Газета «Наше Дело»
Газета «Наше Дело»
г. Одесса, ул. Б. Арнаутская, 72/74, каб. 1201.
Телефон: (048) 777–09–56

Колонка редактора

«Великолепная пятерка» и БНУНСарь!

Разумеется, прав Арсений Яценюк. От отпуска, пусть даже совершенно незаслуженного, наши депутаты ни за что не откажутся. И не только потому, что уже закуплены билеты на самолеты, оплачены номера в гостиницах, и кого-то ждут пляжи Турции, а кого-то воды в Трускавце. Но отпуск стал относительно благовидным способом перенести решение всех нынешних проблем на осень. Не то, чтобы хоть у кого-то имелись конструктивные идеи, каким образом осенью можно будет расплести сложно запутанные узлы взаимных противоречий, нет. Это, скорее, надежда на то, что как-нибудь само все распутается: то ли ишак к тому времени, глядишь, сдохнет, то ли эмир…

В любом случае, все осознали: сейчас ничего интересного все равно уже не будет. Ситуация зашла в тупик. Хорошо бы проснуться и обнаружить, что все узлы порублены в капусту, но лично рисковать никто не хочет. Тем более что президент Ющенко, который как раз имеет формальное право рубануть, именно такой развязки не хочет больше всего. Это у «регионов» и БЮТ — риски и сомнения. У Ющенко ни сомнений, ни риска нет. Его ситуация совершенно ясная: в случае досрочных парламентских выборов он проигрывает при любом раскладе. Причин тому множество, но достаточно двух: во-первых, ему не с чем идти на выборы. А во-вторых, и не с кем.

Оушен и его друзья

А год назад все начиналось так красиво — как самый настоящий голливудский блокбастер! Рекламные щиты Блока НУНС произвели тогда впечатление даже на многое повидавшую в отечественной политике гражданственную музу «Новых Граней» лирическую поэтессу Ринату Расцветаеву:

Душевно смотрят отовсюду,
торчат по Украине всей
бигборды в духе Голливуда
про Оушена и друзей.

Какая была кампания! Да и компания старалась выглядеть соответствующе. Такая себе дружная «бригада» отечественной политики. Именно эту «бригадность» и «командность» БНУНС «продавал» тогда избирателям, как главную свою «фишку».

Была это чистая «липа». Ничего не объединяло «команду», кроме маниакального пристрастия Ющенко сваливать в одну кучу всех, кто подвернется под руку — от Владимира Щербаня и Александра Стояна до Славы Стецько и Тараса Черновола. Почему-то именно таким образом выражается стремление к мировой гармонии у почетного вождя БНУНСа, а ранее — НСНУ и Нашей Украины. (Если кто помнит, в 2005 году идефиксом Виктора Андреевича было сколотить к выборам единый мегаблок, куда планировалось вписать вообще всех представителей власти — от тогда еще премьера Юлии Тимошенко до тогда еще спикера Владимира Литвина.)

Вторым объединяющим фактором была относительная, конечно (в смысле, политическая) молодость. Молодость «первой пятерки» БНУНС-2007 тоже была «заманухой» для избирателя, хотя желчный Небоженко тогда еще язвил: «Все-таки речь идет не о говядине…»

«Эх, Петька! Как же нас время-то разбросало», — говорил Фантомасу умирающий Мао Цзе-дун.

Всего лишь через несколько месяцев дороги «друзей Оушена» разошлись. Разбежались в разные стороны со скоростью курьерского поезда.

Терминатор и Пиноккио

«У вас яйца разные. Одно железное, а второе деревянное — сообщает пациенту изумленный врач, и спрашивает: — А дети есть?» «Есть, — отвечает тот. — Двое. Терминатору уже 12, а Пиноккио скоро 8».

«Терминатор» спекся первым. Первый номер избирательного списка БНУНС сменил политическую ориентацию неприлично быстро. Речь не о праздничном визите Луценко в штаб Юлии Тимошенко в избирательную ночь с огромным букетом обезшипленных роз наперевес. Этот марш-бросок оказался неожиданным разве что для Ющенко. Еще по ходу избирательной кампании информированные граждане знали, что параллельно с официальными переговорами между БНУНСом и БЮТ о перспективах сотрудничества в рамках «коалиции демократических сил» Юрий Витальевич параллельно ведет с Юлией Владимировной куда менее афишируемые сепаратные переговоры о своих личных перспективах. Известно было, что как раз именно по этой линии стороны достигли договоренностей куда более конкретных, нежели было оглашено в торжественных, но очень уж формальных декларациях официального коммюнике. Разумеется, каждая из «высоких договаривающихся сторон» имела в виду «развести» компаньона после использования (очень уж сильно они друг друга не любят, и очень давно — еще с 2001 года, со времен «Форума національного порятунку»).

Однако выборы оказались не слишком удачными для БНУНС и особенно неудачными лично для Юрия Витальевича: практически ничего его лидерство не принесло в избирательную копилку Блока. Ничего хорошего ждать от Ющенко и Балоги не приходилось, но зато ситуация сложилась таким образом, что для Тимошенко был прямой резон выполнить достигнутые ранее договоренности, и «Терминатор» помчался за розами, прихватив с собой для солидности и «Пиноккио», то есть второй номер БНУНСа — Вячеслава Кириленко.

Интересный, по-своему, персонаж. Не без литературного изящества запечатленный кандидатом гуманитарных наук Петром Грунским: «Сытый и сонный Славик Кириленко с прической а-ля Григорий Сковорода и невидимой надписью на лбу: «мир ловил меня — и поймал».

«Пиноккио» числился любимцем Виктора Ющенко и считался вхожим в его наиближайший круг (т.н. «рідні люди»). Тем не менее, оказалось совсем нетрудно соблазнить его посулами спикерского кресла, хотя, казалось бы, «уж сколько раз твердили миру…» — из всех, кому Тимошенко это кресло обещала, сел в него лишь Александр Мороз — причем не при помощи Юлии Владимировны, а ценой своей «великої зради»… Но «Пиноккио» — он Пиноккио и есть…

Потом-то, конечно, Кириленко свои ошибки осознал и вымаливал у «тата» прощение… Так с тех пор и мечется. Быть руководителем такого разномастного «збіговиська», как парламентская фракция БНУНС, — это вообще работа крайне неблагодарная. Правда, она дает Пиноккио возможность регулярно мелькать в телевизоре, а он это любит. Но не умеет. Так что политика из него никак не получается…

А что же «Терминатор»? Провал Юрия Луценко, как, впрочем, и его долго продолжавшийся взлет, слишком интересны с научной точки зрения, чтобы заниматься ими походя. Пока отметим лишь гипотезу, что успехи сопутствовали Юрию Витальевичу, пока он «шел против течения». Так было и с последним его удачным начинанием — «Народной Самообороной». Однако года полтора назад герой «поплыл по течению»… и сразу же «поплыл».

Эту гипотезу подтверждает и деятельность Луценко во второй его приход в МВД. Казалось бы, для восстановления рейтинга Юрий Витальевич использовал все свои давние, апробированные приемы, приносившие в недавнем прошлом одни успехи, — от игрищ с ГАИ до «списков Луценко» на киевских выборах. Но в этот раз результатов либо не было вовсе, а чаще они оказывались обратными ожидаемым.

Наша этическая традиция всегда отдавала предпочтение соловью перед павлином, но если «соловей» полтора года фальшивит и вообще свистит невесть что, стоит ли удивляться тому, что киевские избиратели даже «павлину» отдали чуть больше голосов, чем соловью-«Терминатору».

Павлины, говоришь...

Надо сказать, что всерьез к Николаю Катернинчуку не относился никто и никогда. Даже после его победы на выборах в столице. Победы условной, очень и очень относительной (3,47%). Разве что по сравнению с Луценко или, скажем, с блоками Омельченко и Бродского. Глянцевое самолюбование «героя налоговой реформы» всегда воспринималось, как инсталляция, как некий перформанс. Но именно оно, в конечном счете, и обеспечило этот самый пусть скромный, но успех.

Бигборды Катеринчука и его налоговой реформы стали привычной деталью городского пейзажа задолго до любых выборов. И хотя про саму реформу (тем более конкретно про налоговую реформу именно Катеринчука) никто ничего так и не понял, но лицо запомнилось. По принципу: если неделю показывать по телевизору лошадиную задницу, то на третий день ее начнут узнавать на улице. Как оказалось, если показывать полгода, то можно даже провести ее в Киевсовет.

Правда, там все сразу стало и вовсе несерьезно. С перипетиями эксцентрической комедии «похождения фракции Катеринчука в горсовете» ознакомилось, надо полагать, куда больше народу, чем проголосовало за блок. Попытка запереть ненадежных депутатов, сам факт, что депутаты с первого же дня оказались совершенно ненадежными, вызов пожарных, фарс увольнения всей фракции скопом… Кстати, уволили именно тех, кто призывно улыбался с бигбордов под слоганом: «Хотите, чтобы эти люди на вас работали?».

Катеринчук, может быть, и выиграет тяжбу с депутатами собственной фракции Киевсовета, но рассматривать его, как фигуру, на которой можно строить избирательные списки, его не будут еще долго.

Малыш. С Карлсоном и без

Об Арсении Яценюке говорить сложно. Из всей БНУНСовской пятерки он единственный, кто пока не сдал своего почетного шефа. Хотя, с другой стороны, кто он без этого шефа? Киндер-сюрприз оказался «сюрпризом» во многих отношениях. Но в узких рамках нашей темы имеет значение лишь несколько обстоятельств.

Во-первых, хотя Яценюк не стесняется демонстрировать свою лояльность президенту, но делает это все более осторожно. Привязывать себя к этому паровозу он не собирается, поскольку верит в свои политические перспективы и, по всей видимости, совершенно не верит в перспективы Ющенко.

А во-вторых, нынешний киндер-спикер так и не стал реальной самостоятельно значимой политической фигурой — такой, за спиной которой собственный рейтинг, влияние и возможности. Попытки записать Яценюка в «ЕЦ» — это не стремление прицепить к своему поезду пробивной «паровоз», как это предполагалось с Луценко (и, кстати, оказалось ошибкой). Тут, скорей, сошлись два обстоятельства: во-первых, все та же маниакальная страсть Ющенко сгребать всех «в одну кучу» и, во-вторых, более расчетливое стремление Балоги обеспечить своему детищу («ЕЦ»у, естественно, а не Яценюку) поддержку и лояльность действующего председателя Верховной Рады — с полным безразличием к молодости последнего и его надеждам на светлое будущее.

Каша из топора

Вот в этих условиях, когда былые соратники ушли в тень и/или пребывают в полной неопределенности, на сцену рвется последний из «великолепной пятерки» — экс-министр обороны Анатолий С. Гриценко.

Надо сказать, Гриценко не раз и не два пытался уже заявить себя в самостоятельной роли — более того, в роли чрезвычайно перспективного лидера. Предыдущую его попытку не без интереса освещали «Новые Грани». Это было, когда отечественные медиа некритично праздновали победу экс-министра в телевизионной дуэли с пресловутым Константином Затулиным. То есть победы-то как раз никакой не было, но характерно даже не это, а любопытная особенность: воспевая на все голоса остроумие, убедительность, красноречие и прочие достоинства героя, практически все старательно избегали приводить непосредственные цитаты из его выступления. Собственно, поступали они совершенно правильно: буквальное воспроизведение «скалозубовщины» нашего интеллектуала сразу ломало лелеемый имидж.

В этом-то и проблема. Политик Анатолий С. Гриценко — эта своеобразная «каша из топора», для успеха изготовления которой главное — ни в коем случае не допускать серьезного анализа кулинарных свойств топорища, для чего надлежит отвлекать «лохов» рассказами о том, какой этот топор наваристый. Какая это, понимаете, «независимо и неконъюнктурно мыслящая личность, никогда не замеченная в очереди в «сосисочную».

О «сосисочной», о коррупции и о Кредисове надо будет как-нибудь побеседовать отдельно — тем более что Анатолий Степанович очень категорично высказался об этом в своем здоровенном интервью «УП» и совершенно необоснованно счел тему исчерпанной.

Но сейчас в рамках данной статьи нас больше интересует «независимость и неконъюнктурность мысли» этой по-своему и впрямь выдающейся «личности». Боюсь, что мы с коллегами несколько по-разному воспринимаем термины. «Независимость» — это не зависимость ни от кого, а не только от тех политиков и сил, которым мы не симпатизируем.

И никак невозможно всерьез говорить о «неконъюнктурности» экс-министра, который все с той же скалозубовской прямотой ставит себе в заслугу, что без каких бы то ни было законных оснований «реформировал» украинскую армию под стандарты НАТО — вступление куда Гриценко, в отличие от 60% граждан, почему-то считает делом давно уже решенным.

Вот давеча журналистская элита переживала: с чего это Юлия Владимировна Тимошенко так жестко реагировала на очередную солдафонскую благоглупость Анатолия С., когда он (все в том же программном интервью «УП») высказался в том смысле, что, дескать, лучше всего было бы, чтобы Тимошенко вместе с Ющенко и Януковичем отказались от участия в президентских выборах. Рискну предположить, что отнюдь не на Гриценко реагировала так нервозно госпожа премьер. Но в невразумительном плетении его словес послышался ей почему-то (с чего бы, казалось?) каменный, командорский глас Госдепа.

А ведь никто никогда не обзывал Гриценко «шпионом» — как какого-нибудь Зварыча. Нет! Все всегда и уважительно говорили: «агент влияния». Чувствуете разницу! Нет, кто бы там что ни говорил, Анатолий Степанович просто великолепен. По-своему.

Взять, к примеру, легендарную встречу на даче перед отставкой Тимошенко в 2005 году. Оставим пока в стороне «разъяснения», которые Гриценко дал эпизоду в своем интервью и которые сам он, опять же совершенно необоснованно, полагает исчерпывающими. Я вообще не о том. Я о звонке украинского министра обороны в американское посольство. Тут Анатолий Степанович явил себя во всей красе: оказывается, ничего «такого» в этом звонке не было. Потому что «вспомним: в 2002—2004 годах наша власть и наша оппозиция считали абсолютно приемлемым обращаться к дружеским государствам за помощью в урегулировании внутреннего политического кризиса. Два года подряд, в 2002—2003-м, в Варшаве проводились круглые столы при посредничестве президента Квасьневского и высокого представителя Евросоюза Соланы… А осенью 2004-го? Вспомните, в Мариинском дворце Кучма, Янукович, Литвин, Ющенко, Тимошенко, Плющ… — за одним столом с Квасьневским, Соланой, Адамкусом, Грызловым…».

Конечно, логика тут сильно хромает: ведь ни Солане, ни Адамкусу, ни Грызлову или хотя бы Черномырдину в ту ночь не звонили. Только Хербсту. Ну, как сказано, не интеллектуал, нет. Строго говоря, Гриценко вообще не политик. Он функция. Именно в этом качестве он и сохранял свой пост, кропотливо «НАТО»изируя украинскую армию при трех правительствах, в том числе при таком противнике НАТО, как Янукович.

А вы еще спрашиваете: почему так нервно встрепенулась Тимошенко?

Надо сказать, что скалозубы имеют массу своих специфических, лишь им одним присущих и вполне реальных достоинств. Так же, как и топоры. Вот только кашу из них не сваришь, сколько ни старайся и сколько не рассказывай об их «незаангажированности» и «интеллектуальности»… — то есть, простите, об их наваристости.

Автор: Николай Самсонов