. Чтобы, извиняюсь за прямоту, «котяхи» наружу не вывалились.

Но — стоп! Если я начну сейчас предаваться столь упоительным воспоминаниям, придется убрать из газеты все прочие материалы. Иначе места не хватит. И потому вернемся к нашим баранам.

Итак, кто-то думает, что Гурвиц запирается у себя на ключ оттого, что чего-то боится. Ну, «беркутов» там, «соколов» всяких… Увы, это не так. Мордко Йосифович — парень отважный. И чуть что — сразу же храбро бежит в Израиль. Так, что аж пятки сверкают! Чего ж ему, спрашивается, опасаться? Родина слышит — родина знает. Пускай и историческая, но все-таки. В общем, коль беда какая с нашим мэром приключится — Тель-Авив прикроет. Да и «оранжевый» босс Ющенко пока в силе.

Получается, просиживает Гурвиц в собственном кабинете не от боязни возмездия за свои темные делишки. Причина в другом. Аккурат напротив кресла городского головы на засиженной мухами стене висит портрет академика Цукерштейна — знаменитого советского диссидента, больше известного в кругах своих поклонников под псевдонимом Сахаров. Мордко Йосифович считает себя его идейным последователем. Да что там — чуть ли не сыном! И тому есть веские основания.

Обоих упомянутых мною здесь персонажей объединяет действительно многое. Поверьте, не только прескверная дикция. А, к примеру, приверженность так называемым «демократическим» ценностям. Ненависть к государству, давшему им бесплатное образование, профессию и массу социальных льгот. Презрение к народу, который всю жизнь кормил их. Но речь не о том.

Усаживаясь перед изображением кумира, Гурвиц может часами глядеть на него, не мигая, не отвлекаясь ни на что. Даже на вскарабкавшегося паче чаяния на плечо таракана. В чем смысл этих утомительных для нас, непосвященных, медитаций? А Бог его знает… Очевидно, Мордко Йосифович входит в астральный контакт с покойным Цукерштейном и таким вот нехитрым и, главное, беспроволочным способом общается с ним. Диссидентствовавший в оные времена академик, скорее всего, даже материализуется в гурвицевском кабинете. Возможно, дает своему пасынку какие-то советы. Городской голова, по всей видимости, им внимает. И вскоре после описанных выше спиритических сеансов одухотворенно выносит на сессию проекты таких решений, что ты, как говорится, хоть пляши, хоть песни пой. А местный депутатский корпус их радостно одобряет. К слову, подавляющим большинством голосов.

Вот, не угодно ли? В минувшем месяце горсовет с пониманием отнесся к откровенно бредовой идее Гурвица о сносе на Куликовом поле памятника Ленину. Чем помешал нашему Мордке вождь мирового пролетариата, понять нетрудно. Тем же, чем и портрет профессора Мечникова четвероногому Полиграф Полиграфычу Шарикову. Ну, не «ндравился» он ему — и все тут. Впрочем, только ли «ему»? Призраку так называемого Сахарова, вероятно, тоже. А еще его усатой вдове — кактусоносой бабушке русской демократии Боннэр. Плюс Моне Кучуку, Толе Ворохаеву, Вахе Убирии и прочим членам гурвицевской команды. У них же логика поступков проста и незатейлива. Не «ндравится»? Сметем к такой-то матери. В конце концов, хозяева мы города или твари дрожащие?

Это ничего, что до Мордки Йосифовича памятники Ленину в Одессе сносили только фашисты. Не только «ничего», но, пожалуй, и хорошо! Чего-чего, а нежелательных параллелей Гурвиц уже давно не стесняется. Назвал ведь он переулок Грибоедова (!) именем гауптштурмфюрера СС Романа Шухевича? Ну, да, шум был. И люди протестовали. Прямо на Думской митинг устроили. Помните? Лет десять назад. А Мордко Йосифович вышел к народу из мэрии, и в кои-то веки честно сказал: «Плевать я на вас хотел!» И что? Может, его после таких слов на пики подняли? Привязали к согнутым березам и надвое разорвали? Кол в задницу забили? Горбатым носом пропахали Потемкинскую лестницу и в море выбросили? Нет. Никто не крикнул: «А ну, рубай его, хлопцы!» Все пошумели и разошлись восвояси. А минувшей весной даже городским головой Гурвица переизбрали, потому что «дороги делает — зае…ись!» Выбрали? Поздравляю. Теперь-то чего кулаками размахивать? Это после драки-то?

В ночь со второго на третье августа памятник Ленину был снесен. Несколько сотен работников милиции плотным «каре» окружили площадь на Куликовом поле. Пикет протестующих — активистов витренковской ПСПУ и Компартии — не смог воспрепятствовать исполнению замысла мэра и его ближайших приспешников. Невесть откуда к месту события подоспели молодчики в штатском, которые со знанием дела принялись разгонять толпу манифестантов. Их бесцеремонно стаскивали с постамента, за руки и за ноги тащили по брусчатке и вышвыривали прочь за оцепление — прямо на асфальт. Пожилых людей избивали прямо на глазах нашей доблестной милиции! Но никакой реакции с ее стороны не последовало. Стражи правопорядка взирали на бесчинства с удивительным хладнокровием и подчеркнутым безразличием. Пострадавших — а травмы и увечья в ту ночь получили многие демонстранты — увозила «скорая помощь». Гурвицевские молодчики, словно не удовлетворившись содеянным, осыпали ветеранов поистине площадной бранью.

Что характерно, и по сей день никто из «помаранчевых» мерзавцев не привлечен к ответственности за устроенную ими бойню. Их личности, разумеется, не установлены. А значит, и взятки гладки. Хотя мало кому в городе неизвестно о том, чьи подопечные занимаются выполнением подобных «деликатных» поручений Мордки Йосифовича.

Достаточно вспомнить хотя бы апрель 2005 года. Тогда, протестуя против незаконного решения судьи Приморского райсуда Ярош, в высшей степени «бескорыстно» сделавшей мэром Одессы Гурвица, активисты все той же Прогрессивно-социалистической партии и общественной организации «Единое Отечество» построили на Думской палаточный городок. Надо ли напоминать, чем все закончилось? Правильно. Разгоном и избиением. А кто это сделал? Совершенно верно. Дрямовские ребята. Спортсмены. Наверняка вчерашние комсомольцы. И, наконец, просто «красавцы». Кто организовал нападение на пикет у памятника Ленину сейчас, спустя полтора без малого года после тех памятных событий? Закономерен вопрос: доколе? До каких пор при прямом попустительстве правоохранительных органов всякие Мордки и Брухисы будут иметь тут свои «личные гвардии» — полувоенизированные формирования, готовые в случае чего исполнить любые прихоти того или иного здешнего «хозяина»? Что это вообще за «банды местной синагоги»?

И еще. Странное совпадение. На сессии горсовета фракция Партии регионов (!) практически единогласно поддержала проект решения о демонтаже памятника Ленину. Одновременно по городу прошел слух о том, что на Куликовом поле планируется строительство некоего «подземного развлекательного комплекса». Любопытно, не господин ли Климов выторговал себе местечко для создания такового? Если да, то многое становится понятным.

Кстати, в конце июня одесские коммунисты подали в суд иск с требованием признать решение сессии горсовета о сносе памятника незаконным. Одновременно были даны соответствующие депутатские запросы в Кабмин и Генеральную прокуратуру. Ответов пока нет. Но их, собственно, никто и не ждал. Местная власть предпочла действовать незамедлительно. Чем, интересно, объясняется такая спешка? Для сравнения: наши многострадальные дороги Гурвиц и компания ремонтируют месяцами; набившая всем оскомину «реконструкция ул. Успенской», начавшаяся чуть ли не весной прошлого года, не завершена до сих пор; на протяжение целого квартала (!) идет ремонт Преображенской, конца и края пока, увы, не видно… Мордко Йосифович! Тебе бы здесь прыть проявить! Какое там… Ясное дело: ломать — не строить. Особенно если на месте «сломанного» один из «жирных котов» собирается возвести нечто впечатляющее. Тут и деньжат по легкому срубить проще, чем, простите, пукнуть.

В заключение позволю себе небольшую цитату из письма теперь уже бывшего исполняющего обязанности председателя Одесской облгосадминистрации Бориса Звягинцева: «Памятник

В. И. Ленину на площади Куликово поле… принят под охрану государства решением облисполкома от 27 июня 1971 года (№381), как памятник монументального искусства местного значения. Согласно ст. 22 Закона Украины «Об охране памятников культурного наследия», памятники запрещается сносить, изменять, перемещать в другие места. Перемещение памятника на другое место допускается, как исключение, в случаях, когда невозможно сберечь памятник на установленном месте, при условии проведения комплекса научных исследований с изучением и фиксацией памятника. В данный момент памятник В. И. Ленину пребывает в удовлетворительном состоянии. Он является важной композиционной доминантой в объемно-пространственной композиции центральной административной площади города Одессы и символизирует собой значительный период истории нашей страны. Кроме того, перемещение памятника может привести к обострению социального напряжения в городе. Областная государственная администрация считает демонтаж и последующее перемещение памятнику В. И. Ленину нецелесообразным».

Как на это письмо отреагировал Гурвиц, мы знаем.

Ночной штурм на Куликовом поле… Массовое избиение демонстрантов… Грузовики, на скорости въезжающие в толпу… Остервенелые молодчики с «зэковскими» наколками на руках… Милицейские мигалки… Кареты «скорой помощи»… Кровь…

Что ж, мы сеяли ветер и пожинаем бурю. Думаю, это справедливо.

P. S.

Помню, в годы так называемого «застоя» ходила в народе такая присказка-загадка: «Это что за большевик лезет к нам на броневик? Он большую кепку носит, букву «р» не произносит. В обращении простой. Догадайся, кто такой?» Тогда, каюсь, я думал, что речь идет о Ленине. Простите, Владимир Ильич! Теперь-то я знаю, кто имелся в виду. Гурвиц. Только вместо: «Он большую кепку носит…», очевидно, следует читать: «Он здесь памятники сносит». И все становится на место.

Автор: Сергей Раздольнов