Газета «Наше Дело»
Газета «Наше Дело»
г. Одесса, ул. Б. Арнаутская, 72/74, каб. 1201.
Телефон: (048) 777–09–56

Дела разумные

Елена Бондаренко: Единственный «украинский прорыв» — это прорыв в инфляции и ценах

На днях сразу в двух городах Донецкой области — в Родинском и Новогродовке — прошли дни Партии регионов, представители которой приехали не только агитировать за своих кандидатов в мэры на досрочных выборах в этих населенных пунктах, но и пообщаться с избирателями на самые актуальные темы, волнующие их сегодня

По словам народных депутатов от ПР, темы эти в целом сегодня одинаковы не только для Донетчины, но и для всей Украины в целом: людей волнуют проблемы в ЖКХ, развитие городской инфраструктуры, ситуация с инфляцией, неспокойное положение дел в украинском политикуме, что может отразиться и на жизни Донецкой области в частности...

Каким, по мнению Партии регионов, может быть выход из этих проблем? Какие прогнозы она может дать в плане развития экономической ситуации в стране и возможного назначения досрочных выборов в парламенте Украины? Какие инициативы регионалы намерена внести в вопросы развития местного самоуправления и борьбы с инфляцией? На эти и другие вопросы журналистам ответили народные депутаты Украины Елена Бондаренко и Владислав Лукьянов.

— Елена Анатольевна, насколько эффективными были визиты представителей Партии регионов в Новогродовку и Родинское?

Елена Бондаренко: — Вообще, мы общаемся с людьми каждый день, и знаем, о чем нас будут спрашивать. Другое дело, что просматривается систематичность вопросов — людей волнует одно и то же, и они задают одни и те же вопросы: цены на рынках, состояние жилищно-коммунального хозяйства, городской инфраструктуры. Это значит, что фактически это правительство ни с одной из проблем не справилось. И нет из перечня тех вопросов, которые были год назад, какой-то новой проблемы — остались практически все старые проблемы, только в каком-то более углубленном, усугубленном состоянии. Был очень интересный вопрос, когда спросили, что не сделало правительство. Вот легче, наверное, было бы спросить, что сделало — те же дороги, те же лифты... Единственный «украинский прорыв», который нам продемонстрировало правительство, — это прорыв в инфляции, в ценах.

— По словам жителей Новогродовки, у Партии регионов в этом городе целых три кандидата от ПР. Как так получилось?

Елена Бондаренко: — У нас один кандидат!

Владислав Лукьянов: — Кандидат от Партии регионов один. Но, учитывая, что большинство активных людей находится в Партии регионов — в том числе тех, которые не смогли умерить амбиции и принять общее решение, — им было предложено сесть за стол переговоров, найти общее решение и работать на благо города Новогродовки. Важно, чтобы мы не потеряли этих людей. Но если вопрос становится принципиально, то, конечно, последствия могут быть какими угодно — вплоть до исключения. Речь не идет о том, что они обязательно будут исключены. Но если они будут выступать против действующего кандидата и вести себя активно — не только в свою пользу, но и против него на финишной прямой, — то мы можем ставить вопрос об их исключении. А реально мы сегодня предложили бы им войти в команду: одному из кандидатов могли бы предложить работать либо заместителем городского головы, либо секретарем совета, а второму также нашли место в городской команде, чтобы это было на пользу всем жителям города.

— Какую поддержку вы гарантируете вашим кандидатам на пост городского головы?

Елена Бондаренко: — При формировании бюджета, как правило, народные депутаты принимают заявки от городов. Как правило, инициаторами таких заявок являются мэры и профильные замы, и в данном случае при работе с бюджетом на текущий год, если есть изменения, и на следующий год, каждый из депутатов, который курирует ту или иную область, как правило, отстаивает в бюджетном комитете те или иные заявки.

— Вопрос о ЖКХ. На днях энергокомиссия приняла решение, что, если до конца месяца не будет 100¬процентного расчета за воду, то в соответствии с протоколом, подписанным областью, в регионе будут отключения холодной воды. Наиболее явная угроза — у Донецка и Макеевки. Партия регионов высказывала свою позицию относительно отключения горячей воды в Донецке, будет ли она делать то же самое сейчас?

Елена Бондаренко: — Мы уже высказывали свою позицию: мы знаем, откуда ноги растут. В данном случае это решение правительства носит исключительно политический характер. Это месть за несогласие. На прошлой неделе было принято два очень ярких, очень спорных, с точки зрения другой части Украины, решения — это вопрос по языку в образовательной системе в городе и вопрос по отношению к вступлению или невступлению в военный блок НАТО. Очень странным и подозрительным выглядит совпадение, что буквально через день правительство принимает решение отключить город и область от горячего водоснабжения, зная прекрасно, что это самая густонаселенная область, зная прекрасно, что, даже если наши жители долгов накопят меньше, чем жители любых других, в общем удельном весе эти долги будут превышать любые другие области, потому что здесь живет десятая часть населения. Поэтому в данном случае политическое лицемерие прикрывают какими-то экономическими эфемерными фактами. В данный момент в Донецкой области не больше и не меньше в удельном весе на каждого человека долгов, чем по всей Украине. Поэтому говорить о том, что Донецкая область отличается чем-то в плане неоплаты коммунальных услуг, — это просто курам на смех: это полное незнание экономической ситуации в стране, что, в принципе, демонстрирует правительство каждый день.

— То есть позиция по холодной воде у вас будет такая же, как и по горячей?

Елена Бондаренко: — Такая же. Прежняя.

— Какие процессы инициирует Партия регионов по развитию местного самоуправления?

Владислав Лукьянов: — Подготовлены новые законопроекты по местному самоуправлению. Почему затрудняется решение этого вопроса? На сегодняшний день вопрос стоит в Конституции, и Партия регионов — и в прошлом созыве, и сейчас мы на этом настаиваем — требует, чтобы были созданы исполкомы областных и районных советов, чтобы не было такого, что глав районных, областных администраций назначают сверху, и эти люди абсолютно оторваны от региона и не работают на него и на людей, которые никак не могут влиять на местную власть. Поэтому для того, чтобы увеличить роль местного самоуправления, мы инициировали еще в прошлом созыве рассмотрение этих поправок к Конституции. Конституционный суд вынес вердикт, что эти поправки не противоречат самому духу Конституции, но, к сожалению, изменившаяся политическая ситуация не позволила имплементировать эти решения в Конституцию.

Елена Бондаренко: — Мы уже говорили в Родинском, что наши коллеги Лавринович, Лукаш и группа других депутатов-правовиков разработали новый проект Конституции, который Партия регионов будет предлагать на рассмотрение парламенту. Так вот, в данном случае там реализована часть наших обязательств по усилению роли местного самоуправления. Местное самоуправление — первое: должно быть самодостаточным, второе: финансово обеспеченным, третье: независимым в принятии своих решений, которые не противоречат законодательству Украины. В данном случае мы наблюдаем все наоборот: бюджет формируется сверху донизу, самостоятельности никакой, полномочия крохотные, обязательства огромные, денег вообще нет. Есть города, регионы-доноры, которые почему-то вынуждены отдавать львиную долю заработанного в центр на национальные программы. Должно быть совершенно наоборот: 70-80% заработанных денег — здесь, а 20% — на национальные программы. Вот тогда только те регионы, которые не способны сами себя обеспечить, будут ценить ту поддержку, которая будет исходить из консолидированного бюджета. Конечно, бюджет выравнивания должен быть. Никто не собирается те регионы, которые не способны сами себя содержать, бросать на произвол судьбы. В данном случае им будет оказана помощь, но по мере того, как другие регионы способны будут закрыть и свои нужды в том числе. Не должен Киев решать, сколько пирожков печь где-нибудь на улице Артема в Донецке, сколько в этом году крыш на школах отремонтировать и сколько вообще детских садов открыть или закрыть. Это все должна решать громада, территориальная община — то есть те люди, которые здесь находятся и управляют. Естественно, не должно быть какой-либо кадровой зависимости тех людей, которые представляют местную власть (а это губернаторы, председатели местных администраций).

— На днях Юрий Луценко продолжил свою информационную войну против президента и заявил, что то, что с ним происходит, — это месть за дело Колесникова. Как Вы можете это прокомментировать?

Елена Бондаренко: — Это очень смешно, поскольку господин Луценко является представителем, назначенцем и выдвиженцем правящей коалиции, и в данном случае очень смешно от представителя власти слышать о какой-то мести. Человек находится при полномочиях, у власти, и в данном случае говорить о какой-то политической расправе, находясь у руля такого ведомства, как Министерство внутренних дел... Это жалкая попытка свое мелкое жульничество прикрыть какой-то политической ширмой.

— Возможны ли на Украине перевыборы в Верховную Раду или создание широкой коалиции, которая включит Партию регионов?

Елена Бондаренко: — Возможно все. На самом деле это гадание на кофейной гуще. В данной политической ситуации как мы зависим от наших политических оппонентов, от их позиции, так и они зависят от нашей позиции. Если говорить совсем честно, то, скорее всего, если перевыборы и будут, они будут следующей весной. Осенью — это большие риски. И президент это понимает. Я думаю, даже БЮТ это понимает. Потому, что осенние выборы — это значит сразу же: бюджетный процесс провален, переговоры по газу провалены — точно так же, как было в 2007 году. Поэтому я думаю, что, скорее всего, если и будут объявлены досрочные выборы, они будут объявлены на весну.

— А что касается широкой коалиции?..

Елена Бондаренко: — А вы знаете, может, она и не столько нужна стране? Очень сложно нести ответственность за непоследовательных партнеров. Вот в данном случае мы не видим, чтобы «Наша Украина — Народная самооборона» могла образовать какой-то последовательный, прочный союз с Партией регионов. Сложно сказать, насколько вообще они нам нужны. Да, мы им нужны. А насколько они нам нужны — тут вообще большой вопрос.

— А есть вообще силы или политики, которых вы готовы взять в команду?

Елена Бондаренко: — Есть часть, разумная, «Нашей Украины». Если бы возможно было привлечь на свою сторону и работать именно с частью, мы бы работали с частью команды. Точно так же, как есть небольшая часть в БЮТ — те люди, с которыми можно работать. Но, к сожалению, почему-то именно эти люди в правительство не попали, они сидят сейчас в парламенте.

— А Литвин?

Елена Бондаренко: — Ну, Литвин — это тоже ситуативный партнер. Он будет с сильными, вот посмотрите. Кто сильнее, там и он.

— А вы вели переговоры с теми людьми, которых назвали?

Елена Бондаренко: — Переговоры ведутся, как правило, с руководителями фракции. Что касается переговоров с отдельными людьми, то в условиях оппозиционности это делать достаточно сложно. Вот если бы сейчас предположить такую ситуацию, что, если бы прошли выборы и у нас было большинство, для наращивания политических мускулов можно было бы вести переговоры. Потому что не секрет: любая политическая сила стремится к увеличению своего политического веса и кадрового потенциала. И в данном случае те обвинения или, скажем так, горечь, которую испытывает наш избиратель от того, что мы не можем выполнить часть своих обязательств — в частности, по русскому языку, — зависит ведь не от нас — нужно 300 голосов. Нас много, мы самая крупная фракция. Но нас недостаточно. Это нужно понимать.

— Будет ли какая официальная реакция Партии регионов на заявление Львовского облсовета об отмене празднования 9 Мая?

Елена Бондаренко: — Я думаю, что слишком много чести мы сделаем Львовскому областному совету, если мы будем на каждую чушь отвечать. Вы помните, что у них была масса таких дурацких инициатив, и в том числе они пытались запретить Партию регионов. Поэтому отвечать на действия совсем политически незрелых депутатов — это становиться на одну планку с ними.

Владислав Лукьянов: — Это ситуация — «Слон и моська».

— Каков ваш прогноз: что будет с инфляцией? Что будет с долларом?

Владислав Лукьянов: — Можно сказать коротко: инфляция будет достаточно высокой. Инфляция имеет свою структуру. Есть инфляция внутренняя, есть инфляция внешняя, так называемая, импортируемая — в первую очередь, в нее входит рост цен на энергоносители. Все свидетели: рост на международных торгах до 127 долларов за баррель и на российские энергоносители — до 122-125 долларов. Поскольку цена на газ рассчитывается согласно Энергетической хартии в привязке к ценам на другие энергоносители, в частности, на нефть, то понятно, что и объективные факторы роста цен на газ присутствуют. Второй момент — субъективные факторы роста цены — когда правительство и министерство иностранных дел практически плюют в сторону России, принимая недружественные акты. Партия регионов осуждает эти шаги, понимая, что это не на пользу дружбе украинского и российского народов. После этого возникают заявления Лужкова, и конфликт идет по спирали, что, в общем-то, нашим оппонентам — действующей коалиции — и нужно. Вот такие субъективные моменты тоже влияют на рост цены на газ.

Для того чтобы бороться с этими факторами, правительство должно иметь программу: формировать запас госрезерва и газа в газовых хранилищах, обеспечивать запасы нефти, топлива для того, чтобы хотя бы за счет колебаний спекулянтов избежать скачков, сделать эти изменения плавными и дать возможность предпринимателям и крупному бизнесу отреагировать на эти моменты.

Что касается внутренней инфляции, то она образована на 90% ошибочными, неквалифицированными, непрофессиональными действиями правительства. Когда на рынок в основном потребительских товаров, продовольственных товаров, в котором не увеличивается товарное предложение, вбрасывается избыточная денежная масса — и зная, что существует не обеспеченный платежеспособностью спрос, добавить платежеспособности — то экономическое уравнение приходит к равенству путем увеличения цен на товары. Тогда количество товаров остается прежним, а цена на них увеличивается за счет роста денежной массы. Вот то, что сделало правительство Тимошенко. Усугубило же ситуацию то, что деньги, которые были дополнительно вброшены в экономику без обеспечения, были вброшены в один узкий сегмент, потому что в первую очередь отстоять большие очереди в Сбербанке смогли лишь люди, у которых остро чувствовалась необходимость в получении средств для решения в первую очередь продовольственных проблем и проблемы в спектре не инвестиционном, а именно в спектре товаров народного потребления. Поэтому спрос был сконцентрирован именно на продовольственной корзине и на товарах народного потребления. Поэтому инфляция превзошла все прогнозные показатели, хотя мы сразу говорили, что с тем уровнем инфляции, который идет, мы сегодня выходим на 30% годовой инфляции. Если сегодня принять за среднюю зарплату 1000 гривень (а многие получают больше), то за год с этой тысячи многие потеряют 3-4 тыс. гривень. Мы предлагали правительству Тимошенко не поступать таким образом, а сделать инвестиции в развитие товаров народного потребления, продовольственных товаров, сначала увеличить объем предложения и потом соответственно ему увеличить денежную массу и пропорционально социальные выплаты. Таким образом, мы бы сохранили стабильность цен — даже можно было бы на какие-то цены в силу сезонного характера сельского хозяйства повлиять с понижением и в целом инфляцию понизить. А с другой стороны мы реально улучшили бы жизнь гражданам Украины.

Автор: Анна Хрипункова, КИД