Газета «Наше Дело»
Газета «Наше Дело»
г. Одесса, ул. Б. Арнаутская, 72/74, каб. 1201.
Телефон: (048) 777–09–56

Оранжевые клоуны

Сумма психоЛОГий

Что такое: и умные, и красивые, и геополитики — пробы ставить негде. А вот поди ж ты: облом за обломом. Может, с механизмами власти что-то не то? Политики решили копнуть поглубже. И нарыли.

Надеялись взглянуть в человеческое лицо власти, а повылазили та-а-акие...хм-хм...организмы, что только держись! Зато понятно, отчего это у нас (в смысле — на Украине) ну никак пресловутый консенсус не находится.

Во многоГЛАВости угла

Женщины — сложные натуры. Фантазировать любят. И изделия замысловатые получаются. Вот, к примеру, президент. Все ясно как Божий день: урны — ЦИК — гарант. Так нет же! На роль творца вторично и публично за последние две недели заявила свои претензии Юлия Тимошенко: «Демократический президент, которого весь народ... в том числе и я, практически на руках внесли на пост президента». А теперь премьер жалуется на сложности.

Подзабыла она библейские сказания. Саваоф не просто создал Адама, а в рай поместил, женщину сотворил. Чего еще надо?! Живи и радуйся. А ведь, поди ж ты, взбунтовался неблагодарный! Правда, ныне Адам искушаем вовсе не Евой, взывающей к справедливости, а змием-тезкой. Напрямую. Через Еву не срабатывает.

Где искать змия, выяснил Юрий Луценко. Оказалось, далеко ходить не надо: «Виктор Иванович (Балога. — авт.) живет в голове Виктора Андреевича». Вот так вот. Двухголовый у нас глава государства, оказывается. Стра-а-а-шно?

Ничуть. В России даже гербовый орел о двух головах. И ничего, мирят. Владимир Путин, правда, не скрывает удивления. Как так, был президентом, и тут — бац! — премьер: «То, что я возглавил правительство, это, конечно любопытный факт нашей политической истории». Но тут же уточняет, мол, «последнее слово за президентом». А президент — Дмитрий Медведев. Это если кто забыл.

Но мы круче России! У них все-таки по одной голове на ветку власти (пусть и формально), а у нас не только президент, но и Кабмин многоголовый. Сей факт установил вице-премьер Григорий Немыря и заметно приуныл: «Если оставить так, как есть, то двухголовое или трехголовое правительство или правление — это дорога к дестабилизации, что подрывает европейскую перспективу». Еще бы! Европа только-только избавилась от фобий перед чернобыльскими монстрами, как вдруг в нее стремится государство с такими органами. Хотя почему бы и нет? Одна голова — хорошо, а две и более — еще лучше.

УзловЯЗь

Ибо для политика главное — язык. Как утешил Григория Немырю вхожий в европейские кулуары и коридоры спикер Арсений Яценюк, «это входной билет для цивилизованного человека, и это необходимо, чтобы достойно представлять страну, поднять ее позиции на несколько ступеней вверх».

Однако как тут поднимешь страну языком, если один советует «давно пора было бы закрыть рот и не разрушать то, за что я (Юрий Луценко. — авт.) 8 месяцев вкалывал по всей Украине», а другой (Виктор Балога. — авт.) упрекает в использовании «имени В. Ющенко для усиления громкости своих словесных потоков». И добавляет: «Это обычное мошенничество». Затыкание ртов какое-то!

Те, кто умудрился обскакать законы физики и усилить громкость «словесных потоков» великим именем, хранят свое изобретение в глубокой тайне. Иначе коалиция точно распадется, овладей кто-то со стороны столь грозным оружием, ведь она, как установил другой исследователь, Ярослав Мендусь, — всего-навсего «семья, в которой муж с женой живут порознь». А когда встретятся — такого наговорят!

От греха подальше специалист по ртам Юрий Луценко советует: «Поэтому пусть открывает рот тогда, когда идет к людям и нуждается в поддержке, а не когда пытается отменить народное волеизъявление». И тогда «я думаю, что она будет существовать... Сейчас продолжается сосуществование», — обнадежил Юрий Ехануров.

Блажь за разУМ

Увы, увы...Где много голов и зашиты рты — едут умы. Что характерно, не всегда в ту сторону, в какую хочется мозгам. От этого бывает размножение личностей в одном отдельно взятом политическом организме. А уж тогда не жди покоя! Индивидуумы на то и есть, чтобы заниматься плюрализмом, главным образом, между собой. Первый президент Украины Леонид Кравчук, можно сказать, крестный папа современного политикума, не перестает на него дивиться: «Война, которая происходит на Украине, — это борьба не столько между властью и оппозицией, сколько непосредственно самой власти». Нанайские мальчики отдыхают! Дедуля Фрейд накопал бы на родных (нам!) Печерских олимпах и эдипов комплекс, и кучу всякого-разного. Но Фрейд усоп, так что приходится своими силами...

Оппозиционер Василий Горбаль предположил, что правящие круги терзает зловредный вирус, зараза, иными словами: «Конфликт между Секретариатом президента и правительством является внутрикоалиционным, а не занесенным со стороны, в том числе оппозиционной». Причем таки да, власти созданы довольно комфортные условия, поскольку «возможно, даже мягче, нежели надо было бы быть».

Не-е-ет, не в вирусе дело, а в тонкой душевной организации украинских политиков. Не будь ее — не было бы так весело и интересно жить «у ций краини». Впрочем, иногда становится смешно до слез. Анатолию Гриценко, например, стало жутко невесело, ибо «только самоубийцы, которые относят себя к политической элите и занимают высшие ступени нашей государственной власти, могли совершить такой государственный суицид». Ах, так вот почему во власти не появляются новые персоны! Мягко говоря, им там, среди самоубийц, будет неуютно.

Нет, успокаивает Виктор Балога, наблюдающий власть изнутри (президентской головы), во всем виновато специфическое время года: «Я сильно удивляюсь, что весна так зацепила душевное состояние Юрия Луценко». Министр внутренних дел заподозрил Банковую в литературном творчестве — его и поправили, мол, Муза покинула пенаты и «уже два года не готовят никаких сценариев». Хотя один сценарий все-таки есть. Тот, который является «продуктом беспокойных фантазий» Юрия Луценко. Музой в данном случае выступила, скорее всего, Генпрокуратура. Остается надеяться, что с наступлением лета нервы поутихнут. До осени.

Пока же внутривластная борьба доводит до белого каления даже оппозицию. Ей бы оставаться сторонним наблюдателем, так нет же — за державу обидно. Александр Лавринович возопил к правящей коалиции «не мучить себя и Украину». Напрасные мечты. Они ведь там сплошь самоубийцы. Более того, возникает вопрос, уж не призраки ли там обосновались. Виктор Янукович справедливо полагает, что соприкосновение с реальностью (киевские выборы. — авт.) «покачнет коалицию, которая в настоящее время является условной». Да тут дуновения ветерка достаточно! Опытный законник, министр юстиции оппозиционного правительства (каковое в многоглавости пока никто не заподозрил) Александр Лавринович взял себя в руки и перевел эмоции в привычные термины: «После того, как они объявят себя недееспособными,... нужно будет принимать решение». Долго ли ждать, пока «они объявят себя недееспособными», Александр Лавринович предсказывать не стал. И правильно. Сами они ни в жисть не признаются. Лидер не позволит.

Сюру — бой!

Виктор Ющенко недельку начал за упокой, а закончил за здравие. Из-за океана главная недостача в родной стране (в смысле — для полного счастья) выглядела так: «Очень важно, чтобы Канада высказалась четко и ясно, что Голодомор является геноцидом украинского народа».

Добившись желаемого, глава государства посчитал, что воистину сделал для Украины все, что мог. Но не тут-то было! Родные политики не могли оставить гаранта Конституции в неведении. Прямиком у взлетно-посадочной полосы Виктора Андреевича перехватила Юлия Владимировна, ранее грезившая о свиданиях с губернаторами в дуплах и на конспиративных квартирах. Действительность превзошла все ее смелые мечты: вместо некомфортного дупла — мягкий салон авто, вместо губернатора — сам президент. Сверзшись с небес, Виктор Ющенко был, видимо, особо благодушен, потому что общение двухголового гаранта Конституции с руководителем многолового Кабмина протекало не без приятности. Во всяком случае, Юлия Тимошенко осталась довольна: «Очень комфортно проехали». Однако не настолько, чтобы по первому слову главы государства терять голову (пусть и одну из многих), иными словами, подавать в отставку: «Я не фан президента, я больше вижу, чем вы». Что именно узрела просветленным взором премьер, она предпочла не уточнять, все-таки должна во власти быть какая-то загадка.

Загадка просуществовала недолго. Обработав информацию, Виктор Андреевич вдруг принял радикальное решение: развеять мифы и вернуть всех в действительность. И, кстати, «напомнить, что досрочных парламентских выборов не будет, напомнить, что мы живем не в сюрреализме, а прикладной ежедневной жизнью». Эти бы слова выбить в граните и вывесить над главным входом величественного здания на Банковой. А еще лучше — вышить на президентском штандарте золотыми буквами. Пока решимость не иссякла.

Сюру — бой? Бой! Сказано — сделано. Начать с богов, каковым в объективной реальности не место. Причем пусть сами ...того...осознают и освободят место(а). Однако же, Виктор Ющенко — человек. И ничто сюрреалистичное ему не чуждо: «Жаль, что боги сходят с пьедестала». Ничего, ничего. Одному на пьедестале, разумеется, не слишком весело, но во власть идут не для удовольствия личного, а для удовольствия всех и вся. Такая у богов работенка. Приходится терпеть. Чувства, правда, не всегда удается скрыть. Против Господа бунтовал падший ангел. Виктора Ющенко огорчило все то же правительство: «Обращу внимание на корень «исполнительная», от слова власть, которая «исполняет». Спокойно, но категорически прошу и умоляю: прекратить болтовню и прожить один день без телевидения и камер».

Ох, и круто гайки президент заворачивает! Премьеру было о чем поразмыслить: «В таком конгломерате я даже на полшага не могу ничего менять». «Давайте помнить, что страна — это не серия постоянных выборов», — парировал президент.

А что же она такое?

Пощечина в пух и ПрАХ

Вопрос, конечно, философский. Виктор Андреевич с его тяготением к реализму вряд ли нашел бы ответ. А вот Арсений Яценюк взял да и отыскал. Истина на поверхности: «Основное в стране — это ее люди, а у людей, кроме порядочности и доброты, их знания».

А еще если и умения не занимать — такие люди ценятся в «креслах». Посадочных. В смысле — должностных.

Ходить далеко не надо — киевский мэр, например. У него «везде все выходило». Даже, как уверяет его верная соратница Ирэна Кильчицкая, воздать Юрию Луценко за драку в Секретариате, нанести «сокрушающий удар», который «даже не в лицо, это удар в то место, каким обычно гордятся мужчины». А поскольку Луценко мужчина, то «этот удар сравнял с землей ...и его политическую силу», не говоря уже о ейном лидере.

А президент не устает призывать к гармонии, коей Киев должен явить пример стране и миру. После столь мастерского «отбоя» Луценко остальные мужчины побоятся за «места, которыми гордятся». Так что проблем не будет. Вот разве что с дамами....

Удастся ли — вот вопрос. Сам Леонид Черновецкий успел выказать опасения по поводу отношений с представительницей слабого пола, могущей войти с ним в альянс: «Бегать к ней туда в кабинет каждый раз и спрашивать, как решать вопросы...» Доля подкаблучника пугает непобедимого киевского голову, да так, что ему уже рисуются непростые будни: «Мне нужно посоветоваться, а посоветоваться не с кем во фракции, потому что сюда придут люди, которые по телефону будут получать указания, как мне устроить очередную гадость».

И напоследок — о погоде

Мужские разборы, безусловно, проще. Вот Валерий Гелетей и Нестор Шуфрич: пришли на поединок — и не побились. Хоть бы по синячку поставили. Тяга к гармонии перевесила. Да и измотали друг дружку в словесных баталиях. Две недели от угроз кровь стыла в жилах. «Самый слабый из наших бойцов ему уши надерет», — давил на психику Гелетей. Нестор Шуфрич, однако, желал сразиться не с «самым слабым из бойцов», а с их предводителем, и в долгу не остался: «Пусть наберется смелости, не прикрывается своими подчиненными, натянет перчатки, засунет себе в рот капу, подденет памперс и выходит на поединок». И органы слуха в обиду не дал: «По поводу моих ушей, я предлагаю Гелетею, перед тем, как бахвалиться, вспомнить историю греческого города Лаконии. Я отвечу ему одним словом: «Если...».

Пока Валерий Гелетей вспоминал историю города Лаконии, в Нацбанке воскрешали в памяти недалекое прошлое гривни. Владимир Стельмах — за взросление нацвалюты: «Экономически неоправданно давать какие-то коридоры. Уже прошел этот период детства и юношества». Оно и верно: не все же в детстве золотом пребывать да на резерве золотовалютном нежиться. Пора, пора в бурную жизнь.

А она «каждый день меняется. Даже погода меняется — вчера была дождливой, а сегодня солнечно. Так же и в развитии экономики бывают определенные дисбалансы. Поэтому, безусловно, из дня в день может быть колебание курса», — заметил Владимир Стельмах.

* * *

Как будет меняться погода и что на это скажут наши политики — узнаем. Кто слушает — услышит.

Автор: Лилия Брудницкая