Газета «Наше Дело»
Газета «Наше Дело»
г. Одесса, ул. Б. Арнаутская, 72/74, каб. 1201.
Телефон: (048) 777–09–56

Дела грустные

Тучи над Севастополем

Жаркие дни лета грозят стать еще жарче: Украина всерьез намерена защищать свои исконные земли — Крым. Интересно, от кого? И для кого?

«Положите ж теперь, что Крым Ваш и что нету уже сей бородавки на носу — вот вдруг положение границ прекрасное... Приобретение Крыма ни усилить, ни обогатить Россию не может, а только покой доставит...»

Светлейший князь Потемкин (позже — Таврический) — Екатерине II (позже — Великой)

Вопросы далеко не праздные, учитывая недавний уверенный «пролет» НАТОфилов с присоединением страны к Программе по достижению членства в Альянсе (ПДЧ). Причем камнем преткновения снова стал Черноморский флот, сохранивший свою базу в Севастополе согласно «Большому» договору РФ и Украины от 1997 года. Сегодня мы не будем рыться в старинных манускриптах, пытаясь определить, кто исконный хозяин этого города в частности и полуострова в целом с точки зрения истории. Попробуем ответить на вопросы попроще: кому СЕГОДНЯ выгодно, чтобы российский флот ушел из Севастополя?

«Друзья» — далекие и близкие

Вполне очевидно, что в окончательном «освобождении» Крыма заинтересован Дядя Сэм — известный борец за демократию во всем мире, жизненно важные интересы которого далеко распространяются не только за пределы США, но и за пределы Западного полушария. Несмотря на многочисленные заявления, что «холодная война» закончилась, противостояние США — Россия продолжается. Тем более это становится очевидным сейчас, когда после более чем 15-летнего перерыва российский флот вновь вышел в океан.

Не будем преувеличивать значение и боевой потенциал современного Черноморского флота России — он весьма ограничен количественно и состоит в основном из устаревших кораблей. Основным морским театром в регионе (собственно, как и до начала 1990-х) остается Средиземное море, а основными российскими «силами сдерживания» были и остаются атомные подводные лодки с крылатыми ракетами — т.н. «убийцы авианосцев». Однако вряд ли кто-либо сможет отрицать, что Черноморский флот, даже в его нынешнем составе, с главной базой в Севастополе занимает не просто удобное, а стратегически выгодное положение.

Сосредоточение флота практически в центре Черного моря позволяет его силам не только оперативно реагировать на изменение ситуации в различных его районах, но и при необходимости оказывать поддержку в проведении операций в Эгейском и восточной части Средиземного морей. К примеру, добрый старый «звериный оскал социализма» — ракетный крейсер пр. 1164 «Москва» (бывшая «Слава») — не выходя из Черного моря и не особо удаляясь от главной базы, способен нанести ракетный удар по целям, которые находятся в море Средиземном. При этом он может рассчитывать на надежное прикрытие авиации с береговых аэродромов и береговых же ракетных комплексов.

Перенос же главной базы на побережье в районе Новороссийска, помимо чисто технических неудобств, почти вдвое увеличивает время, необходимое для развертывания сил флота на южном и еще больше — на западном направлении и делает практически невозможным применение корабельных ракетных комплексов большой дальности из прибрежных районов. Более того, возникает угроза блокирования сил флота противником, который сможет использовать в качестве баз порты Грузии (Батуми, Сухуми, Поти) и... тот же самый Севастополь — ведь свято место пусто не бывает... Не случайно же с 1995 года US NAVY начал регулярные «прогулки» по Черному морю, а одним из первых американских кораблей, посетивших Севастополь, стал корабль с «грузом» SEALS — боевых пловцов.

А с 1997 года (это год рождения «Большого договора» России с Украиной) в Черное море регулярно наведывается эскадра из STANAFORMED — постоянного дежурного военно-морского соединения НАТО в Средиземном море. Кстати, по своей численности и боевым возможностям эти «гости» раза в два превосходят ВМС Украины — государства, которое номинально является владельцем самой удобной военно-морской базы в регионе.

Впрочем, в удалении Черноморского флота в глухой северо-восточный угол Черного моря заинтересованы не только американцы — соответствующих доброжелателей достаточно и поблизости. Прежде всего это Турция, чей флот, кстати, сегодня занимает первое место среди черноморских государств как по количеству, так и по качеству кораблей. Неслучайно именно Турция еще в 1997 году (снова случайное совпадение?) предложила создать BLACKESEAFOR — постоянное многонациональное военно-морское соединение.

И соединение это было создано на вполне «демократических» началах — с ротацией командования, с равным (количественно) числом кораблей-участников. Вот только о качественном равенстве боевых возможностей кораблей Турции и «плав. единиц» Украины, Румынии, Болгарии и Грузии говорить не приходится. Уже около десяти лет BLACKESEAFOR проводит учения по всему Черному морю. Львиную часть финансирования этих учений (вплоть до заправки топливом «союзников» на обратный путь) несет турецкая сторона. Благотворительность? Отнюдь! Взамен Турция получила вполне легитимное право на постоянное военное присутствие в ранее заповедных для нее уголках Черноморья. Было весьма соблазнительно добавить к этому если и не контроль над Севастополем, то хотя бы «нейтрализацию» его как военно-морской базы, опасно нависающей над выходом из Босфора...

Вряд ли бы стала возражать против удаления россиян из Севастополя и Румыния — страна, обладающая на сегодняшний день вторыми (после Турции) ВМС на театре. Помимо этого, Румыния практически полностью контролирует судоходные потоки на маршрутах Дунай — Черное море, а при необходимости ее речная флотилия может полностью блокировать судоходство в нижнем течении Дуная. Если Турция — негласный «смотрящий» в южной и юго-восточной части Черного моря, то Румыния давно уже не без успеха примеривается к роли «смотрящего» его западной части — пока под эгидой НАТО. Насколько масштабны румынские интересы? Местные СМИ не скрывают, что они простираются от северного берега Дуная до... тех пределов, которые будет позволять обстановка. Впрочем, провинция Транснистрия со столицей в Одессе — это не фантастика, а лишь пример из новейшей истории...

Но что это мы все про друзей да соседей? А как же собственно украинские интересы в «крымском» вопросе?

Украинцы: большие и маленькие

Увы, в этой главе нам неизбежно придется разделить великий украинский народ на две неравные части, ибо интересы их в решении этого вопроса отнюдь не совпадают. Что касается власть предержащих «больших» украинцев, то они естественным образом заинтересованы в отработке заказа своих зарубежных спонсоров. Как следствие — вывод российского флота из Крыма становится для них столь же жизненно важным достижением, сколько и для их кураторов из Госдепа и Пентагона. Для этого хороши все средства и подходят любые поводы — от дележки Керченского пролива с «героической» защитой территориальной неприкосновенности песчаной косы Тузла до захвата маяков и радионавигационных станций на Крымском побережье, производимого под девизом «а що не з’їм, то понадкусюю», ибо средств на содержание навигационного оборудования на театре у украинской стороны нет. Например, эксплуатация каждого из 16 черноморских маяков, по оценкам главного штаба ВМС России, обходится от 130 до 260 тысяч гривень ежегодно.

Вряд ли наши ура-патриоты всерьез намереваются действительно брать на себя ответственность за обеспечение безопасности мореплавания в Черном море — как впрочем, и безопасности региона в широком смысле слова. Главное — любой ценой ослабить Россию и, по возможности, заработать на этом капитал, и не только политический. Начало этому процессу было положено еще в середине 1990-х при разделе Черноморского флота: корабельный состав отпочковавшихся от него военно-морских сил Украины с тех пор все уменьшается, зато растет количество «национально-свідомих» морских офицеров c большими звездами. В результате на 18-м году независимости по своим боевым возможностям весь украинский «флот» уступает румынской бригаде береговой охраны, зато таки удалось ослабить «клятих москалей», а заодно ликвидировать военно-морские базы в Балаклаве, Донузлаве, Феодосии и Черноморском, да и саму Севастопольскую бухту поделить. Несомненно, с патриотической точки зрения, безопасность Крыма от этого только выиграла...

Теперь же, после того как НАТО отказало Украине в присоединении к ПДЧ, нашим «евроинтеграторам» стало просто необходимо быстренько найти страшного врага, спасение от которого можно обрести только в объятиях Альянса. Долго искать не пришлось — страшилкой снова стал Черноморский флот РФ. По словам «Украинской Правды», самого «независимого» и самого «украинского» из электронных СМИ, «...сохранение любой ценой, принудительно или добровольно, присутствия ЧФ в Крыму на неопределенный срок будет означать конец Украины как суверенного государства». Способы же решения этой проблемы предлагаются самые решительные. Например, бывший коммунист и контр-адмирал ВМФ СССР, а позже — «щирий» патриот Украины и первый командующий ВМСУ Борис Кожин считает, что, «если Россия будет продолжать политические игры и не выведет своевременно свои корабли из Севастополя, Украина может на законных основаниях их конфисковать». О том, кто и как именно будет осуществлять процедуру конфискации боевых кораблей, г-н адмирал скромно умалчивает...

Впрочем, не будем столь наивны, полагая, что в деле «освобождения» Крыма «большими» украинцами движет лишь высокая политика, пусть даже и не ими задуманная. Без сомнения, они не выпускают из виду и сугубо материальную сторону дела, а именно — возможность «законной» и «прозрачной» приватизации недвижимого имущества ЧФ и, прежде всего, воистину золотой крымской земли в прибрежной зоне, объектов флотской недвижимости (военные городки, санатории, дома отдыха), береговую инфраструктуру морского транспорта и т.д. Под прикрытием громких фраз о «выводе иностранных баз с территории Украины» (для большинства населения как России, так и Украины под этим подразумевается именно корабельный состав) уже полтора десятка лет идет схватка за передел государственной собственности, которую ловкие чиновники военного и гражданского ведомств Украины ведут в целях личного обогащения.

Что же в результате этой борьбы выиграли украинцы «маленькие»? Приведем только несколько примеров. Первая фаза войны за «инвентаризацию» берегового имущества Черноморского флота в 2005 года повлекла за собой заявление командования ЧФ о прекращении (с января 2006 г.) практики субаренды флотских объектов, то есть украинским предпринимателям, которые ранее организовали бизнес на объектах, арендованных у россиян, пришлось срочно подыскивать для своих предприятий новые места, а их наемным работникам — новых работодателей. По предварительным оценкам, эта «патриотическая» инициатива Киева аукнулась почти 80 тысячам крымчан.

Второй этап — «маячные» войны конца 2006 — начала 2007 гг. — закончился введением Россией полного запрета на поставки из Украины всех видов продукции животноводства. Официальная причина — многочисленные нарушения российского ветеринарного законодательства, а то, что дата введения «свинского» эмбарго дивным образом совпала с кульминацией битвы за черноморские маяки, это так, случайная накладка, не более. О том, сколько потеряли на этом украинские производители мяса и мясопродуктов (а вместе с ними и все участники торговой цепочки — торговые посредники, транспортники и т.п.), официальная украинская статистика предпочитает умалчивать.

И, наконец, на нынешнее оживление намеков о том, что 2017-й год уже не за горами и пора бы уже потихоньку начинать вывод флота из Крыма на Кавказ, Россия ответила обещанием (по самым, конечно же, объективным причинам) в ближайшем будущем удвоить цены на газ. Конечно, «маленькие украинцы» знают, что Украина (теоретически) может обеспечить бытовых потребителей «голубым топливом» собственной добычи, и даже (вопреки всякой логике) склонны верить заверениям пана президента и (особенно!) пани премьер-министерки о том, что простого народа повышение цен на газ не коснется. Но вот как оно будет на практике? Вряд ли «большие» украинцы намерены компенсировать стоимость газа для металлургии и химической промышленности (двух основных дойных коров государственного бюджета) из своего кармана...

Таким образом, отзвуки битвы за Севастополь даже сейчас доносятся до многих «маленьких» украинцев, в том числе и далеко за пределами полуострова. А что же ожидает сам Крым в случае «освобождения» его от российского флота?

Автор: Валерий Зайцев